"Поздно ночью у подушки, Когда все утомлены, Вырастают маленькие ушки, Чтобы слушать сны." Вера Инбер. Забытая поэтесса.


Поздно ночью у подушки,
Когда все утомлены,
Вырастают маленькие ушки,
Чтобы слушать сны.
Сны бывают разные. Их много:
Снятся чудеса,
Снятся приключения, дорога,
Реки и леса,
Снятся лыжи, снеговые горки,
Солнечный газон,
Школьная тетрадь, где все пятерки, —
О, волшебный сон!
Сны текут то явственней, то глуше,
Как ручей, точь-в-точь.
И подушка, навостривши уши,
Слушает всю ночь.
Днем зато, уставши до упаду,
В жажде тишины,
Спит она — будить ее не надо, —
Спит и видит сны.
1915 г
Боб Байерли

Поэзию Веры Инбер мне (и себе) открыла мама в мои далекие 10 лет, купив маленькую серо-голубую книжечку карманного формата. Помню тихое удивление учительницы, прочитавшей мое сочинение на тему «Твой любимый поэт». Возможно, она впервые узнала это имя.

Вера Инбер родилась в Одессе в 1890 году в семье владельца научного издательства и учительницы русского языка. С детства писала стихи. Окончив гимназию, поступила на Одесские высшие женские курсы на историко-филологический факультет. В годы учебы публиковала стихи.
Вместе с первым мужем жила в Париже и Швейцарии в течение четырёх лет — в 1910—1914. В Париже она издала за свой счёт первый сборник стихов.

Ты проходишь, ты ищешь, ты жаждешь плениться,
Ты пленяешься издалека.
Я же вишне подобна, надклеванной птицей:
Я сладка и горька.

После лета, слежу в облаках и туманах
Зарожденье осеннего дня.
Если ищешь плодов безупречно-румяных,
Не трогай меня.

Значит, это не ты, предназначенный роком,
Кто придет из-за гор и морей,
Чтоб упиться моим опороченным соком,
Горечью сладкой моей.

Прохладнее бы кровь и плавников бы пара,
И путь мой был бы прям.
Я поплыла б вокруг всего земного шара
По рекам и морям.

Безбровый глаз глубоководной рыбы,
И хвост, и чешуя…
Никто на свете, даже ты бы,
Не угадал, что это я.

В проеденном водой и солью камне
Пережидала б я подводный мрак,
И сквозь волну казалась бы луна мне
Похожей на маяк.

Была бы я и там такой же слабой,
Как здесь от суеты.
Но были бы ко мне добрее крабы,
Нежели ты.

И пусть бы бог хранил, моря волнуя,
Тебя в твоих путях,
И дал бы мне окончить жизнь земную
В твоих сетях.

1920

Вера Инбер в Париже
Жанне
День окончен… Делать нечего…
Вечер снежно-голубой…
Хорошо уютным вечером
Нам беседовать с тобой…

Чиж долбит сердито жердочку,
Будто клетка коротка…
Кошка высунула мордочку
Из-под теплого платка…

«Значит, завтра будет праздница?»
«Праздник, Жанна, говорят!»
«Все равно! Какая разница!
Лишь бы дали шоколад!»

«Будет все, мой мальчик маленький!
Будет даже снежный бал…
Знаешь, повар в старом валенке
Утром мышку увидал!»

«Мама! Ты всегда проказница!
Я не мальчик! Я же дочь!»
«Все равно, какая разница!
Спи мой мальчик, скоро ночь
1913 г
В 1914 году, перед самым началом войны, Вера Инбер с мужем и родившейся в Париже двухлетней дочерью Жанной покинули Европу и вернулись домой, в Одессу.
В Одессе Вера Инбер продолжала писать стихи и публиковала их в местных газетах. Ещё она выступала на поэтических вечерах. Её иронические изящные, слегка вычурные стихи пользовались успехом.
Вера Инбер считала себя знатоком моды, объясняла одесским женщинам, что такое модная одежда, выступала с лекциями.


Как жизнь идёт! У моей дочурки
Уже толстеньких две косы.
Я с ней играю в куклы и в жмурки,
А в вечерние часы

Я рассказываю ей, что козлята
Не слушались мамы-козы.
Вечер тих. Над копной примятой
Летают две стрекозы.

Надо спать идти. Уже поздно.
Разгрызая последний орех,
Я спрашиваю её: «Скажи серьёзно,
Кого ты любишь больше всех?»

Свой бантик, похожий на стручочек перца,
Она ухватила, теребя.
И я жду с замиранием сердца,
Чтоб она мне сказала: «Тебя».
1916 г
George Dunlop Leslie

У первой мухи головокруженье
От длительного сна:
Она лежала зиму без движенья,-
Теперь весна.

Я говорю:- Сударыня, о небо,
Как вы бледны!
Не дать ли вам варенья, или хлеба,
Или воды?

— Благодарю, мне ничего не надо,-
Она в ответ.-
Я не больна, я просто очень рада,
Что вижу свет.

Как тяжко жить зимой на свете сиром,
Как тяжко видеть сны,
Что мухи белые владеют миром,
А мы побеждены.

Но вы смеетесь надо мной? Не надо.-
А я в ответ!
— Я не смеюсь, я просто очень рада,
Что вижу свет.
1919
В 1922 году Вера Инбер переехала в Москву, работала журналистом, писала прозу и очерки, ездила по стране и за рубеж (в 1924—1926 годах в качестве корреспондента жила в Париже, Брюсселе и Берлине).
фото неизвестное
СЫНУ, КОТОРОГО НЕТ

(Колыбельная песня)

Ночь идет на мягких лапах,
Дышит, как медведь.
Мальчик создан, чтобы плакать,
Мама — чтобы петь.

Отгоню я сны плохие,
Чтобы спать могли
Мальчики мои родные,
Пальчики мои.

За окошком ветер млечный,
Лунная руда,
За окном пятиконечная
Синяя звезда.

Сын окрепнет, осмелеет,
Скажет: «Ухожу».
Красный галстучек на шею
Сыну повяжу.

Шибче барабанной дроби
Побегут года;
Приминая пыль дороги,
Лягут холода.

И прилаженную долю
Вскинет, как мешок,
Сероглазый комсомолец,
На губе пушок.

А пока, еще ни разу
Не ступив ногой,
Спи, мой мальчик сероглазый,
Зайчик дорогой…

Налепив цветные марки
Письмам на бока,
Сын мне снимки и подарки
Шлет издалека.

Заглянул в родную гавань
И уплыл опять.
Мальчик создан, чтобы плавать,
Мама — чтобы ждать.

Вновь пройдет годов немало…
Голова в снегу;
Сердце скажет: «Я устало,
Больше не могу».

Успокоится навеки,
И уже тогда
Весть помчится через реки,
Через города.

И, бледнея, как бумага,
Смутный, как печать,
Мальчик будет горько плакать,
Мама — будет спать.

А пока на самом деле
Все наоборот:
Мальчик спит в своей постели.
Мама же — поет.

И фланелевые брючки,
Первые свои,
Держат мальчикины ручки,
Пальчики мои.
1927

Во время блокады Вера Инбер оставалась в Ленинграде со своим третьим мужем, профессором медицины. Она видела изнутри все ужасы блокады, она пережила смерть внука и дочери. Ленинградская блокада стала главной темой ее творчества в годы войны. Вера Инбер выступала по радио, публиковала стихи и статьи в периодической печати, выступала в воинских частях и на заводах. Об этих страшных годах Инбер написала блокадный дневник «Почти три года». В 1946 года получила Сталинскую премию за блокадную поэму «Пулковский меридиан». Вера Инбер приняла участие в составлении «Чёрной книги», рассказывавшей о зверствах фашистов, написала очерк о расправе над евреями Одессы. Награждена тремя орденами и медалями.
Вера Инбер пережила мужа и умерла в Москве 11 ноября 1972 года, в 82 года. Похоронена на Введенском кладбище в Москве.

По прошествии времени, когда-то всенародно известную поэтессу Веру Инбер забыли.
Но до сих пор поют песню о девушке из Нагасаки на слова поэтессы:
“У ней такая маленькая грудь!
А губы у ней алые, как маки.
Уходит капитан в далёкий путь,
Оставив девушку из Нагасаки”.
Любители шансона уже много лет поют её, не задумываясь над тем, кто автор этих душещипательных строк.
Поздние стихи Инбер никто не помнит, зато её ранние вещи — детские стихотворения, рассказы, книги «Место под солнцем» и «Америка в Париже» — вспоминают всё чаще. А её песенку «Девушка из Нагасаки» поют уже почти девяносто лет.
***
ЧИТАТЕЛЮ

Читатель мой, ненадобно бояться,
Что я твой книжный шкаф обременю
Посмертными томами (штук пятнадцать),
Одетыми в тисненую броню.

Нет. Издана не пышно, не богато,
В простой обложке серо-голубой,
То будет книжка малого формата,
Чтоб можно было брать ее с собой.

Чтобы она у сердца трепетала
В кармане делового пиджака,
Чтобы ее из сумки извлекала
Домохозяйки теплая рука.

Чтоб девочка в капроновых оборках
Из-за нее бы не пошла на бал,
Чтобы студент, забывши про пятерки,
Ее во время лекции читал…

«Товарищ Инбер ,— скажут педагоги,—
Невероятно! Вас не разберешь.
Вы нарушаете регламент строгий,
Вы путаете нашу молодежь».

Я знаю — это не педагогично,
Но знаю я и то, что сила строк
Порою может заменить (частично)
Веселый бал и вдумчивый урок.

Теченье дня частенько нарушая
(Когда сама уйду в небытие),—
Не умирай же, книжка небольшая,
Живи подольше, детище мое!

1963
В создании топика использованы материалы интернета. О неоднозначной личности В. Инбер рекомендую прочитать материал „Родовое проклятие Веры Инбер“.


Пынтикова Мария

Ямогу: Перерисовка кукол 1:12. Одежда для кукол 1:12 (До 15 см ростом)

Семенова Светлана

Ямогу: Я леплю, а потом отливаю в мягком силиконе пупсов разных размеров. Туловище у них цельнолитое. Во рту — язычок, десны, по возрасту зубы. Возможно изготовление портретных по фото.


Комментарии (18)

Стихи потрясающе красивые, а ножницы очень бы не помешали. Хотя бы перед первым фото.
Спасибо, поставила.
Ирина, спасибо, многие стихи Веры Инбер близки. Некоторые очень любимы.
***
Забыла все: глаза, походку, голос,
Улыбку перед сном;
Но все еще полна любовью, точно колос
Зерном.

Но все еще клонюсь. Идущий мимо,
Пройди, уйди, не возвращайся вновь:
Еще сильна во мне, еще неодолима
Любовь.
  • avatar
  • 1289
  • +1
Спасибо! Ее обвиняли а подражании Ахматовой. Я, все же, предпочитаю ее детские стихи.
Ирина, спасибо Вам большое, что напомнили об этой удивительной поэтессе! Когда-то давно сама зачитывалась ее стихами, а сейчас Ваш топик натолкнул на мысль: вот какую книжку надо почитать дочке! А то каждый раз такая грусти и тоска нападает, когда перебираю современные книжки в отделе детской литературы…
  • avatar
  • KaZa
  • +2
Да, есть еще про сороконожку, я разместила, но — длинные, убрала.
Очень интересно! Спасибо, большое!!!
Спасибо, деткам будет интересно.
Ирина! спасибо огромное за напоминание об этой прекрасной поэтессе.Удивительные стихи.Найду свои тетради со стихами студенческих лет: она там есть, ее военная лирика.Про сына-боль, как стрела, пронзает.
Спасибо! А мне всегда было обидно за ее дочку!)) Мальчика хотела!
Мне очень понравилось, обязательно все про нее почитаю и куплю книжку (нарою в интернете), чтобы читать 5-ти летнему сыну. От стихотворения «Сыну, которого нет. Колыбельная» слезы навернулись на глаза… Столько нежности в ее стихах о детях, что просто страшно представить, как она пережила смерть стольких любимых людей… Вот стихи маленькой дочке, а потом она умерла, да еще и внук умер..., потом муж. Да и наверняка много кто еще, времена такие. Где взять сил, чтобы пережить это, помня, что раньше они были...? Очень затронуло.
Спасибо! Наверное, людей поддерживает память и бесконечная благодарность за то, что родные были рядом, и была их любовь… Не дай бог это понять!
Спасибо, огромное, вы открыли мне новый мир прекрасной поэтессы. Как жаль, что сейчас все меньше задумываются о прекрасном и вечном…
Спасибо, все зависит от нас самих!
Ирина, спасибо за публикацию.

Именем Веры Инбер назван бывший Стурдзовский переулок в Одессе.
  • avatar
  • cfif
  • 0
Да, спасибо, я не обо всем написала. Не хочу заниматься плагиатом, поэтому порекомендовала почитать другой материал.
Вот ведь странно. Какой-то отголосок внутри что читала, а вот только сейчас вошло в сознание. Есть книги и стихи, входящие в сердце только уже в определенном возрасте. Только сейчас я почувствовала сердцем эту колыбельную для мальчика. Сколько горечи в названии, тоски о несбывшемся, сколько жизненной мудрости в стихотворении… Большое спасибо за то, что напомнили об этой прекрасной поэтессе!
Ирина, извините, что не ответила сразу. Красиво и точно Вы написали, спасибо!
  • avatar
  • iner
  • 0