Город, которого нет на карте. На голос флейты


Всем привет! Выдалась свободная минутка и ноут под рукой, и я решила не мариновать продолжение до завтра… тем более, это всё равно ещё не конец! Остановились тут, и вот что было дальше:

Рассвет был ленивый, тёмный. Низкие облака цеплялись за зубцы замковых стен. Олег подумал, что если подняться сейчас на башню (в замке на Вороньем мысе она была всего одна), то внизу не будет видно ничего, кроме сплошной серой пелены — то ли моря, то ли неба, то ли плоской занесённой пеплом равнины… и почему-то вспомнилась прошлая зима в Лысогорске, с седьмого этажа тоже порой было видно сплошное туманное море внизу, и хотя наверху сияло солнце, из подъезда выходишь — дождь сеет пополам со снежной крупой…

Виглаф усмехнулся ему с противоположного края двора, словно прочитал его мысли. Надо же, какие глупости в голову лезут. В одних только джинсах и ботинках было холодно, и даже имевшаяся в крови частица огненной магии не особенно помогала — к тому же резерв Олег решил поберечь, кто его знает, когда и на что понадобится. За остаток ночи он успел много о чём подумать, но так ничего умного и не придумал. Мысль о том, что ждёт Яну в случае, если он проиграет поединок, была непереносимой. Хельги, как и обещал, не тревожил его сны, но комплект его воспоминаний присутствовал, и утешительного в них не было ничего.

Откуда-то — не иначе от Хельги — Олег знал, что меч конунга звался Ледяным Зубом. Олегу досталась здоровенная орясина, на фоне изящного конунгова клинка выглядящая сущим бревном.

Олег прикинул вес и переложил меч в левую руку — Хельги, умевший обращаться с мечом, был левшой. Виглаф неспешно двинулся ему навстречу к середине двора, приветственно скалясь, и Олег ждал чего-то вроде церемонного поклона, как в кино, но противник, не переставая улыбаться — теперь уже откровенно злорадно — прыгнул вперёд, одновременно замахиваясь для рубящего удара сверху вниз. Олег сам удивился, как сумел увернуться, с соприкоснувшихся клинков сыпанули искры, по плечу будто кувалдой саданули, и останавливаться на достигнутом Виглаф не собирался, сразу поняв, насколько неопытный ему достался противник.

Лёгкая добыча.

Пару раз длинный меч доставал Олега по боку и левому плечу — и очень скоро пришлось поменять руку, потому что левая вдруг стала плохо слушаться, хотя боли Олег не ощущал. Но у него всегда был высокий болевой порог, и там, где он шипел и ругался от боли, нормальные люди молча теряли сознание. Виглаф играл с ним, как кошка с мышью, кружился, почти танцевал — и всё это под непрекращающийся свист тяжёлого клинка.

Сколько ему лет, интересно, подумал вдруг Олег — двигался Виглаф легко и проворно, и Олег, хотя точно был моложе и совсем неплохо тренирован, чувствовал, что очень скоро собьётся с убийственного ритма и пропустит удар.

Хорошо, что женщинам на поединке присутствовать не разрешалось, и кюна увела Яну куда-то во внутренние покои. Не хотелось бы, чтобы она видела… он всё-таки пропустил удар, и на секунду в глазах потемнело, опомнился он уже стоящим на четвереньках — в последний момент Виглаф повернул меч плашмя и не рассёк Олега пополам, а только оглушил. Нагнулся к нему, ухватил за волосы, приподнимая голову, и ухмыльнулся:
— Я поторопился с выводами: мне достался не худший вариант старшего сына! Его мне ни разу не удалось достать мечом. Если бы не кровь — и законы родства — я оставил бы тебе жизнь, чужак. Рабы всегда нужны. Но сын Виглафа Труннсона, хоть и незаконный, — и в рабстве? — он покачал головой, — Вставай. И пусть приведут твою девку — хочу, чтобы она сразу поняла, что дерзить мне не следует! Вы с Хельги, похоже, любите норовистых… только я и не таких обламывал!

И тут Олег почему-то вспомнил Влада, а ещё — практику в лаборатории с марой на четвёртом курсе. Наверное потому, что именно мару напоминал ему сейчас конунг, пытавшийся вызвать липкий тошнотный страх — вот только боялся Олег не за себя. А ещё он вдруг понял, по какому принципу Крысолов выбирал, кого оставить в этом мире, а кого забрать с собой. Он забрал того, кому досталась в большей степени сущность хюльдры. Хельги не умел исчезать, не умел так ходить по лесу, как Олег — вообще не любил лес, как все тролли и йотуны с начала времён. Они были жителями каменных и ледяных гор, и вынужденные соседствовать с ними деревья уродовали, чтобы сделать похожими на причудливые скульптуры. Олег дёрнул головой, оставив у конунга в руке клок волос, и… пропал с глаз.

Виглаф потрясённо выпрямился — и тут же получил удар в челюсть, такой, что полетел кубарем. Подняться ему Олег уже не позволил — убивать конунга он не собирался, но из строя вывести рассчитывал надолго. Вот чему-чему, а кулаками махать Влад его научил на десять баллов. Столпившиеся во дворе челядинцы и дружинники, по стародавнему обычаю не имевшие права вмешиваться в поединок, потрясённо смотрели, как неведомая сила мотает их жуткого конунга по всему двору, так что в конце концов тот мешком свалился на мёрзлую землю и даже не трепыхнулся, когда у него на спине появился чёткий след грязного ботинка. До вечера как минимум будет не в состоянии предпринимать никакие решительные меры, заключил Олег, и направился прочь со двора, предоставив ошарашенным слугам заботиться о хозяине, как знают.

Яна бежала ему навстречу по внутренней лестнице — конечно, не увидела его и чуть не наградила очередным незабываемым впечатлением ниже пояса, да вовремя сообразила, что за невидимка шарахается по коридорам. Тем более, что он стал видимым, и она горестно охнула, заметив темневшую на коже кровь.

— Ты ранен!
— Царапины, — возразил Олег, — идём скорее!
— Куда?
— Где-то там должны быть покои кюны…
— Зачем тебе…

— Зеркало, — коротко пояснил Олег, — Теория Доджсона, которой мы пытались, но не смогли воспользоваться у Лиха. Кюна красивая женщина, конунг тут главный после богов, должно у них быть хоть одно зеркало? Хоть из полированной меди?

— Ты так и полезешь в зеркало полуголым? Дома тоже зима, вообще-то! Хотя я твой свитер и куртку сложила как раз у кюны… мы с ней довольно мило пообщались, пока… — голос у неё дрогнул, и она не договорила, но Олег понимающе кивнул.

Кюна Янесса в самом деле, как и обещала, дала Яне нож — небольшой бронзовый кинжал, близнец того, что висел на поясе у конунга.

— Конунг… — начала она, и Яна уже в который раз обратила внимание, что кюна старается лишний раз не называть мужа по имени, словно речь шла о крупном хищнике или опасной нежити, — … он не выносит неприбранных длинных волос… одной наложнице голову отсёк… теперь всех заплетаем… жалко… а в косу хорошо прятать нож. И он до волос не дотрагивается, так что не найдёт. Дай ему время увлечься, ну… ох, всё забываю, что ты незамужняя пока…
— Я поняла, о чём ты, — кивнула Яна.
— И бей в глаз, — с болезненной гримасой, но твёрдо посоветовала кюна, — рёбра задержат смертельный удар, а в живот… сразу не убьёшь, а вот он тебя…

— Кто-то уже пытался?
— Многие. Даже я однажды… потому и знаю, что до сердца не так просто добраться.
— И что потом было? — осторожно спросила Яна.
— Что-что… — кюна зябко обхватила себя за плечи, — … родила раньше срока. Спасло только то, что сын — иначе убил бы, конечно.
— Мог взять кормилицу, — мрачно сказала Яна, задумавшись о том, что вообще движет людьми, годами живущими в таких отношениях — в своём мире она подобные семьи тоже встречала.
— Мог, — согласилась кюна, кажется только сейчас об этом подумавшая.
— А Хельги? — осторожно спросила Яна.

— А что Хельги… — вздохнула кюна, — … он не хуже и не лучше всех прочих.
— Но он был в тебя влюблён, я точно знаю!

— Когда дело касается мужчин, ничего нельзя знать точно, — покачала головой кюна, — мне бы только хотелось верить, что твой Хельги был лучше того, которого я знала…
— Он лучше всех на свете, — убеждённо сказала Яна, — и я не хочу говорить о нём в прошедшем времени.
— Конунг убьёт его — как убил многих до него.
— Хельги убил не конунг, — в пространство заметила Яна.
— Нет, — ровно ответила кюна, — но что стала бы делать ты, если бы кто-то при всём народе заявил, что твой ребёнок — не от мужа? Особенно при таком муже, как конунг!

— Плюнула бы в лицо или кинула чем-нибудь тяжёлым, — пожала плечами Яна, — в конце концов, я бы не вышла замуж за такого конунга, который мне не верил бы!
— А меня выдали, и согласия не спросили. И Хельги… он нравился мне — издали, конечно, близко я с ним познакомилась, только когда конунг приехал к моим родичам сватать меня для сына… да, я должна была стать женой Хельги… а потом они в очередной раз расплевались с отцом, и конунг назло решил сам на мне жениться, поскольку как раз незадолго до того схоронил очередную жену, умершую родами. О, у нас в усадьбе много чего рассказывали про конунга! Мне, конечно, было жутко. А потом он сам ко мне пришёл, хотя вообще не полагается жениху перед свадьбой видеться с невестой — пришёл и сказал, знаешь, как само собой разумеющееся — что если я буду упираться или попробую сбежать, то он убьёт всех моих родных и усадьбу спалит… а он может, я и раньше слышала, и потом видела… что мне оставалось? А Хельги… — она вздохнула, словно сдерживая рыдание, — Знаешь, я сама хорошенько не знаю, кто из них отец моего сына — потому что Хельги назло отцу был первым… а на следующий день я стала кюной. У конунга было больше возможностей стать отцом, но Хельги был моложе и… говорили, что он удачлив.

Яна почувствовала, что её тошнит от всей этой истории. Не мир, а выставка моральных чудовищ!

Олежка, Олеженька, где ты, что с тобой? Против воли представился заснеженный замковый двор и алые кляксы крови на белом снегу…
— Я во двор, — сообщила Яна, — ты со мной?
— Нет! — отшатнулась кюна, — Нет, что ты! Я… мне… скоро сын проснётся…

Яна кивнула, и уже на пороге комнаты зачем-то спросила:
— Сколько тебе лет?
— Восемнадцать. Ну, да, а ты что думала? И ты постареешь…
— Я старше тебя, — зачем-то поделилась Яна, — Мне двадцать один.

Она сбегала по блестевшим инеем в свете факелов ступеням, и думала о том, что год назад эта девочка вообще ещё несовершеннолетней была. А замуж за жестокого выродка её выдали, получается, в пятнадцать лет. Леший побери, да что ж это за мир такой! Олег, Олеженька… и тут она налетела на что-то… кого-то, идущего ей навстречу…

Вверх, вверх, вверх, леший, сколько же тут ступенек? Судя по ощущениям, они уже должны были миновать крышу единственной башни и шагать по небу. Олега начал колотить озноб — то ли от ран, хоть и не угрожающих жизни вот так сразу, но глубоких и кровоточащих при каждом движении, то ли от перегоравшего в крови адреналина, то ли просто от холода — ступени были покрыты инеем, ни о каком центральном отоплении сей просвещённый мир не имел понятия, ибо такие вещи изобретаются ни в коем случае не магами, которым довольно щёлкнуть пальцем, и пламя будет плясать хоть на голых камнях… щёлкать пальцами не было ни сил, ни желания.

— Сюда, — Яна с усилием открыла тяжёлую дверь, изнутри вдобавок обитую шкурами, и в коридор вырвался клуб пара и омерзительный мускусный дух, обязательный атрибут здешних высокородных дам.
Комната была освещена только горящим камином, и никаких зеркал в ней не было, зато были свитер и куртка Олега — и самое главное шарф! Потерю драгоценного Яниного подарка он бы переживал всю оставшуюся жизнь.

— Блин… — только сейчас Олег обратил внимание, что весь в крови, джинсы вообще аж мокрые с левой стороны, и свитер пачкать отчаянно не хотелось.

— Царапины, — передразнила Яна, — как только выберемся отсюда куда-нибудь, я тобой всерьёз займусь!
— Ладно, ладно, хоть на хлеб намажь, хоть с кашей съешь, только давай найдём уже зеркало, пока конунг не очухался!
— Так ты его…
— Ещё не хватало! — возмутился Олег, — Я что тебе, маньяк-кровопийца? Морду набил и всё. Хватит с него.

За следующей дверью нашлась заполошно взвизгнувшая при виде полуголого окровавленного мужика служанка, но поскольку магией она не владела, то и вмешиваться ни во что не стала, просто выскочила вон, вереща по-заячьи. Третья дверь вела, видимо, в спальню кюны — мускусный дух там был гуще, к нему прибавилась вонь горелого жира, но света было больше, стояла громоздкая кровать под пыльным балдахином, и рядом — резная колыбелька, в которой стоял щекастый бутуз с голубыми глазищами на пол-лица.

При виде Олега он немедленно заулыбался, как все знакомые и незнакомые детёныши, но улыбался недолго: мать вихрем подлетела к кроватке, схватила мальчишку на руки и шарахнулась в дальний угол.

— Нет, прошу… он ещё дитя… и он не сын конунга! — взмолилась она.
Олег вздохнул: сумасшедшие они тут все, что ли?
— Да мне наплевать, кто чей сын. Зеркало тут есть?

Кюна молча кивнула, глядя на него расширенными от ужаса глазами и указала на терявшуюся в полумраке стену. Помещение было обширным, и свет факелов и масляных светильников доставал не везде. Зеркало — круглое металлическое блюдо довольно причудливо искажавшее реальность — тускло поблёскивало.
— Отлично, нам подойдёт.
Кюна ничего не спросила, и Олег почувствовал себя законченным негодяем. Повернулся к ней.
— Мужа твоего я слегка побил — отлежится. Подумал, что если совсем убью, тебе с мелким хуже будет, правительницы тут у вас не приживаются… а вообще, хочешь, с собой вас заберём? Устроитесь как-нибудь.
Кюна смотрела на него, не мигая, и он понял, что она не согласится — этот мир, жестокий и опасный, был ей привычен, и она не решится променять его на неизвестность. Это не Яна.
— Ясно, — сказал Олег, — ну тогда смотри и запоминай: в случае чего будет хоть запасной выход для тебя с детёнышем… — он порылся в карманах куртки и извлёк карамельку, — Блин, только барбариска… — и протянул её малышу, — Держи!

— С ума сошёл! — не выдержала Яна, — Он же маленький! Потащит в рот и подавится!
— А, точно, — Олег ловко, не вызвав рёва, а только восторженное гуканье, выхватил конфетку у ребёнка и передал матери, — вот, отдашь ему, когда подрастёт…

Кюна только молча кивнула, машинально сжав подарок в кулаке. Она даже не разглядела толком, что это. Олег сгрёб Яну в охапку и встал напротив зеркала, свободной рукой вычертив в воздухе перед отражающей поверхностью перевёрнутую руну дороги. Руна вспыхнула на короткий миг синевой, отразилась в зеркале в правильном написании, затем ещё раз — в перевёрнутом, и снова — в правильном, а потом стена словно растаяла вместе с зеркалом, обернувшись плотным туманом, и Олег шагнул в этот туман, крепко прижимая к себе Яну. Куда бы их ни забросило, всё равно — лишь бы вместе…

Туман был до того плотным, что не было видно кончиков пальцев вытянутой руки. И откуда-то Олегу послышался звук флейты. Мерещится?
— Слышишь? — спросила Яна, тоже напряжённо прислушиваясь, — Музыка…
— Это там, — хотя звуки в тумане распространяются сложным образом, хюльдрэ проще ориентироваться на них, нежели человеку.

Они прошли совсем немного и туман словно бы слегка поредел, и стало видно каменистую тропинку, а затем деревянный настил моста через шумливую речку, каких Олег видел полным-полно на практике в Карелии.
— О, то что надо, — обрадовался он, — штаны пойду выполощу, а то весь в кровище, как вурдалак!
— Холодно, — поёжилась Яна.
— Не рассада, не замёрзну, — отзвался Олег, спускаясь под мост.
Вода была настолько холодная, что казалась обжигающей, но кровь отстирывала отлично.

Олег подумал секунду, и решив, что терять уже нечего, всё равно замёрз, как собака, шагнул с берега на галечное дно. На середине реки вода доходила ему до пояса, он несколько раз окунулся, вконец перестав чувствовать тело, и выбрался на берег. Яна смотрела на него квадратными глазами, так что он даже слегка испугался.
— Что, у меня хвост вырос? Или морда медвежья?
— Нет, — покачала головой Яна, — ну-ка повернись!
Он повернулся, и только тут вспомнил о ранах. Их он тоже не ощущал, словно… скользнув взглядом по боку, он убедился, что никакой раны там не было. И на плече тоже.
— Круто, — сказал Олег, — я стирал штаны в живой воде.
— А если бы знал, что она такая, что, не стал бы стирать?
— Не подкалывай. А на этом берегу теплее!
— Тебе после речной заморозки кажется.
— Не кажется, правда теплее. И вообще… такое ощущение, что здесь не зима, а уже весна. Давай штаны мои высушим? Одному неудобно, держать надо крепко, чтобы не сдуло потоком воздуха…
Одно из главных удобств чистой стихийной магии Воздуха — это возможность сушить одежду быстро и без риска её сжечь. Джинсы высохли за пару минут, и как-то сразу жить веселее стало.

— Слушай, я тут подумал… а ведь эти магические дикари карамелек сроду не ели…
— Чего это? Наверняка из ягод всякие штуки делают! Левашники, хотя бы…
— Да, левашники — это вещь, — согласился Олег, — но я не об этом. Я о том, что как бы наша знакомая кюна не отдала сыну карамельку годам этак к восемнадцати, в качестве волшебного талисмана!
Они посмеялись, поднялись снова к мостику и пошли по ведущей от него вглубь леса дороге.

Лес был странный. Сначала Яна подумала, что это кажется из-за тумана, но потом пригляделась к окружающим кустарникам…
— Олег! — потрясённо выдохнула она, останавливаясь, — Ты посмотри вокруг!

Олег огляделся. Шли они между кустов какой-то гигантской осоки, что в сырой близости реки было не странно (разве что размеры осоки не очень вязались с температурой речной воды), но потом Олег увидел цветы и изумлённо присвистнул: «осока» оказалась громадными подснежниками.
— Нифига себе… это они такие здоровые, или мы такие маленькие?
— Они здоровые, — Яна зачарованно погладила ближайший куст, — если бы мы уменьшились, то одежда и обувь с нас бы свалились. Интересно, тут великаны живут, что ли? И можно ли притащить домой луковку или семечко такого подснежника? И вырастет ли он таким же замечательным?

— И сколько прохожих упадёт в обморок, увидав его? — подхватил Олег, — Зачем тебе гигантский сорняк? А вдруг они весь парк заполонят? Представь, что нам Кира скажет!
— Ну, а что ты предлагаешь? Вурдалачий череп для красоты на забор повесить? — вообще-то идея была привлекательная, только Яна не знала, где достать череп.
— Можно и череп.
— И как его добыть? — заинтересовалась Яна.
— Ну… можно на муравейник положить летом — за пару месяцев обожрут. Можно и выварить, но потом склеивать придётся…
— Я имею в виду, ты что, знаешь, где можно разжиться вурдалачьей башкой?

— Не знаю пока — но они время от времени появляются в окрестностях заповедника — целиком, а не только башки. Мы с Владом одного завалили, когда я только приехал в Лысогорск. Осенью, в смысле, я уже без гипса был.
— А череп?

— А я даже не спрашивал, куда потом тушу дели — я немножко не вписался между вурдалаком и огненным кольцом, вернее, сдуру выставил против огня водяной заслон, и меня здорово ошпарило. Так что следующий месяц я загорал в Лысогорской ЦРБ, а Влад каждый день меня навещал и ругался.

— Ты не маг, а тридцать три несчастья!
— Ты это уже говорила прошлой зимой. Стой! Слушай…

Они остановились и прислушались. Где-то совсем рядом звучала флейта.

Продолжение следует!


Наталья MioO

Ямогу: Рисую макияжи, шью одежду и парики для шарнирных кукол).

Natali2707

Ямогу: Украшения для кукол готовые и на заказ


Комментарии (39)

Ух ты! Как все интересно, Анют, спасибо за продолжение!!! :)))
Аня, благодарю! )))
Здорово! А конунгу мало наваляли. Я бы его вааще...)))))))
Оля, благодарю! Я предлагала конунга вообще аннигилировать с громким хлопком, но Олег отказался — заявил, что он не так воспитан, и вообще, такую пургу понёс, что я сразу поняла, что Инесса просила не очень мучить Антуана во время съёмок ;)))
Эх… Добрые вы все...)))
Мы злые, просто чаю попили с пряниками ;)
:)))))))
Ну так это ж на самом деле Антуан, его жалко!)))
Здорово! Читаю взахлеб! Конунгу руки отрубить и язык отрезать! Чтоб женщин не бил приказы не отдавал и казнить! Козел!
Аэлита, благодарю! Да, конунг получился премерзостный, самой тошно. На его роль актёра выбирали методом жеребьёвки — никто не соглашался. Короткая спичка вынулась Антуану, и он честно отстрадал свою роль ;) но, думаю, конунгу теперь будет о чём подумать на пути к своему исправлению ;)
Вот умеешь ты, Анечка, страху нагнать! И кровищщщщааа!!! Брррр!
Теперь надо что-то лирическое и романтичное для контраста и успокоения души))))
Люда, благодарю! Картинки в самом деле брр! Я напропалую пользуюсь тем, что это больше не фотоистория и откровенно халтурю — в фотоистории я бы Олежку намазала кетчупом в реальности, а не в пэйнте ;) Следующая глава будет бальзам на душу — там будут Лант, Цинтик, Фенечка, гаргульи и все будут молодцы ;))
Вот… уф… Такой стресс, зачиталась, чуть свою остановку не проехала;)))
Лена, благодарю! Я сама не ожидала, что так мощно напишется ;)
Ух, какие страсти! Захватывающе, как всегда! Карапуз славный очень, кто это? На шу-шу похож…
И да, повезло отцу встретиться с лучшей половиной сына, думаю, Хельги бы его не пощадил((
Жду-жду появления дракончика))
Вета, благодарю! Да, карапузик — это шу-шу, вообще это девочка, но тут не видно ;) Насчёт Хельги не могу точно сказать — на него сильно повлиял краткий нечаянный визит в Лысогорск и встреча с Яной…
На девочку не похож, настоящий пацан!
Какие все классные! Реалистично все так! Прочла с удовольствием:)
Марина, благодарю! Ну уж реалистично… жутко просто, и всё… картинки аховые, больше старалась над текстом — проба пера всё же ;)))
Ух, жуть жуткая некоторые эти конунги! Ну главное, что враг повержен и все спасены) P.S. Некоторые фотки (да и история местами) прямо Королевство кривых зеркал напомнили)))
Мария, благодарю! Да, у меня тоже периодически возникали параллели с «Королевством»… как-то сразу подумалось, что радикальную смену власти устраивать не стоит ;)
Фух, все живы)) Все таки тренировки Влада не прошли зря и от встреча с крысоловом полезной))
Лена, благодарю! Да-да, Олег уже всех их поминал добрым словом… в три этажа ;)))
Ох, круть!!!
Мечи!!! Из чего мечи?
Платье на кюне, и серьги, и причёска! Ох, надо все таки добыть такую куколку, буду ее заплетать!)
Стирать штаны в живой воде — это сильно!)))
Спасибо, Анюта!
Анюта, благодарю! Мечи из фольги и картона ;) Живая вода пришла в голову нечаянно — просто лень было Олежку долго лечить ;) Янкой сама любуюсь — подумать только, что изначально я её и не хотела, думала брать только Киру! А увидела — и пропала!
А я тоже думала, что мне такую не надо, хотела чайную. Зачем, думаю, мне одномолдницы?.. Надо было всех брать!))
Мечи классные, а насколько разные сын и отец Олег и Антуан, просто удивительно!
А меня чайная не зацепила почему-то, а Янку завела, и теперь ещё бассейновая ужасно нра (хотя, может просто голубое платье?) ;))) А ребята да, меня удивили сразу, как Олежка приехал — я даже коробку Антуана разыскала и сравнила цифры — один и тот же выпуск! Непостижимо разные!
У бассейновой платье классное, факт!
Я ещё хочу фестивальную, там тоже платье суперское, и молд я этот люблю. Тело отдам Белке, голову посажу на йогу, если, конечно, найду ее по человеческой цене)))
И так чуть не поседела)))) от переживаний. Вообще-то я собралась переживать в среду))) а тут такой приятный сюрприз, аж в горле пересохло, и поэтому сожрано пол арбуза)))
Спасибо большое! Олег настоящий супергерой! И Яна большая молодец! Смелые ребята)
Любаша, благодарю! ))) Да вот я как-то подумала, что в среду надо с этой историей заканчивать — обещала меньше ссылок, а опять получился не короткий рассказ, а роман-эпопея в четырёх томах ;))) завтра ещё кусочек в окончание истории с хюльдрой — и на следующей неделе появление ещё одного нового персонажа! Я надеюсь успеть всё же поймать нынешнее лето и отпуск Олега и Яны ;)
У нас аномальная жарища стоит, что жуть. Очень жарко и влажно.
Значит, жду продолжения с нетерпением) спасибо)
Хоть и в 10 томах, я все равно останусь верным и преданным поклонником твоего творчества)))) вот, кстати, не хочу хвастаться, но читаю я быстро. 1000 страниц за два дня, легко))) это еще с перерывами, конечно.
))) Нам тоже жару обещают с завтрашнего дня — ребёнкин меня утешает: ну хоть искупаемся! У нас в Кезе вода ледяная, когда воздух +25 в реке можно высидеть пять минут, потом посинеешь ;)
Ого, я так быстро писать не умею ;) хотя читаю тоже быстро ;)
У нас уже две недели жара стоит. Даже мчс предупреждение высылает. В лес ходить нельзя. Штраф за разведение костров. А у нас тут вокруг озера, да леса) А я целый день на работе(((
Как же здорово и неожиданно!!! А среда еще только начинается, и обещает еще продолжение!)) Аня, читать про Лысогорцев, — все равно, что конфеты лопать, — чем больше читаешь, тем больше хочется))) я это как заядлая сладкоежка заявляю!) Но читать мне нравится больше!
Понравилось, как Олег с Виглафом себя повел, только за Янессу тревожно… жалко ее.
Мечи — класс)) Наряд у Янессы красивущий, и прическа! но как представишь прочую обстановку… и ароматы… бррр!
Живая вода и подснежники очаровали)) джинсы должны после этого вечно служить!))
Жду продолжения с радостью, хочется скорее про хюльдру и про фей и… и вообще))
Оля, благодарю! Олежка меня саму изумил — не ожидала от него такого порыва, общение с Яной ему явно на пользу ;) кюна, думаю, не пропадёт — раз уж до сих пор как-то сумевала приспособиться. В крайнем случае сбежит сквозь зеркало ;) Продолжение добавила ;)))
Анечка спасибо за продолжение истории!!!))) А как Олег себя повёл, я думала убьёт, ан нет.)))))Серьги эти тоже понравились. Сейчас не успеваю вовремя смотреть топики муж в отпуске.Только на работе всё и рукоделия и телефон.А вчера Шанти на прививку возили и в ванне купали(смешно было как она мылась, муж ржал до слёз). Купили ей обновки-шлейку кожаную и поводок выдвижной. Как Масяня там поживает?
Отредактировано: 25 июля 2018, 11:32
Надюш, благодарю! Олежка и меня удивил ;))) Серьги и эти из коннекторов :) Отпуск — это хорошо, у меня закончился уже :( Масяня поживает хорошо, дрыхнет в тенёчке на сене кверху пузом ;)
Ах, Олег! Наш Герой *+* Не крякнул папочку, только показал, насколько хитёр и обучен кулачному бою :DDD А заодно и страху на всех работников замка нагнал.
Правда, мне подумалось, что из-за ран передвижения Олега будут заметны: везде своей кровушкой наследит, но, видимо, элемент неожиданного исчезновения, мистическая «невидимая сила» и отсутствие огнестрельного оружия, из которого стреляют даже в пусто место, имели большое значение для боящегося мистики местного населения.
Лесочек галантусов узнаю :D По серому мокрому туману ясно, что Лант опять в плохом, в смысле, в переживательно-грустном настроении.
Мария Николаевна, благодарю! Да, про огнестрельное оружие Олег тоже думал и радовался — может, и не попали бы, но нервы попортили ;) Кровь хюльдры в таком состоянии становится видимой только когда остынет, так что у Олега было несколько секунд полной невидимости, а потом он папашке наверняка нос расквасил, и где чья кровь уже стало не принципиально ;) да и местное население равно боится как нарушить заветы предков, не позволяющие вмешиваться в поединок, так и «невидимой силы», а больше всех — своего конунга. Боюсь, что очень многие сожалели, что Олег его не пришиб…
Лант расстроен исчезновением Олега и Яны, и переживает, удастся ли ему их вернуть ;)
Отредактировано: 26 июля 2018, 17:44