Непридуманная история о войне. О лейтенанте Александре, девушке Шурочке, и кукле Сашеньке


Эта история о войне и любви живёт в моей памяти уже очень много лет. В дни празднования Великой Победы не могу не поделиться ею с уважаемыми бейбиковцами.

После окончания института приехала я по распределению в Тамбов. Пришлось искать жильё. Случай свёл меня прямо на улице с пожилой женщиной Юлией Алексеевной. Эта маленькая сухонькая старушка оказалась удивительным человеком, прожившим поистине очень сложную и потрясающе интересную жизнь.
Ей — ровеснице 20-го века, в детстве довелось дружить с детьми самого богатого в губернии фабриканта, бывать в его доме, который сейчас является частью культурного наследия России. Встретить на улице революционера Антонова-Овсеенко, которого в тот момент пытались схватить казаки, работать в аптеке тюремной больницы и с ужасом видеть, как уходят знакомые люди на расстрел из камеры «0» в годы сталинских репрессий, навещать в тюремной камере руководителя крестьянского восстания на тамбовщине Алексея Антонова. О нём, кстати, она рассказывала чисто по женски: «Красивый был мужчина, молодой, русоволосый, с благородными чертами лица. И глаза, глаза голубые-голубые…»

А потом была война, мобилизация. С фронтовым госпиталем, заведующей аптекой она прошла от Тамбова, через Курскую дугу, Белоруссию, где земля, буквально сочилась кровью в местах расстрелов и захоронений (в это мне трудно было поверить, но Юлия Алексеевна и не настаивала на своём, она просто это видела и помнила.). Потом было освобождение Варшавы, и оттуда – Германия, Берлин.
Я возвращалась с работы, мы садились за маленький старенький круглый стол на кухне, пили чай из оставшиегося от китайского фарфорового сервиза чашек, и Юлия Алексеевна рассказывала, а я слушала, как зачарованная…

Квартира была в новом доме, однокомнатная, небольшая. Мебель старинная, самое дорогое, или то, что сохранилось в течении очень долгой жизни этой замечательной женщины. Помню резной буфетик на кухне, в комнате большое, до потолка, старинное зеркало с полкой, на которой стояла в рамочке фотография строгого импозантного мужчины в двубортном костюме и велюровой мягкой шляпе. Спросить, кто это, мне было как-то неловко.
В уголке стояла небольшая резная этажерка. А на этажерке сидела старинная кукла-мальчик. Маьчик был одет в короткие синие штанишки на лямках и клетчатую рубашечку, такие носили мальчики до второй мировой. Эта кукла меня буквально притягивала, я подходила, тохонько её трогала, рассматривала непривычное, знакомое только по детским впечатлениям кукольное личико.



Однажды, всё же решилась и взяла куклу на руки. Тельце было мягкое и податливое. Я прижала малыша к себе и… в комнату вошла Юлия Алексеевна. Она посмотрела на нас, и, почему-то, сказала странную фразу «А тебе идёт…» До сих пор не понимаю, что она имела в виду?
Старушка, поняв, как мне нравится эта кукла, продолжила многозначительно
— Это Сашенька. Мальчика зовут Сашенька.
— Почему Сашенька? — спросила я
И услышала вот такой рассказ.

***
Встретить на войне земляка, это большая радость, как будто встретится с домом, родными. В госпиталь, где служила Юлия Алексеевна, с тяжёлым ранением попал командир танкового экипажа, лейтенант Александр. За время лечения Юлия и Александр подружились, сблизились. Узнала Юлия, что есть у лейтенанта в их родном городе любимая девушка тоже Александра, ласково – Шурочка. С фото, которое достал из кармана гимнастёрки танкист, смотрела на Юлю необыкновенная красавица голубоглазая, весёлая. Но только сильно переживал танкист от того, что перестала вдруг писать ему его Шурочка.
Время шло, война катилась на запад, а лейтенант становился всё мрачнее, уходил в себя.
Однажды, перед очередным наступлением, в госпиталь к Юлии пришёл Александр. В руках у него был небольшой свёрток. Он протянул этот свёрток Юлии со словами «Вот, передайте пожалуйста Шурочке. От меня» Юля с удивлением развернула свёрток. В нём была кукла. Красивый белокурый мальчик серьёзно смотрел на неё голубыми глазами. Такими же, как у лейтенанта-танкиста Александра.
«Нет, Саша, ты сам его отдашь своей Шурочке, когда вернёшься!» запротестовала Юля. Танкист ничего не ответил, молча повернулся и вышел из палатки.
Юлия Алексеевна говорила, что ей тогда показалось, будто лейтенант не просто был готов к возможной гибели. Он к ней стремился.
В той битве он и погиб.

А кукольный мальчик Сашенька добрался с фронтовым госпиталем через Украину, Белоруссию и всю Восточную Европу до Берлина. А потом, снова поехал на восток, в русский город Тамбов.

Спустя некоторое время после возвращения домой, Юлия Алексеевна решила выполнить последнюю просьбу своего фронтового друга. Взяла свёрток с Сашенькой и отправилась с ним к любимой девушке погибшего лейтенанта.
Дверь им с Сашенькой открыла сама Шурочка. Она действительно, была необыкновенно хороша, но не было в её глазах былого веселья. А уж когда она узнала, что за гостья пришла к ней в дом, и совсем погасла. Шурочка была замужем. Замужем за не очень молодым, но очень состоятельным (в те-то годы!) майором-интендантом.
История стара как мир. Тыловой майор увидел красивую девушку, которая, естественно, не отвечала ему взаимностью, ведь у неё был любимый. Это не остановило влюблённого негодяя, он обаял мать девушки, которая (ну конечно!) желала дочке благополучия и достатка. А лейтенант-то ещё должен был с войны вернуться, какое уж тут благополучие? Всё оказалось просто, мать Шуры работала на главпочтамте. Нашлись сговорчивые не очень щепетильные почтовики и письма молодых людей на фронт и с фронта элементарно перехватывались уже на почте. Девушку убедили, что лейтенант её забыл, она ему не нужна, в общем, в ход пошли все возможные методы убеждения.
И Шурочка сдалась.
Юлия Алексеевна выслушала всю эту горькую и, в общем-то, гадкую историю, посмотрела на плачущюю Шурочку, и молча, как когда-то лейтенант танкист, ушла так и не выпустив из рук свёрток с куклой Сашенькой. Она посчитала, что оставить его в том доме будет непростительным предательством памяти погибшего солдата Александра.

С тех пор так и шли вместе по жизни удивительный, переживший многое, человек, и видевшая много, кукла.

Прошло много лет со времени, когда я узнала эту грустную историю, но забыть её до сих пор не могу. Тем более, что работаю рядом с тем самым почтамтом, и мои окна много лет выходили на дом, где когда-то жила Шурочка. Теперь нет уже и того дома, и всех участников этой истории. Но они живы в моей памяти, и каждый раз, когда я вижу старинную куклу-мальчика, вспоминаю их снова и снова.


Toshka

Ямогу: Занимаюсь изготовлением маленьких текстильных мягконабивных кукол до 25 см. Теплые, милые и тискательные куколки. Маленькая радость в ваш дом :)

Dormouse

Ямогу: Мейкап BJD, блаш рук, татуировки. Реставрация композитных кукол, восстановление росписи кукол из целлулоида, перетяжка и проклейка любых кукол. Изготовление париков. И много всего другого!


Комментарии (22)

Спасибо, очень трогательная история!
очень интересная история, спасибо что поделились с нами. Унесу топик в избранное, а позже обязательно прочту детям.
Очень понравился рассказ, слезы накатываются...+++++
Да, история грустная. Почему-то мне всегда было трудно представить, что и в те страшные годы, среди горя и ужаса, люди любили, влюблялись, помнили о прекрасном и светлом.
Спасибо за повествование. «Летят журавли» — другая трогательная версия.
Спасибо! Рассказанное Вами — это живая нить, связывающая нас с прошлым.
«Летят журавли» (или пьеса «Вечно живые» Виктора Розова)…
Думаю, тоже непридуманная, возможно, немного переработанная чья-то реальная история. Конечно, в то время похожих историй было много. Война обнажает суть человеческих душ.
А что стало с куклой? Сашенька живет у Вас?
Когда, совсем недавно, я рассказала эту историю мужу, он сказал, а может эту куклу можно найти?
Оля, в то время, когда я жила у Юлии Алексеевны, попросить эту куклу в подарок было просто немыслимо, я поняла это по глазам старушки. А потом вдруг и внезапно, приехали её родственники и мне сррочно пришлось от неё переехать. Получилось так, что прямо на квартиру к своему будущему мужу))
Жизнь закрутилась колесом.
Но старушке уже тогда было за 80лет. Лучшее, на что я надеюсь, что Сашенька живёт и теперь в семье её родных.
Я почему спросила про Сашеньку… мое увлечение антикварными куклами началось с детства, когда я увидела несколько кукол дальней родственницы, тоже интересной старушки, прошедшей все, в том числе и концлагерь.
Ее куклы мне не достались(хотя и были обещаны), поэтому я надеялась, что Сашенька живет в Вашей семье.
Я думаю, что кукла давно утрачена. Знаете, сколько я перевидал оптом выброшенных квартир после смерти таких вот зачечательных бабушек? Наследникам нужна жилплощадь. А вся жизнь человека умещается в один мусорный контейнер — мебель, фотографии — с твёрдых фотопластинок до потрёпанных ч/б, посуда, одежда, документы — от свидетельства об окончашии семилетки (а то и церковно-приходской, с ятями) — до толстой-толстой папки с платёжками и рецептами…
Увы, остаётся только память.
Печальная история. А ведь лейтенант Александр мог бы выжить в том бою, если бы знал, что Шурочка его ждет и любит. Надеюсь, его подарок не лежит разбитым где-нибудь на чердаке…
Ольга, и моя увлечение старинными куклами началась в детстве, продолжилось в юности а реализовалось только теперь. К сожалению, все, виденные мной куклы жили в чужих семьях, и история этих семей оказалась, увы, достаточно печальной.
Ирина, думаю, и у Юлии Алексеевны, было такое же мнение, как у Вас. Иначе, она не была бы так сурова и непреклонна по отношению к Шурочке, и отдала бы ей подарок лейтенанта.
Ох, Александр, скорее всего, Вы правы. Антикварная куколка, даже самая драгоценная, для большинства не представляет никакого интереса, тем более — ценности. Не блестит она.
На днях меня навестили дальние родственники. Всё, что их воодушевило — ремонт в квартире. А такие для меня драгоценнейшие девочки, которых я бережно закутываю, пряча буквально ото всего, их вообще не заитересовали, что мне и было с гордостью заявлено)
Но хочется, так хочется верить в лучшее.
Спасибо вам большое за рассказ! История грустная, трагичная, но светлая и трогательная одновременно.
Сколько пережила на свете ваша героиня(и многие ее сверстники), но осталась человеком с чистой детской душой. Нам бы не забывать об этом, передавать такие истории по наследству, чтобы дети и внуки помнили и знали цену победы. Жаль, что куколка не сохранилась! Спасибо еще раз!
Да, очень печальная история. Я сейчас думаю, а как бы я поступила — отдала куклу, или оставила? Наверное, будучи молодой, не отдала, поддавшись юношескому максимализму. Но прожив годы, думаю, что это не правильно. Может быть Шурочка всегда любила Александра. И он хотел, чтобы кукла была именно у нее. Ведь Белка из фильма «Летят журавли», тоже вышла замуж за нелюбимого, но страдала от этого. И мы ее жалеем. И правильно.
Может, если эта кукла была у Шурочки, она передавалась детям, как реликвия! Кто знает?..
Трудно, конечно, сейчас судить о чужих чувствах. Юлия Алексеевна тогда не была уже юной, я сужу по её воспоминаниям о революции и о том, какими были белые офицеры в её детстве. Возможно, было что-то, что помешало ей отдать тогда подарок. Какое-то ощущение или впечатление. И потом, не забывайте, за какИм человеком она была замужем, а появление в доме этой куклы не было бы для него приятным сюрпризом.
Я всё же, надеюсь, что Сашенька, так трепетно любимый и бережно хранимый более 40 лет после войны, был передан ею в достойные руки. Несмотря на возраст, эта чудесная женщина была на редкость самостоятельна и независима.
Спасибо, за трогательную историю!
Трогательно-волнующая интересная история из жизни, достойная кино-сценария. Спасибо Вам за то, что рассказали нам.
Спасибо за топик!
Спасибо!!! Вот читаю вслух эту историю мужу и ребёнку и слёзы бегут по щекам.
Спасибо, Алла за Ваш рассказ. Поздравляю всех вас с праздником 9 мая!