Почти братья


Был у меня знакомец… рослый, угрюмоглазый,
Стриженный по-армейски, сам себе на уме.
Ладили мы отвратно, я его звал «заразой»,
Он огрызался: «Бесит твой идиотский смех!»
И угрожал пристукнуть. Он это мог, поверьте —
Мышцы буграми вздулись, силищи дофига…
Дрались до первой крови и никогда — до смерти;
Ссадины промывали, сидя у очага.

Был у меня товарищ — весь загорело-смуглый,
С широковатым носом, челюстью как кирпич.
Из древесины липы ловко строгал фигурки
(он и меня пытался этому научить),
Яблоки смачно трескал, пел строевые песни —
Отзвуки караваном плыли, сходя на нет…
Встряли однажды в стычку — и леденели вместе
В горной бурливой речке, стоя спина к спине.

Был у меня любимый — шея и грудь в веснушках, —
Я отродясь кого-то ближе не подпускал.
Кроткий и терпеливый, слишком великодушный;
Неугасимый светоч, тот ещё зубоскал…
Спорили до упаду, дрыхли в одной постели,
Ели из общей миски, тешились ерундой;
Жить собирались вечно. Стали друг другу тенью,
Радостью и подмогой — не разольёшь водой.

… То ли в бреду придумал, то ли взаправду видел —
Счастье моё со мною, в доме моём тепло…
Был у меня знакомец и в одночасье сгинул —
Зимней горячкой тело вместе с душой сожгло.
Был у меня товарищ — я не успел прорваться,
Слышите, не успел я спину прикрыть ему!..
Был у меня любимый — без вести потерялся,
Зову чудовищ сдался, просто ушёл во тьму.

«Брось, мы сильнее, парень, — духи шипят и твари, —
Счастье твоё забрали; к прежнему нет пути...»
БЫЛ у меня знакомец. БЫЛ у меня товарищ.
ЕСТЬ у меня любимый. Нужно его найти.



Нет, это не обо мне, не волнуйся. И не помню, чей текст, да и есть ли разница? Просто он идеально подходит, как рассказ о двоих друзьях. Хороших друзьях, даже отличных.
О чем это я?..
Пару месяцев после поступления на службу Городскому Совету Магистров, придали мне охранника. Старшему палачу-биомагу положен охранник. Слишком много людей (и не только) мечтают расплатиться за отращенные им рога, лишние уши, щупальца и прочие прелести. Расплатиться за свои преступления почему-то не желает никто… Месяц я тихо подвывала — первый страж пил, не просыхая, второй владел оружием еще хуже, чем я, третий нарывался на неприятности на ровном месте.
Потом появился Ромми.
Романо «Ромми» Корвент. Аристократ старых кровей, рыже-каштановой приятной масти. Красив. Обаятелен. Умен. Жесток — по делу, и дело это знает чуть лучше, чем на пятерку из пяти.
Первую неделю, признаюсь, я сочла Романо своеобразной «диверсией» отца. Вполне в его духе протолкнуть нужного человека на нужное место — вот, мол, тебе, дорогая Алекта, красавчик-сослуживец, влюбляйся, бросай эту страшную работу и отправляйся растить детей. Наказывать уродов, делая их внешний облик похожим на внутренний будет кто-нибудь другой, а ты успешно закопаешь свой дар биочародея в светские посиделки и детские пеленки.
Я косилась на Ромми из тени форменного капюшона, а он улыбался, в основном синими глазами и чуть-чуть уголками губ. Разговорились. Он болтал охотно, но о чем угодно кроме себя. Спустя день на особо теплой встрече — бывает и такое, не то, чтобы частно, но и не редко вовсе, — ему вдруг прикрыл спину типичный такой уличный стрелок. Прикрыл и исчез, но ты ведь знаешь — незаметно следить за биомагом… бесполезное это дело. Не услышу, так увижу, не увижу — так почую. Итак, стрелок таскался за нами, по крышам, галереям и прочим незаметным местам. Теперь улыбалась и я, — мало ли, какие у людей случаются… личные предпочтения. Улыбалась до того, как Ромми нашла его пуля.
Это был обычный налет, безыдейный, просто кому-то из ночных охотников не хватило монеты на… не знаю уж, на что. Пять человек на двоих, у них — два револьвера и пара однозарядников, у меня — только посох, у охранника — классический шестизарядный. По мне промахнулись, и ближайшего удалось достать и выпить сразу — хорошая штука передача-захват жизненной силы. Рыжего уложили до того, как подбежал стрелок.
Вернее… не уложили. Я видела, как пуля рвет плоть, но Ромми не упал. Должен был, но не упал, а вместо того взлетел и ударил сверху какими-то серебряными искрами, от которых нападавшие рассыпались пеплом. В бой ворвался стрелок, порешил оставшихся, и еще успел поймать падающего с небес Романо.
Поверишь — я, дипломированный биомаг, стояла столбом и пыталась высчитать 2+2. Люди не летают. Маги летают, но за месяц Ромми не применял ни одного заклятия.
Узкий проулок между одичавшим садом и задами кофейни. С двух сторон стены, сзади дощатый забор, спереди — пять трупов и человек с моим охранником на руках. Смотрит не то с яростью, не то с отчаяньем. Тихое, отчетливое «Помоги.» Белая рубашка на груди Ромми стала красной, с бессильно повисшей руки капает. Я шагаю вперед и касаюсь, налаживая контакт.
Помнишь легенду? Если очень злобный и подлый человек совершает самоубийство, то его руки выламываются из суставов и начинают жить сами по себе. И получаются рукохваты. На самом деле это только легенда. Как они появляются я не знаю. Помнишь — если чьё-то поведение резко меняется, а под одеждой что-то шевелится, можно предположить, что человек стал жертвой рукохвата. Разум носителя захвачен — неважно, человека, антропоморфа или животного, — и паразит управляет его телом. Взамен носитель получает выносливость, необыкновенную силу и специфические магические способности: при необходимости может летать и выпускать изо рта пламя. Так вот, это правда. А еще есть правши и левши. Левши считаются аристократами, они вправе отдавать распоряжения правшам.
Догадался, кто такой Ромми? А я догадалась только там, в подворотне, одна рука на ране, вторая на пульсе.
Я хороший маг. Может, не самый лучший, но и не последний. Я залатала Корвента, хоть и сидела с ним всю ночь. С ним и Тиггером, Тигом Атвудом — так зовут стрелка. Знаешь — странно, общаться в полуночной гостинице с двумя чудовищами, которыми обычно пугают маленьких детей. Но они… они не чудовища. И никогда я не видела такой доброй привязанности, как между этими двоими. Привязанности без малейшего признака грязи.
Меня распрашивали — я отвечала. Мы говорили — и слушали друг друга. А утром все пошло по кругу — работа, дежурство, суды, домой. Правда, теперь со мной открыто бродят оба.
Да, и еще… Слышал такое про рукохватов — ослушание правше грозит мощной психической атакой, после которой бунтарь лишается возможности сменить носителя и умирает вместе с ним? Так вот, это не про Ромми. Хотя Тиг в самом деле прикован к носителю. По глупейшей случайности — в бою его «руке» отстрелили самый кончик хвоста. Если с его тушкой что-то случится… Тига может в самом деле не стать. Романо, кстати, сородичи предлагали заменить правшу, это возможно и весьма часто проделывается, почему-то леворукий куда большая редкость. Он отказался. Не хочет. Говорит — заигрался в человека.
Знаешь… рукохваты, конечно, концентрированное зло из сказок. Но с каждой сменой носителя они немного меняются — и в характере, и в манерах, а мне приглянулись именно эти. И я постараюсь помочь им не менять тушки, пока будет возможно.
__________________________________

Персонажи и легенда о рукохватах происходят из цикла «Нью Кробюзон» Чайны Мьевиля.
Рассказ, а точнее письмо, было написано от имени Алекты Кэрроу, моего персонажа в книжном мире.
Ромми и Тиг задумывались давно, лет пять назад, но воплотились почему-то сейчас. Очень долго шила им одежду, и особенно — шляпу для Ромми. Это вариант третий, кожаный. Хочу еще попробовать склепать из фетра, но по прошествии времени.
Для любителей повозмущаться о нетрадиционной ориентации персонажей — у них вообще ориентации нет, только приязнь и привычка друг к другу.

Смотрите раздел Текстильная кукла на Бэйбиках


Галина Каликина

Ямогу: Я шью кукол в скульптурно-текстильной технике. Куклы очень интересные. Внутри куклы вставляется проволочный каркас что позволяет кукле принимать различные позы. Рост примерно 55см.

Helene Cher-Tananela (lenoshek)

Ямогу: Вязаная и верхняя одежда, обувь, аксессуары, мебель и мягкие игрушки для кукол ростом от 9 до 45 см (puki-puki, pukifee, Паола Рейна, Миноуш и др.)


Комментарии (7)

Какие харизматичные.Очень нравятся мужчины.
И стих классный и легенда красивая и парни замечательные! а еще очень здорово, когда есть кому спину прикрыть от любой напасти
Проняло на сквозь! Здорово! Нет подходящих слов…
  • avatar
  • Vict
  • +1
Ну и как теперь работать, когда тут такие события и такие мужчины?
Стих зацепил, что-то даже слезу пробило. И история — тоже зацепила сильно.
Спасибо! Прямо по душе всё прошлось хорошо так, и стих, и история, и сами куклы.
Спасибо. Да, они хорошие ребята )))
Проникновенно. И стихи, и история, и персонажи на фотографиях, и сами фотографии.
И рукохваты на месте. Мне кажется, что они — бывшие руки какого-то одного мага-злодея, потому у них такая сильная привязанность.
Теперь только Алекты Кэрроу не хватает :)))
Алекту очень проблематично заснять одновременно с этой парочкой. Все-таки масштаб разный. Хотя хотелось бы…