Анна

Подлинная история Зорро, глава 26

Продолжаем следить за развитием событий! Остановились здесь, и вот что было дальше

Сержант Гарсиа мечтал поймать Зорро с тех пор, как за его голову была объявлена награда. Причём если награду получить ему очень хотелось, то видеть Зорро за решёткой или тем паче на виселице не хотелось вовсе. Необъяснимо, но факт — Зорро вызывал у сержанта горячую симпатию. И всё же когда в окно влетел камень с запиской, где Зорро предлагал сдаться сержанту, если только тот приедет один в Слепое ущелье, сержант очень обрадовался. Он едва дождался вечера, когда было назначено время встречи. В Слепом ущелье Зорро не оказалось (хотя его часто видели там, только никто не мог понять, куда он потом девался, о потайном ходе де ла Вега никто в округе не знал), зато у самого входа в ущелье сержанта окликнули и велели бросить шпагу. Сержант поупрямился, но всё-таки сделал, что велели — уж очень хотелось получить награду в тысячу песо. Доехав до конца ущелья, сержант стал ждать. Ждал он долго, под утро сделалось холодно, а Зорро всё не появлялся. И неудивительно: Диего в эту ночь решил отоспаться впрок. С восходом солнца не выспавшийся, озябший и злой сержант решил вернуться домой. Шпагу свою он не нашёл, хотя таинственный голос обещал ему, что на обратном пути шпага будет его ждать. Так, без оружия и без славы, он и возвратился в гарнизон. А там происходило что-то странное.
Уланы выстроились, как на параде, и по одному подходили к стоявшему посреди двора креслу. В кресле сидел человек с забинтованной головой, смотрел на солдат мрачно и время от времени мотал головой:
— Нет, не он. Не тот. Слишком мал ростом. Худой. Не похож.
— Что тут у вас творится? — удивился сержант Гарсиа.
— Вот он! — возвестил незнакомец при виде него.
Оказалось, это был королевский курьер, вёзший гарнизону жалованье за четыре месяца. На дороге на курьера кто-то напал, избил и ограбил. Курьер утверждал, что это солдат — огромный толстый солдат. А в доказательство предъявил обломок шпаги, в котором сержант с изумлением опознал останки своего оружия. Судья Галиндо с нехорошей улыбкой объявил сержанта преступником. Солдаты растерянно смотрели на своего командира.
— Чего встали? — печально рыкнул сержант, — Сказано: арестовать, значит, выполняйте. И охрану не забудьте выставить, по-моему, я очень опасен, — он сокрушённо покачал головой и поплёлся в камеру, всё ещё ничего не понимая.

Дон Диего навестил его вечером — когда узнал обо всём. Он терялся в догадках, как удалось так подставить сержанта, если он не покидал казарму, и вот тут сержант и рассказал ему, как ездил на встречу с Зорро.
— Как он мог так меня подставить? — качал головой сержант.
— А если это не он? — предположил дон Диего, сочувственно хмурясь, — Я совершенно точно знаю, что Зорро не мог так поступить!
— Ах, дон Диего, мне бы вашу уверенность, — вздохнул сержант, — Да и почему не мог?
Диего чуть не ляпнул: «Потому что спал, как убитый», но вовремя опомнился.
— А где курьер? — спросил он.
— Не знаю, но вон идёт судья, спросите у него.
В самом деле, судья Галиндо шёл сказать, что сержанту вынесен смертный приговор, и на рассвете его расстреляют. Дон Диего попытался возражать, но судья обозвал его мальчишкой и бездельником. А о королевском курьере сказал, что тот уехал назад в Монтерей, поскольку у него был приказ короля. Диего посмотрел на него с непонятным выражением, про которое дон Алехандро обычно говорил: «Были бы копыта, лягнул бы», и, велев сержанту ни о чём не беспокоиться, уехал.

Наверное, если бы у Зорро был только один конь, он не смог бы догнать королевского курьера, но, к счастью, кроме Торнадо был ещё и привезённый из Монтерея Фантом, доставшийся Диего от покойного лейтенанта Рафаэля Сантоса, убитого бандитами. Белоснежный Фантом настиг курьерскую лошадь шутя. Курьер слышал о Зорро — кто о нём не слышал? — и совесть, как видно, у него была нечистой: он попытался отстреливаться. Пуля прожужжала мимо уха Зорро, а потом он прыгнул с седла на спину беглецу. После короткой борьбы оба покатились на землю, и Зорро при падении ударился головой о камень и потерял сознание. Он не мог сказать, долго ли пробыл без чувств, но, видимо, недолго, а очнулся от свирепого лошадиного визга. Фантом стоял перед ним, заслоняя от кого-то и молотил воздух передними копытами. Он потерял одного хозяина и ни за что не хотел лишиться второго. Королевский курьер, бледный, испуганный, но не выпускавший из рук увесистую суковатую палку, которой намеревался добить Зорро, жался к груде камней. А Фантом всё приближался к нему, и не приходилось сомневаться, что он не побоится палки. Остановился он только когда Зорро поднялся во весь рост. Курьер бросил палку — понял, что против шпаги она бесполезна.
— Сеньор, я не виноват! — взмолился он, — Мне сказали, что я могу оставить деньги себе, если оговорю толстого солдата! Сеньор, ради Бога!
Зорро вложил шпагу обратно в ножны и обошёлся кулаком, да и то вполсилы: голова курьера мотнулась от удара, но отбиваться он не рискнул. Зорро связал его, положил поперёк седла и повёз в Лос Анджелес.

Занималось ясное утро — как и чаще всего в этих краях. Над горизонтом ещё таяли перламутровые облака, нежаркое по раннему времени солнце робко выглядывало из-за гор, воздух был прозрачен и жизнь прекрасна. Сержант Гарсиа посмотрел на розовое небо, вдохнул душистый ветерок и подумал, что это очень грустно — в такое утро расставаться с жизнью. Хмурый капрал Рейес отомкнул замок на решётке. Взвод с мушкетами выстроился по команде судьи, и сержант встал у стены, в последний раз окинув взглядом своих улан.
— Желаете сказать что-нибудь? — спросил судья.
— Да, — кивнул сержант. — Зря я пошёл в армию!
Капрал хотел завязать ему глаза, но сержант отказался.
— Лучше видеть, как они все не сделают этого, чем не видеть, как они… — сержант махнул рукой, — Я готов. Взвод, целься!
Но вместо следующей команды грянул выстрел с крыши. Все головы повернулись в ту сторону, и увидели Зорро, отбросившего разряженный пистолет и держащего за шиворот связанного королевского курьера — того самого, который был якобы ограблен сержантом.
— Расскажите им! — велел Зорро.
— Никто меня не грабил! — выкрикнул курьер, — Это…
И тут судья Галиндо выхватил пистолет и выстрелил в него. Курьер подавился словами и рухнул к ногам солдат.
— Зря вы это сделали, господин судья, — заметил Зорро, и судье стало страшно: он понял, что Зорро знает всё.
— Хватайте его! — взвизгнул судья.
— Одну минутку, сеньоры! Тут меня просили кое-что вам передать! — и Зорро кинул сержанту Гарсии мешок.
Тот машинально поймал, в мешке звякнуло.
— Ваше жалованье, — пояснил Зорро.
— Ура!!! — рявкнули солдаты.

— Идиоты! — бесновался судья, — Ловите его! Вы!
— Я не могу, — возразил сержант, — я арестован.
— Уже нет! Вперёд!
— В другой раз, — отмахнулся сержант, — как исполняющий обязанности коменданта и старший по званию я должен вначале раздать солдатам жалованье.

И с достоинством проследовал в казарму, сопровождаемый счастливо гомонящими уланами. Судья в ярости сжал кулаки и выругался сквозь зубы. Зорро солнечно улыбнулся и поклонился в ответ. А спустя час Диего показал Бернардо ещё одно прихотливо изрезанное орлиное перо, найденное у вероломного курьера.
— Похоже, это какая-то шайка, использующая орлиные перья как условный знак, — поделился соображениями Диего, — перо в руке убитого Рохаса было вырезано иначе. Но ключа к этому шифру у нас пока нет. Да, ты прав, мой друг: «пока» в данном случае звучит не слишком оптимистично.

Продолжение следует!
  • 01ga

    Ямогу: Здравствуйте! Меня зовут Ольга. Очень люблю создавать одежку для куколок. Вяжу крючком, спицами для куколок Gotz, Heart and Soul Dolls, Ellowyne Tonner, Kaye Wiggs. Вот примеры моих работ:

  • Vixen

    Ямогу: С удовольствием изготовлю для Вас куклу в технике Тильда или наряд для вашей любимицы куклы. С примерами моих работ можно ознакомиться в полном описании. Жду Ваших предложений! :-)

Обсуждение (3)

Анют спасибо огромное за продолжение!!!))))
Спасибо, что читаешь ;)
Сержан Гарсия просто прелесть!
Фантом тоже!)