“СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННЫЕ МАТЕРИАЛЫ”. Дело № 002. “Аз есмь вендетта, или Смерть с ароматом луны”. Глава 5


Всем привет! Ссылочка на 4 главу:
babiki.ru/blog/proba-pera/193076.html

5. Майами, штат Флорида. Морг мемориального госпиталя святой Агнессы. 13:11.

— Впечатляет, — присвистнула Скалли, когда паталогоанатом, плотный, лысый мужчина с яйцеобразной головой, которого коллеги за глаза называли «Шалтай-Болтай», открыл искомую ячейку, выдвинул никелированный поддон и, осведомившись у присутствующих, все ли готовы, откинул белую простыню.
Алекс Крайчек оказался не готов. Молодой человек, побледнев, пошатнулся, но Дана ловко подсунула напарнику под нос вскрытую ампулу с нашатырем, и, когда тот раздумал падать в обморок, включила диктофон.
— Мужчина, белый, сорок один год, в прогрессирующей стадии разложения. Причину смерти прояснит вскрытие. При внешнем осмотре можно предположить, что гибель наступила от кровотечения и распада внутренних органов…
— А это что? – кивнул Алекс на что-то явно крупногабаритное, скромно стоящее в самом дальнем углу прозекторской под такой же неизменной, белой простыней, какой был недавно прикрыт «кошмар Франкенштейна».
В этот момент у Даны зазвонил мобильный телфон.
— Агент Скалли слушает.

— Это шериф Кукс, — Натан шумно вздохнул. – Я по поводу потерпевшей Пенелопы Оуэнс. Дело в том, что она не в совсем обычной…эээ, коме.
— Мне уже сказали, что в госпитале такой пациентки не числится, и я хотела звонить вам.
— Она в морге.
— Что?!
— Ну, она как бы уже не совсем жива…
Коротко попрощавшись с шерифом, Скалли медленно оглянулась, а затем, засунув телефон в карман, направилась к странному предмету, заинтересовавшему Крайчека настолько, что «мелкий засранец» на этот раз отошел от привычной при осмотре трупов дурноты в рекордно короткое время.
— Уж простите, мэм, я не Дэвид Копперфильд, и запихнуть в морозильник ЭТО у меня не вышло, — развел руками Донателло Милано, когда Дана решительно потянула полотнище на себя. В следующую секунду в обители вечного сна прозвучал совершенно неуместный, двойной художественный свист спецагентов.
— Уж я всякого повидал за последние полгода, это что-то новенькое, — пробормотал Крайчек, обходя «статую» кругом.
— Кажется, я знаю, что это. Литокинез, — объявила Скалли. – Его еще называют «синдромом Медузы Горгоны».

На Дану вопросительно уставились две пары глаз.
— Литокинез, или способность превращать живые существа в камень, бывает двух видов, — пояснила Скалли, а Крайчек, раскрыв их дежурную, «магическую» аптечку, достал камертон и легонько стукнул «изваяние» по плечу. По прозекторской поплыл навязчивый, гулкий звон. – Первый – это врожденный, или генетический. Такие люди обречены всю жизнь ходить в солнцезащитных очках и у них масса неудобств и проблемы с адаптацией в обществе. Второй вид литокинеза – довольно редкий магический дар. Его обладатели могут прекрасно контролировать свои способности, и порой используют их далеко не во благо.
— Скалли, кажется, она еще жива, но не факт, — взволнованно сказал Алекс, доставая мобильный телефон. – Я сейчас посоветуюсь с Грейс.
— И это…надолго? – Донателло с тоской кивнул на «статую».
— Обычно от нескольких часов до нескольких дней. Жертвы литокинеза, как правило, не помнят того, что происходило с ними непосредственно перед «превращением».
— Да, Грейс сказала, что это пройдет, — подтвердил Алекс. – Только нам надо определить нашу «пострадавшую» в местечко потеплей, иначе по пробуждении нашей «спящей красавице» пневмония будет обеспечена.
— Я сделаю защитное заклинание, чтобы Пенелопа и впрямь не захворала, — сказала Скалли, открывая «Книгу таинств». – Думаю, лучше всего ее пристроить на хранение Спендеру. Хранилище вещдоков Бюро – самое, пожалуй, надежное место, тем более, мы пока не знаем, с кем или с чем имеем дело.
— Согласен, — кивнул Крайчек. – Только сначала следует предупредить Курильщика, а то его, не дай Бог, дед кондратий прихватит. Эффект неожиданности – штука опасная.
— Действуй. А я займусь лордом Невиллом. Этому бедолаге мы уже ничем не поможем, кроме установления причины его смерти, — сосредоточившись и прочитав обещанное заклинание, Дана, одев перчатки, респиратор и защитные очки, взялась за скальпель. Алекс, предупредив Рауля Спендера, отправил ему «каменную бандероль» и, облачившись в «защиту», присоединился к напарнице. Накатившая поначалу дурнота давным-давно прошла, и он снова мог нормально работать: он тоже был эмпатом, хоть, к счастью, и не таким сильным, как Скалли.
— Ну-с, агенты, не буду вам мешать, — сняв халат с перчатками, мистер Милано с явным и нескрываемым облегчением удалился, и Скалли даже стало искренне жаль «Шалтая-Болтая», который, привыкнув иметь дело с обычными покойниками, мертвыми всерьез и насовсем, спасовал, столкнувшись с необъяснимым. И в том не было его вины. Вполне обычная реакция среднего обывателя.
Дана вздохнула.
Видимо, должно еще пройти хотя бы лет сто, прежде чем люди перестанут разворачивать головы вслед ведьме, летящей на метле, или шарахаться от зомби и привидений.

— Ничего не понимаю, — растерялась Скалли, закончив взвешивать органы, вернее, то, что от них осталось. – Возможно, у меня еще слишком мало опыта как у Зачарованной…
— Да, что-то тут явно не так, — согласился с коллегой Алекс, засунув нос в разверстую грудную клетку лорда Тимоти. – Этот парень в качестве зомби должен был жить и здравствовать годиков сто пятьдесят как минимум. Такое впечатление, что нашему клиенту дали волшебного, «ускорительного пенделя», и состарили преждевременно. Может, какой-то умник вплотную приблизился к созданию философского камня из чужих человеческих жизней…
— Нет. Я думаю, тут другая причина. Ее прояснит исключительно развернутый анализ. Я сегодня же отправлю образец в Вашингтон, — с этими словами, определив полуразложившиеся ткани в пробирку с защитной сигилой, Дана на мгновение замерла, а затем, переборов инстинктивное отвращение, положила руку в перчатке на лоб покойника.
— Скалли, что ты делаешь? – опешил Крайчек. – Он уже дважды мертв, вообще-то.
— «Ускорительный» пендель, — пробормотала напарница, закрывая глаза. – Алекс, ты гений!
В следующее мгновение Дана провалилась в астрал и увидела Ее.

«Живую» легенду острова Сардиния, забытую, словно страшный сон. Всадницу Смерти. Зловещая фигура, с ног до головы закутаная во все черное, извлекла из складок своего траурного одеяния маленький, плоский золотистый предмет с миниатюрными песочными часами, который начал вращаться с бешеной скоростью.
— Она использовала «маховик времени», — прошептала Скалли.
Акка бадора из ее видения, сделав свое черное дело с подушкой, растворилась в ночи, перед этим превратив Пенелопу Оуэнс в каменное изваяние, пристально посмотрев ей в глаза…
Дана, моргнув, уже почти вышла из транса, как «зацепилась» за еще один эпизод из жизни лорда Тимоти Гектора Невилла примерно за неделю до злополучного похода на виллу «Визкайа».
— Нью-Хейвен, Коннектикут, — деревянным голосом сообщила Скалли, а Крайчек, схватив блокнот и карандаш, спешно записал адрес.

Майами, штат Флорида. Невилл-холл. 19 ноября 2001 года. 14:07.

— На похороны приедет бабушка. Она останется здесь и оформит опеку надо мной, — Зоуи Невилл снова предательски шмыгнула носом, и Малдер уже в который разт полез в картонную коробочку за очередной салфеткой. Мейси, домработница, перестала орудовать пипидастрами и принялась чинно, неторопливо завешивать черным траурным крепом зеркала.
— Еще раз прими мои соболезнования, — Фокс по-отечески погладил по спине темноволосую девочку, которая, ссутулившись, сидела перед ним на стуле, всем своим видом напоминая выпавшего из гнезда воробушка. – Я знаю, твоя мама умерла родами. У отца были…другие женщины?
— Пару раз, но несерьезно. Серьезно у него было только с Пенелопой, — Зоуи опять всхлипнула, и в ход пошел новый бумажный платок. – Мы с ней были подругами, но я как-то не представляла ее в качестве своей мачехи, хоть и не была против ее отношений с моим отцом.
— Скажи, а у него были враги или недоброжелатели? Твой папа с кем-нибудь ссорился в последнее время?
— Возможно. Отец работал оценщиком в «Гриндейле»и был прекрасным, выдающимся искусствоведом, — всхлипнула школьница. – Одним из лучших. Знания и чувство прекрасного были у него в крови. Ему однозначно многие коллеги завидовали далеко не белой завистью. Но чтобы до такого жуткого убийства прям…то навряд ли.
В этот момент у Малдера пиликнул телефон, и Фокс полез за ним в карман.
— Да, Скалли, я еще в доме у лорда Невилла. Как там у вас дела?
— Как сажа бела, — последовал ответ напарницы. – Крайчек опять чуть в обморок не наложил, а Пенелопа Оуэнс окаменела и мы отправили ее Курильщику под крыло. Однако не в этом суть. Малдер, мы, кажется, имеем дело с абсолютно новым видом зомби.

— Такое начало меня уже не вдохновляет, — как на духу, признался своей коллеге Фокс.
— Меня тоже. Судя по всему, это довольно высокоразвитые особи, в отличие от большинства своих сородичей, которые спят в могилах, нападают на людей и едят человеческий мозг. Хотя такой тип питания для поддержания их не-умерших организмов в форме в данном случае совсем не исключен, но лишь в качестве биологически активной добавки к пище, так сказать. Лорда Невилла некоторое время назад поразил некий токсин, превративший его в не-умершего, который под воздействием «маховика времени» вызвал практически мгновенную смерть. Для более конкретных данных необходимы полный анализ и опыты на лабораторных мышах. Однако это еще не все. Спроси у Зоуи, был ли ее отец примерно неделю назад по тому адресу, который я тебе сейчас сброшу.
— Окей. Принято, — Малдер нажал на отбой. Через секунду мобильный тренькнул, возвещая о приходе смс.
— Скажи, Зоуи, а твой отец часом не был в Нью-Хейвене неделю назад? Это в штате Коннектикут, — Фокс пытливо-выжидающе посмотрел на свою юную свидетельницу.
— Откуда вы знаете? – девочка, перестав всхлипывать и плакать, округнлила от изумления глаза.
— У нас свои методы, — ободряюще улыбнулся ей Малдер.
— Ну, папа был там. Вместе с Пенелопой. У них было сначала романтическое свидание, и он наконец сделал ей предложение, — очередной шмыг носом, и Фокс со вздохом пододвинул к себе почти опустевшую коробку.
— Ты же ведьма, так? – полуутвердительно констатировал Малдер.
— Ага. С пяти лет. Как и мои подруги, Беверли Дрейфус и Лина Гамильтон. Но теперь мы принадлежим к Церкви Ночи и поклоняемся богине Гекате.

Фокс удивленно задрал кверху одну бровь.
— Это все отчим Беверли, — принялась пояснять Зоуи. Этот странный, вежливый мужчина из ФБР, запросто болтающий с ней о самых диких, потусторонних вещах, сам был колдуном, и поэтому вызывал доверие. – Каждая из нас сама должна была найти свой Путь. Но Артур Нэвинс, похоже, связался с какой-то нехорошей компанией.

И вот поэтому нам и пришлось приносить клятву верности Гекате. Это не так уж плохо. Она суровая богиня, но мудрая и справедливая.

И, самое главное – отныне над нами тремя никто не будет иметь власти, даже сам Князь Мира Сего. Клятва, данная Гекате, самая сильная. И она неоспоримая. Ты не можешь забрать свои слова обратно и поклоняться другим божествам.
— Что ж, вполне логично. Перестраховка еще никому не навредила. А что за компания? – немедля навострил уши спецагент.
— Я не знаю. Артур собирает темные артефакты, но даже Беверли и ее мать не в курсе, какие именно. Они сразу увозятся в неизвестном направлении либо отправляются в бункер-хранилище под домом, куда вход запрещен всем, кроме самого Нэвинса, естественно. Миссис Дрейфус считает, что ее второй муж, как и первый, попал в какую-то секту или в тайное общество, наподобие масонской ложи, — охотно пустилась в откровения девочка.

— Отец Беверли был знаком с ее отчимом? – удивился Малдер.
— Более того, они были лучшими, закадычными друзьями. Собственно, Артур продолжает дело Малькольма. Только у Нэвинса, мне кажется, большие проблемы. Главным образом, со здоровьем.
Фокс приподнял брови «домиком», при этом отметив, что Зоуи уже почти успокоилась и не плачет.

Дети есть дети, даже те, кто не обделены магическими дарованиями. Слезы и истерики у бедной девочки еще впереди. Теперь же ей просто интересно, несмотря ни на что, чувствовать себя героиней детективной истории, которая, к сожалению, произошла наяву с ее отцом.
— Вы же колдун и наверняка хоть разочек в жизни видели зомби, — Зоуи начала издалека, и Малдер слегка нахмурился, не совсем понимая, к чему она клонит.

— Ну, да. Причем, зомби бывают разные.

— Вот-вот! Артур в последнее время выглядит совсем доходягой, и я сомневаюсь, что он доживет до своего первого, столетнего юбилея. Беверли мне уже на голове плеш проела – она очень волнуется за отчима, и даже как-то грустно ношутила, мол, Нэвинсу сделали неудачную «вакцину бессмертия».

— Спасибо, Зоуи. Ты нам очень… — Фокс не договорил. Лежащая на комоде спиритическая доска, испещренная с другой стороны странными символами, внезапно запрыгала, как от землетрясения.

— Это послание с Той стороны, — наконец не совсем уверенно проговорила девочка, и они осторожно приблизились.

В тот же самый миг «бегунок» пришел в движение и пополз по алфавиту.

— «Ничто…не…остановит… мельницу», — медленно, почти по слогам, как в первом классе, прочел Фокс Малдер и, вытащив мобильный телефон, лихорадочно набрал Дану Скалли.

(Продолжение следует)


Якубова Дарья

Ямогу: Я вяжу одежду для кукол ( Паола Рейна, Барби, пупсики) и делаю обувь ( кожзам, замша и натуральная кожа) Больше красоты в моем шопике

Ariadna_Regis

Ямогу: Изготовление обуви и одежды для ваших кукол реборн, BJD


Комментарий (0)