Подлинная история Зорро. Глава 17


А кому продолжение киноромана? Остановилисьздесь


Сержант Гарсиа ненавидел жару, унижение и тяжёлую бесполезную работу, поэтому чувствовал себя очень скверно. Было жарко, а он — без оружия, в расстёгнутом мундире — стоял по пояс в узкой яме и продолжал копать. Он копал могилу для капрала Рейеса, и это было самое унизительное. Ладно бы ещё капрал рыл для сержанта, но наоборот — это было уже чересчур. Капрал, однако, работать не мог: при виде бандитов военные тоже схватились за оружие, и один из разбойников выстрелил, ранив капрала в плечо. Теперь капрал сидел под чапаралевым кустом и грустно смотрел, как сержант всё глубже вгрызается лопатой в твёрдую жёлтую землю. Плечо болело, но умирать капралу совершенно не хотелось. А никаких других вариантов им предложено не было — двух пропавших с деньгами солдат вряд ли сочли бы погибшими, скорее, искали бы как воров, поэтому для разбойников они были весьма удобными жертвами.
— Копай веселее, — лениво подбодрил сержанта один из разбойников, стороживший пленников.
— Я не могу копать веселее, — возразил сержант, — рытьё могилы — занятие печальное, оно требует сосредоточения и должного смирения. Падре Филиппе из миссии Сан-Габриэль всегда призывает к смирению и размышлениям, когда кого-то хоронят.
Охранник длинно и замысловато, но беззлобно выругался. Он вполне понимал нежелание сержанта спешить, и будь его воля — пожалуй, вовсе не стал бы убивать этих двух незадачливых солдат. Но решения принимал не он.

Капралу Рейесу быстро надоело смотреть на подготовку своего последнего пристанища, и он начал осматриваться по сторонам как человек, не имеющий надежды на спасение, но всё ещё не желающий в это поверить. И вдруг одна из теней вблизи винодельни странно переместилась — словно перебежала из-за куста за угол дома. Капрал вгляделся, и ему вновь почудилось движение! Солнце било в глаза, мешая как следует рассмотреть и понять, что это за тень, но у капрала почему-то стало легко на душе. Он перевёл взгляд на сержанта и глазами указал ему на странную тень. Сержант посмотрел и сначала не понял, а потом принялся корчить рожи, так что охранник даже пару раз оборачивался, уверенный, что у него за спиной кто-то есть, но никого не видел.

Зорро был почти в отчаянии. Он знал, что сержант Гарсиа не блещет умом, но чтобы настолько — этого он даже предположить не мог. Проще простого было ударить охранника лопатой по голове в тот момент, когда он отворачивался! Зорро попытался донести эту мысль до сержанта, но тот не понимал разыгранной пантомимы — ведь у Зорро лопаты не было. К тому же не понятно было, почему капрал Рейес сидит с таким безучастным видом, хотя вроде бы он даже не был связан. Зорро не знал ни сколько бандитов внутри винодельни, ни сколько их вообще в шайке, но оставаться в бездействии был уже просто не в силах. Он начал осторожно подкрадываться к охраннику, затеявшему перебранку с сержантом. Охранник полагал, что сержант принимает его за дурака. Сержант возражал.
— Если бы я считал вас дураком, — сказал он, — я бы промолчал, но я прямо говорю — к вам со спины кто-то подкрадывается!
Зорро при этих словах едва не споткнулся, но охранник только рассмеялся и начал как-то обзывать сержанта, но договорить не успел — шпага хоть и не лопата, но эфес при ударе по затылку даёт не худший результат.
— Сеньор Зорро! — обрадовался сержант Гарсиа, — Как я рад вас видеть!
— Почему вы поехали по другой дороге? — Зорро его радости не разделял, — Капрал, вы ранены?
Капрал в ответ только кивнул головой, всё ещё не в состоянии поверить в реальность происходящего.
— Сможете сесть на лошадь? Тогда уезжайте. Сержант, возьмите шпагу охранника.
— Это не его шпага, это моя! — отозвался сержант, возвращая себе оружие, — Ух, сейчас мы им покажем!
— Много их там?
— О, сотни! — взмахнул руками сержант, но, поймав скептический взгляд сквозь прорези чёрной маски, устыдился и поправился, — Ну, то есть, их там пятеро, у двоих мушкеты, у одного шпага, и ещё у одного старинная кавалерийская сабля — вся ржавая, ужас! Нельзя так небрежно обращаться с оружием. И ещё с ними то ли индеец, то ли метис, при нём нож, и, по-моему, он у них главный — командовал он.
— Отлично! — кивнул Зорро, — Тогда попробуем нагнать на них страху, а? Вы умеете тихо передвигаться?
— Я умею ходить тихо, как мышь!
В реальности сержантские мыши топали, как стадо слонов, но, надо всё же отдать сержанту должное — при своих внушительных габаритах он был на удивление проворен. Из винодельни слышались голоса бандитов, вот одного из них послали проверить, что там так долго возится Луис, и почему ещё не вернулся. Луисом звали, очевидно, охранника, присматривавшего за земляными работами. Вышедший проведать его разбойник только и успел, что завернуть за угол. Осторожно опустив наземь бесчувственное тело, Зорро сноровисто связал ему руки его же кушаком и жестами показал сержанту: «Дверь или окно?». Сержант не успел ответить. Простучали копыта, и к винодельне подъехал всадник. Сержанту пожилой кабальеро с рукой в перевязи был незнаком, а вот Зорро его сразу узнал, заметно помрачнел и поднял ладонь, прося сержанта подождать с вторжением. Слышимость была отличной, и скоро стало ясно, что дон Григорио Вердуго в самом деле не главарь разбойничьей шайки, а просто доверчивый старик, полагающий своё благородное происхождение гарантированной защитой от плутней и мошенничества. Бандиты, через слугу-индейца нанятые им для охраны приезжающих курьеров, только посмеялись над ним. Дальнейшее развитие событий предсказать было несложно: зазвенела сталь, и атаковавший негодяев старый дон очень скоро пал бы смертью храбрых, но тут в дверь ворвался чёрный вихрь, в котором смутно угадывались очертания вооружённого шпагой человека в плаще и маске. В тот же миг в окно, с треском ломая переплёт рамы, вломилась верхняя половина сержанта Гарсии. Нижняя не пролезла, но зато верхняя размахивала шпагой и орала что-то очень грозное. Расстановка сил поменялась в течение нескольких секунд: оба вооружённых мушкетами разбойника сразу были ранены Зорро и участвовать в бою уже не могли, владелец ржавой сабли был обезоружен сержантом (древнее лезвие просто не выдержало столкновения с более новым клинком и рассыпалось), дон Григорио гонял по комнате индейца, изредка отмахивавшегося от шпаги ножом, а по большей части швырявшего в старого дона всем, что под руку попадётся. Последний из разбойников схватился с Зорро, но быстро вышел из строя, получив рану в бедро. Сержант предпринял ещё одну попытку всё же попасть внутрь помещения целиком, и ему это удалось: оконная рама вместе с куском глинобитной стены рухнула на пол, сержант забарахтался, как перевёрнутый жук, а индеец воспользовался моментом и выскочил в образовавшийся пролом.
— Дон Григорио, как вы? — обеспокоенно спросил Зорро.
— Спасибо, сеньор, — тяжело дышащий дон сделал попытку поклониться, — простите, не знаю вашего имени…
— Это Зорро! — гордо пояснил сержант, — О нём знают все от Лос Анджелеса до Сан-Хуан-Капистрано! Он всегда приходит на выручку всем несправедливо обиженным и всяким недотёпам… то есть, очень вовремя появляется!
Зорро молча отсалютовал шпагой и удалился тем же путём, что сбежавший индеец.

Спустя несколько часов дон Григорио и сержант Гарсиа наперебой описывали произошедший в винодельне бой побледневшей от тревоги за отца Анне Марии, чем-то недовольному сеньору Серрано и хитро улыбающемуся дону Диего. Дон Григорио восхищался смелым незнакомцем, сержант тотчас вызвался рассказать о нём ещё — по его словам, они с Зорро были чуть ли не близкими друзьями — и то и дело обращался к дону Диего с просьбой подтвердить, что дело было именно так, как рассказывает сержант, так что у Диего в конце концов возникло нехорошее ощущение, что для сержанта личность Зорро давно не тайна. Но тут сержант дошёл до рассказа о том, как капитан Монастарио пытался обвинить Диего в том, что он и есть Зорро — представляете? — и через пару часов был арестован, а его место занимает теперь он, сержант Деметрио Лопес Гарсиа. Диего под испытующим взглядом Анны Марии смущённо улыбнулся и развёл руками, признавая собственное несовершенство по сравнению с такими героями, как сержант и Зорро. На душе у него было светло и радостно, как после рождественской мессы.
Продолжение следует!


FIMKA

Ямогу: Вяжу для БЖД формата Литлфи, Пукифи (бжд тини ростом 25-26 и 15-16 см)

XeniyaPlatonova

Ямогу: FaceUp BJD, ООАК кукол, румбоксы


Комментарии (5)

О, наконец-то продолжение)) Спасибо!
Вам спасибо! Мне очень приятно, что моё творчество не вызывает шквального обстрела тапками )))
Не могу не отметить, что черный юмор в этой главе бесподобен, диалог про то, что сержант не может копать веселее — бесподобен!)
И отдельное спасибо за верхнюю и нижнюю половины сержанта)))
Спасибо, Анна, но моих заслуг тут минимум: так было по фильму, а над сценой в винодельне, где сержант в окно ломился, я хохотала до икоты )))
Ну, не знаю, как Вас еще убедить, но попробую: когда я это читала, я это прям УВИДЕЛА и тоже хохотала до икоты))