Драконы Темной луны 3


Часть 1
Часть 2

Ольга
Мальчишка не ошибся. И ошибся – одновременно. Ольга тоже отвела глаза, искренне сожалея о судьбе симпатичного ей, в общем-то, подростка. Готовая уже простить ему недели своей слабости. Своего страха. Мелкий пытался выжить – это нельзя ставить в вину. Только вот, кажется, не выйдет это у него.
— Знала Дракона. – Тихо призналась она, выделяя голосом первое слово. Помолчала. Сжала свой Камень в кулаке. И повторила, чтобы Денис лучше запомнил: – Знала. А не знаю.
Она дала ему время осмыслить эти слова. Не стала смотреть, как жалобно округляются губы, как взлетают вверх пшеничные ресницы, какими несчастными становятся изумрудные глаза. А потом добила, и мысленно даже увидела, как поворачивается в неосязаемой ране, нанесенной ей мальчишке, клинок из слов:
— И я знала его тут. В этом мире. В том – так и не нашла.
«Не посмела найти» — поправила она себя мысленно. И посмотрела на Дениса.
Тот стоял, уронив руки и голову. Настолько похожий на куклу-марионетку, у которой вдруг обрезали ниточки, что у нее, всегда жалевшей сломанных кукол, защемило где-то у сердца.
Чтобы успокоить себя и его, она заняла руки привычным делом: она снова поставила чайник, достала две чашки и банку варенья. Обычные, очень домашние движения. То, что принято называть «быт». А можно ведь назвать и «уют».
Бесцеремонно втянула мальчишку в кухню, усадив на деревянный, нарочито грубый, покрытый деревенским плетеным круглым ковриком стул. Ее не смущало, что чай он только что пил. Чая много не бывает! И потом – кухонные «посиделки» это совсем не то, что разговор в комнате. На кухне можно рассказать многое.
Например, о глупой взрослой девочке, верящей в сказки. О том, как она влюбилась в мужчину по одной только переписке. В буковки на экране влюбилась, можно сказать. И безоговорочно, прочно поверила: по ту сторону монитора не человек. Дракон. Ну, бывают же оборотни и вампиры? Говорят, что все-таки бывают! Почему же не быть дракону?
— И даже когда он в первый раз приехал, я не усомнилась: он – дракон. Потому что… ну, потому что двигался он вот так: как огромный змей. Слитные движения всем телом, перетекающие одно в другое. И думал… как дракон. Мне, человеку, никак было его не понять.
Денис, сидевший на стуле, подогнув одну ногу, и сосредоточенно вылавливающий из варенья ягодки-вишни, столь же сосредоточенно кивнул, не поднимая головы, и облизнул пальцы, испачканные вареньем, словно кровью:
— Не думай, что ему с тобой было проще. Понять вас, людей, иногда просто невозможно. Ну… он приехал. И?
— И… все.
Ольга выдохнула это тихо. Потому что и сейчас ей было больно где-то внутри себя от этих слов. «И все». Он приехал… и все было очень хорошо. Так хорошо, словно она знала его добрую сотню лет, а то и не одну. У нее щипало глаза, когда настала пора прощаться. Она смотрела в сторону, и старалась, что бы соленые капли не бежали не побежали по щекам раньше времени. Что бы он – не увидел.
Но не успел отъехать автобус, как в опущенную руку толкнулся вибросигнал мобильного: «Не грусти! Еще увидимся!». Она улыбнулась, почуяв надежду. Но это смс стало последним. Мужчина, которого она всерьез придумала себе, как Дракона, замолчал. Его телефоны игнорировали ее звонки и смс. Он не отвечал на письма. Она бы приехала к нему сама – но совершенно не знала адреса! Так прошел месяц…

Ольга крепко растерла лицо руками – до красноты. Прошлась пальцами. Как гребнем, по волосам, опуская голову совсем уж низко. Пробормотала:
— Как странно, что я рассказываю это тебе. Ребенку.
— Дракону…
Он поправил ее осторожно, но твердо. И это не было желанием поспорить. Просто Драконы — они такие. С и люди, и нелюди часто выбалтывают им свои секреты. Даже то, что не сказали больше б никому. Однако, Ольга не сдалась. Уточнила упрямо:
— Птенцу, который не знает, как выжить.
Тут уже и мальчишка уронил голову. Расчетливый жест – его шея теперь для любого взрослого казалась тонкой и беззащитной. Детски-трогательной. Еще и эта «косичка» волос, сбегающая вниз узким треугольником. Ольга протянула руку, и провела по ней пальцем. Денис тут же вскинулся, ощетиниваясь от непрошенной ласки. Колюче растопырил локти. Она засмеялась:
— Ты хорошо играешь человеческого мальчишку. Верю.
— Ну и верь себе… — буркнул ее насупленный собеседник. – Я и есть пока – просто мальчишка. Но я еще и Дракон. И я — выживу!
— Выживешь…
Она не верила в это. Но что тут еще скажешь-то? Ольга подумала. И добавила тихо:
— Я вот тоже – выжила.
— Когда? – разом напрягся Денис. Ощущая, что у истории есть продолжение.
— Когда он вернулся.
— Вернулся?!

— Я приехал. Это хорошо?
Голос в трубке глуховат и неотчетлив. Ольге приходилось прижимать телефон к уху, буквально притискивать. Но узнать-то она узнала его сразу, этот голос. И стояла, закрыв глаза, прислонившись плечом к стене. Ощущая, как накрывает ее теплая волна: «Все закончилось. Он вот. Он – тут! Он – приехал. Все. Больше не надо ждать, не надо безнадежно звонить на упорно молчащие номера. Не надо гадать, что случилось. Не надо плакать. Тосковать. Он все объяснит. Скоро. Совсем скоро! Уже почти сейчас».
Но, одновременно с обнимающим теплом, вместе с облегчением, ее встряхнуло привычной уже нервной дрожью. Знакомой дрожью. Возникающей всякий раз, как в аське появлялся привычный ник. Боги, как давно это было в последний раз!
— Где ты? Почему ты молчал? Когда ты придешь? – Ольга нервно оглядывала не прибранную квартиру, пытаясь понять, за сколько минут реально убрать хотя бы самую бардачную часть бардака. Результат не утешает: был нужен как минимум час. Ну, сорок минут – это самый край.
Однако голос в трубке оставался ровным, жестким и бесстрастным. И ничего не спешил объяснять:
— Не приду. Запоминай адрес. Сделай бутербродов, только ничего мясного не клади. И иди сюда. А, да. Запомни еще: «Темная луна».
— Темная луна? Что это? Почему ты не хочешь прийти? Что за квартира, зачем?
Она ничего не понимала. И начинала злиться.
— К тебе сейчас нельзя. А тут у меня куртка лежит. Кстати, надень ее, если успеешь.
— Какая куртка? Зачем лежит? Что значит «успею»?!
— Слишком много вопросов. Не успеешь — значит, не важно. Ну, беги. Я жду.
Гудки отбоя. И ощущение тепла напрочь смывается чувством недоумения, тревоги и почти обиды. Он — приехал. Но все не так.
Хотя, может, все не так плохо? Это Ольга успела подумать уже на бегу. Хорошо хоть, названный адрес совсем рядом. И вот уже открылся подъезд, похожий на дверь крепости по сложности и навороченности замка. И вот взвыл моторами лифт, вознося ее на самый верх новенькой многоэтажки. И вот она уже звонит в незнакомую дверь.
«Если б ты жил здесь… и к тебе было бы можно просто приходить, в гости. Как было бы здорово!» — непрошенная мысль. Она вообще-то обижаться на него должна, вроде. За пропадание. Или нет?
Дверь открывается, как в фильмах ужасов: бесшумно и сама по себе. Ольга, делая шаг вперед, еще успевает заметить, что это однокомнатная полупустая квартира, что на стуле и правда валяется куртка — военная, зимняя, коротким густым мехом. И что пахнет, несомненно, им. Драконом. Ни с чем несравнимый личный запах человека (или не совсем человека?), плотно перемешанный с запахом табака.
На этом «все не так уж плохо» заканчивается. Кто-то надвигается с боку, кто-то наваливается сзади… запястья захлестывает ремень – и это больно! Вполне реальная боль.
— Дракон?! Ты сошел с ума?!
— К сожалению, сошел. И да — дракон.
Пока Ольга отчаянно пытается понять, его ли голос сейчас прозвучал, ее, словно куклу, тащат на крышу. Один из похитителей нем, имеет такую гротескную внешность, что она просто не может быть настоящей: рябой, рыжие волосы с клочьями седины, огромные, раздутые лобные бугры. Один глаз косит, второй затянут бельмом. Он все время жестикулирует и строит гримасы: лицо изменчиво, как вода, покрытая рябью, и Ольге страшно на него смотреть. Но больше смотреть-то и не на кого: второго она просто не видит, он за спиной. Зато – слышит. Он отвечает на гримасы рябого так. Словно вполне понимает их, как понимают обычную речь:
— Да, она, скорей всего не выдержит. Слишком слаба физически. Но мы не можем упускать шанс. А вдруг… сложно себе представить, но вдруг это все же она? Ведь он именно тут оставил старую шкуру. Принеси ее, кстати. И будем сбрасывать.
«Сбрасывать»?! Ольга обмякает от ужаса, отчетливо представив себе полет с крыши. И то, что от нее останется по итогу. Картинка эта настолько не радует, что она решает: пора повыпендриваться. И коротко бьет пяткой того, кто ее держит. Куда-то. Ну, куда попадает – туда и бьет. На спине глаз нет, так что понять сложно. И почти сразу мир начинает исчезать. По вполне прозаической причине: горло захлестывает веревка с узлами, и не душит, но давит. Дышать получается, надышаться – нет. Телу, окоченевшему на холодном и мокром от дождя ветру, вдруг становится тепло. Куртка? Ольге кажется, что она прирастает, как вторая кожа. Или это она бредит? Видеть и слышать ведь у нее уже не получается. И очень обидно, прямо до слез. «Дракон...»


— Очнулась я от боли. И едва тут же не потеряла сознание обратно — от нее же. А еще — от ужаса. Я болталась на вытянутых над головой руках (их так и не развязали, но теперь ремень крепился к какому-то тросу синего цвета) и… летела. Верней, падала. Нет, все же летела. Плавно опускалась вниз. Очень шумело в ушах, и, как молот, колотился пульс. Везде. В висках, в сосудах шеи, в запястьях — с болью. И то, что я не одна, что цепочку из нанизанных на трос, за связанные и вскинутые над головой руки, людей тащат, натужно взмахивая крыльями, две какие-то фигуры, я поняла только тогда, когда по ногам ударила земля. Склон горы. Снег. Мягкий снег, в него проваливаешься. Как он мог так ударить в ступни?
Плечи, наконец, перестало выворачивать под моим же собственным весом, они опустились. Вместе с безжизненно упавшими руками. И я очень сомневалась, что вообще смогу когда-то еще пошевелить этими самыми руками. Они висели, как плети. Только очень, очень болели. От этой боли сознание уплывало, кружилась голова. И я не спешила встать из снега. Тем более что, не смотря на то, что куртка куда-то делась, мне не было холодно.
Ольга сделала глоток чая. Говорила она долго, и горло давно пересохло. И посмотрела на Дениса. Тот слышал, не перебивая. Он успел перевернуть стул. И устроиться на нем верхом – как на деревянной лошадке. Уцепился пальцами за спинку. И положил поверх них подбородок. Смотрел внимательно. И пульсировал в его зрачках, разгораясь и притухая в такт дыханию, рубиновый отблеск. Как от тлеющих углей.
— А дальше? – Потребовал нетерпеливо.
Ольга вздохнула. Залпом допила чай, налила себе еще. Остывший… ну жа ладно. Все равно чуть позже придется варить кофе. Не спать им в эту ночь. Ой, не спать.
— А дальше я услышала, как меня обсуждают. Очень неприятно, знаешь ли, обсуждают. Как вещь…

— Эту? Она самая слабая, не дойдет. Не жалко.
— Давай эту. Все равно надо кого-то еще.
Над ней остановились двое. Блеснуло лезвие ножа. Ольга не успела даже испугаться, потому что почти сразу поняла: ей перерезают ремень на запястьях. А потом близко-близко оказалось красивое, но неприятное какое-то лицо. Пахнуло чем-то кислым и — свежей кровью. Губы, подбородок, клыки — все было в крови. И тут уж ужас накрыл с головой. Она заорала. Так, как не орала еще никогда. И думала, что не умеет. Получилось громко. Но еще громче донесся откуда-то из-за горизонта глухой, встревоженный рев.
Сидящий передо мной отшатнулся. Потом всмотрелся в Ольгу внимательней. И улыбнулся ей. Старательно, как актер в театре(лакировавшая его подбородок кровь треснула, открывая кожу). Ободряюще похлопал по плечу:
— Мы рады приветствовать нового участника нашего квеста. Ничего страшного не происходит. Ваши друзья оплатили вам увлекательную игру: сутки в средневековом фентези.
— Сутки? — с сомнением шепнул стоящий рядом с говорящим.
— Она больше не протянет… — шевельнулись уголки улыбающихся губ, и слова были скорей обозначены, чем сказаны. При этом вампир (а как еще назвать существо с крыльями, явно пьющее кровь?) неотрывно смотрел Ольгев глаза:
— Ничего не бойтесь. Вот вам бумажка с адресом — там ваш дом. Вы травница, персонаж мирный, но полезный. Никто вас потому не тронет. До города по часа по дороге. Удачи!
Он протянул мне руку, и я в ответ протянула свою. Странно… мышцы ожили, начали слушаться. Хотя, чего странного? Это ведь все игра. Тут нет настоящей опасности. Просто не может быть!
В ладонь легли бумажка с адресом и ключи от дома. Ей помогли встать. Вывели на дорогу. И она пошла.

— Понимаешь, Динь, я сразу забыла и про похищение, и про кровь. И эти слова, о том, что я тут долго не протяну. Ну, не забыла. Нет. Рассказываю же тебе сейчас? Но… — Ольга прищелкнула пальцами, ища нужные слова. И нашла их, хоть и не сразу. Пришлось еще сделать пару глотков чая:
— Но это было не важно. Просто вот совсем не важно. Как бы ушло на второй план моих мыслей. А на первом было: это игра. И я шла, отмечая, как много тут игроков. И как хорошо подобраны их костюмы. Можно угадать кланы, сословия. Интересно, а я-то в чем?
На мне оказался темный плащ. Под ним угадывалась юбка до пят, на ногах ощущались удобные и теплые сапоги. Что-то сдавливало ребра. Корсет? Когда же я переоделась, я совершенно этого не помнила… и вообще ничего не помнила. Но это было совсем не странно, и даже весело! Это такая игра. Вот что я знала совершенно точно.
— Вампирий гипноз… — нехотя обронил Денис. Драконы и сами владели чем-то подобным, но вампиров при этом почему-то сильно не любили. Ольга кивнула:
— Давай дневник, пятерка. Ответ верен.
Оба они улыбнулись немудрящей этой шутке, потому что нужна же была ну хоть какая-то разрядка? А потом Ольга продолжила:
— В город я вошла, основательно замерзнув среди внезапной зимы, и судорожно пытаясь понять: как так вышло, что кругом снег? С утра же, вроде, было лето? Или я ошибаюсь? Заодно оказалось, что мороз прекрасно лечит от вампирьих чар. Эйфория схлынула. А память не появилась. В общем, я уже понимала, что что-то очень не так. Интересненькая выходила игра. Ну просто ооочень смахивающая на реальное похищение. Вон какие синяки на запястьях. Впрочем. Снег не объясняла и версия с похищением.
Ольга вздохнула. И снова занялась чаем, рассматривая клеенку на кухонном столе:
— Интересовало меня, конечно, и то, куда пропал Дракон. Он ведь звонил? Ну и где его черти носят? И куда делся мой мобильный – как мне перезвонить ему теперь? Скажу честно – очень хотелось тихо придушить одного чашучатого гада. Сразу за все хорошее. Но сперва надо было его все найти…
Денис хихикнул. И снова стал серьезен. Что-то он искал в ее словах, и пока не находил. Что-то, о чем она сама еще не знала. Драконенок. Если спросить прямо – ведь не скажет. И потому она просто продолжила говорить, следя за его реакцией:
— Ладно, время идет, я вся замершая, как цуцык. И нифига не понимаю. Собираю воображалку в кулак, и вспоминаю все, что помню о ролевых играх. Помню не много. Вроде. Кроме игроков, на любой игре есть Мастера. Такие особые люди, типа вершители Судеб. Их в игровом сюжете нет, но они то подсказки подкидывают, то задания. Ну, что ж. Останавливаю человека в костюме смерти. Никем, кроме Гейм-мастера такой персонаж быть не может — недаром остальные делают вид, что его и вовсе нету.
Ольга на миг сбила рассказ. Зажмурилась даже. Вспоминая тот разговор. И все, что было дальше.
— Знаешь… не обратись я тогда к этому существу – и мы бы с тобой, наверное, не говорили сейчас.
— Почему? – Денис опять подобрался, напружиниваясь. Как перед прыжком.
— Потому что я бы нашла дракона. Этим же вечером бы и нашла. Наверное, он того и хотел. Так и вел игру. Да только вот… я сыграла не по его правилам.
Да, в тот раз она сыграла не по его правилам. Может быть – в первые с момента знакомства в Сети. От обиды, что все еще жила внутри колючим комком? Или разговор со Смертью вышел очень уж… убедительным?

— Извините… я, вроде бы, должна была начать игру вместе с другом. Мы потерялись. Как мне его найти?
Ощутимый взгляд из пустых глазниц черепа:
— Почему вы решили спросить это у меня?
— Ну, вы же один из организаторов игры?
— Что?! Впрочем… можно сказать и так. Вам дали адрес?
— Да…
— Позвольте?
Она протягиваю бумажку, продолжая крепко сжимать ключи в кулаке. Смерть некоторое время изучает буковки.
— Так я и думал. Ты — сегодняшняя жертва. Приманка для дракона. Потому и видишь меня, ведь ты — уже почти моя.
— Приманка? Дракона?
— Хочешь сломать им игру?
— Кому «им»?
— Не важно. Но, если хочешь, войди вон в ту дверь. Потом скажешь, что жила там до вчерашнего дня, привычка. Понятно?
Да, ей понятно. Но кивнуть уже некому – недавний собеседник исчез. Значит, что-то изменилось? И она больше не «его»? Что ж… Ольге остается лишь кивнуть пустоте и тихо шепнуть: «Спасибо». А потом так же тихо спросить себя:
— Ну что? Похоже, я встряла?
Вампирьи чары сошли на «нет». У нее дико болит голова и так же дико болят плечи. И совершенно ни о чем не хочется ни о чем думать. Если уж совсем честно, то ей не хочется даже искать Дракона. А хочется только спать…
Дом же, указанный Смертью, совсем рядом. Поэтому она послушно к указанной двери, что находится в как бы срезанном углу крошечного дома, под балконом. Тянет дверь на себя. Заперто. Ключи выдали только одни, и они, по идее, не от этой двери, но Ольга достает их. Щелкает, открываясь, замок. Она шагает в темноту, и не успевают еще глаза привыкнуть к полумраку, как позади нарастает цоканье каблучков, звенит возмущенный голос:
— Это еще кто в моем доме?!
Боку становится горячо и липко. Мир неудобно крутится, и пол бьет Ольгу по лицу. А уже потом под судорожно зажимающими рану руками начинает расползаться боль. Очень хочется спать. Настолько, что нет сил сопротивляться. И она засыпает. Кажется, все же успев сказать, что жила здесь. Кажется, над ней суетятся, куда-то тащат. Зачем? Это очень мешает спать, раздражает. Но протестовать не получается, приходится терпеть. А потом наступает блаженное тепло-и-тихо, и Ольга ощущает только, как давит на рану повязка. И еще ощущает что-то странное. Словно на ней вторая кожа, и она сейчас действует сама, устраняя разного рода повреждения. Это тоже раздражает, но Ольга уже спит.


— А проснувшись, я обнаружила этот вот камень. – Ольга разжала ладонь, демонстрируя камень Денису. – Висел на шее, на кожаном шнурке. Этим же самым шнурком и перевитый крест-на-крест. Этакий амулет.
— Проснувшись… там? В том мире? – шепотом уточняет мальчишка.
Ольга медлит с ответом. А потом нехотя говорит:
— Нет. Здесь проснувшись в своей собственной кровати. Туда… туда я научилась возвращаться. Во снах. Но – только в них. Понимаешь?
Денис медленно кивает, и прикусывает губу. Его план провалился, и он судорожно пытается придумать новый.
Ольга любуется его сосредоточенным лицом, тоже покусывая губу. Что-то решает внутри себя. Потом встает, опускает руку на пушистую макушку:
— Выход есть всегда. Тебе повезло, что ты нашел мой камень. Мне повезло, что я смогла выкрасть гримуар. Нам обоим повезло встретить друг друга. А теперь…
— А теперь? – он выворачивается из-под ее руки, с надеждой заглядывает в глаза.
— А теперь мы пойдем спать. И будем это делать часов до двенадцати, не меньше. Чур, диван – твой. Мне на кровати привычней.
Он все не отводит глаз, не принимая шутливости тона. И Ольга с раскаяньем понимает, что мучает сейчас мальчишку, который только что лишился привычного дома. Семьи. И всерьез нацелился умирать. И еще вопрос – выживет ли, потому что, хоть она и знает обряд, никто не скажет наверняка – выйдет ли у нее.
— А потом ты мне поможешь в одном деле… и я тебе открою Путь.
Она произносит это нарочито буднично, да еще и зевает в конце. Но сердце бьется в груди пойманной птичкой: она выбрала мир. И скоро уйдет туда, где ждет ее маленький домик у моря. Мурз вот только… или с собой взять? Кот-то нигде не пропадет, верно?
Продолжение


Александра Мэрилин

Ямогу: Делаю на заказ шарнирных кукол, кукол-болтушек и куколок-животных(также шарнирных)

master-marya

Ямогу: Шью кукол от примитива до шарнирных каркасных кукол.


Комментарии (5)

О… на самом интересном месте!!! Мурз, конечно, не пропадёт нигде — коты же свободно ходят между мирами, как у себя дома между тарелками на столе ))) Очень жду продолжения, захватывающая и необыкновенная история!
Коты — дааа ) они такие )
Спасибо за отзыв )
Очень интересная и захватывающая история! Немного напомнила «глубину» Лукьяненко.
Буду ждать продолжения)
Ну очень даже!
Не читал никого из выше перечисленных авторов, может поэтому мне рассказ и не кажется похожим на чей-то…
Мне понравилось! Интересный сюжет, не затасканный, ну и герои — всё, как я люблю)))
Единственное, что слегка кольнуло память — в первой части у Ольги в квартире «давно не мытый линолеум» а в последней босые ноги мальчика «ощущают тепло деревянного пола»…
Я понимаю, что в квартире зачастую присутствуют разные напольные покрытия, но тут у меня почему-то случился приступ диссонанса))))
  • avatar
  • EGOR
  • +1
Точно… исправлю. Соединялось из 3 разных снов, записанных с перерывами в несколько месяцев — отсюда накладки. Эта не первая и наверняка не последняя.

Спасибо за отзыв)
Отредактировано: 20 сентября 2017, 00:53