Город, которого нет на карте. Проба пера и русалочий хвостик


Люди — странный народ. И привычки у них странные. Всю последнюю неделю я обдумывала, стоит ли возвращать Лысогорск на карту — очень многие просили, всю личку залили слезами — а сподвигла меня на возвращение вчерашняя публикация здесь же, в Пробе Пера: «Оборотень». Я не литературный критик, у меня вообще трояк по русскому и литературе в школе был хронически, но я читатель, и читатель привередливый, хоть и ничего из себя не представляющий, мы горьковчане серые, институтов культуры не кончали. Но рассказ меня зацепил: я увидела в нём два вида смелости сразу. Смелость быть собой и противостоять социуму — и смелость разглядеть за личиной лицо. И я решила рискнуть и продолжить путешествия в Лысогорск. Тем более, что за безусловно талантливой публикацией Алёны Лебедевой посыпались заставляющие реально задуматься комментарии. Я просто не могу уйти, не огорчив широкую общественность очередным топиком ни о чём, с одинаковыми фото и бездарным текстом!
… А ещё почему-то вспомнился мне один давний случай из практики: вызов на высотную травму, рабочий на стройке упал с лесов с седьмого этажа. Обычный сын Востока в чумазой спецовке (цементная пыль, кровь и рвотные массы). Есть негласное правило — вы видели его в кино может быть — тяжёлых пострадавших просят говорить, всё равно что: просто так легче определить, насколько быстро человек «грузится». Так вот, этот бедолага начал читать «Рубаи». На четырёх языках — таджикском, арабском, английском и русском… Это я к тому, что культурный уровень человека не всегда определяется его основной деятельностью, и деятельность может и должна быть разнообразной, и литературные публикации на кукольном сайте никак не являются лишними!
Лысогорск-ТВ выключили здесь.

Купальская ночь волшебна всегда — по определению. Даже если хлещет ливень и дует штормовой ветер, обрывающий метёлки камыша с русалочьих беседок и ломающий берёзовые качели мавок. Тем более волшебна ночь тихая, когда розовая июльская луна неспешно окунается в озёрную воду, и уснуть в такую ночь… не всегда легко. Особенно, если чей-то тихий, но настойчивый голосок напевает за стенкой палатки простенькую песенку-считалочку:
— Раз-два, мягкая трава,
— Три-четыре, кыш, не ломай камыш!
— К нам — пять — приходи играть,
— Шесть, семь, с нами насовсем!

Ириска прислушалась к голосам — отчётливее всего, но всё равно неразборчиво — было слышно родителей: мама за что-то вполголоса выговаривала отцу, а того это только смешило. Интересно, будут её ругать, если она на минуточку пойдёт послушать, кто там поёт у воды? Наверное, не будут — её перестали ругать так давно, что она успела привыкнуть к этому и почти перестала бояться. Её жизнь переменилась в одночасье, как у принцессы Софии из мультика — теперь у неё было много друзей, её все любили и сердитая тётенька, у которой она жила до сих пор, стала потихоньку стираться из памяти. Девочка высунулась из палатки, посмотрела в сторону родителей. Они были заняты.

Прекрасно! И Иринка, поудобнее ухватив любимую куклу Машу, потопала вдоль берега озера туда, где слышалось уже не пение, а плеск воды и негромкий детский смех на два голоса.

На галечной отмели брызгались и смеялись две девочки постарше Ириски, обе беленькие и одинаково коротко стриженые. Подойдя поближе Ириска разглядела, что у обеих замечательно красивые бусы, кажется, ещё красивее маминых. Вы можете сказать, что в два с половиной года ребёнок не может так связно мыслить — но тут я с вами не соглашусь, дорогие читатели, потому что себя отлично помню с полутора лет. И к тому же Ириска — не совсем обычный ребёнок. Так вот, при виде бусиков Ириска впервые осознанно пожалела, что не может говорить: ей очень хотелось окликнуть девочек, познакомиться, и попросить бусики примерить… а потом она подошла ближе и замерла в полнейшем восхищении.

Помимо бусиков, у незнакомок были настоящие русалочьи хвосты, как в сказке! Ириске очень нравилась картинка из книжки, которую мама читала ей перед сном: Русалочка, смотрящая вслед кораблю. Она сделала ещё пару шагов, к самой воде, и тут русалочки её увидели.
— Привет! — одновременно улыбнулись они, сделавшись вообще одинаковыми, — ты кто?

И вот тут Ириска обнаружила ещё одну удивительную — и очень приятную — вещь: русалочки могли говорить без слов, как дядя Олег, и Ириска прекрасно их слышала и могла ответить! Она назвалась и в ответ узнала, что русалочек зовут Мия и Дия, и что все взрослые уплыли на праздник, а их, конечно, уложили спать — как что интересное, так всегда спать! Ириска согласилась, что это ужасно несправедливо. Мия и Дия заинтересовались её куклой — у них тоже были куклы, только под водой, и куклы эти были поломаны и выброшены людьми, а мама к тому же не разрешала брать их домой, и кукол приходилось держать в одном тайном месте под корягой. Разумеется, Ириске очень захотелось на этот тайник взглянуть…

— Влад! — Лиля выскочила из палатки, словно её там укусили, — Влад, Ира пропала!
— Как пропала? — не понял Влад, — Куда она могла деться, она же спала?
— Выходит, не спала, — Лиля выглядела откровенно напуганной, — или проснулась… Господи, она же даже крикнуть не может, если вдруг что! — она чуть не плакала.
— Так, погоди, без паники, — скомандовал Влад, которому тоже стало очень не по себе, — найдётся твоя Ириска… — он запустил над берегом поисковое заклинание, но оно, обогнув озеро, вернулось ни с чем, — Может, в лес убрела за земляникой?

— Там темно! — возразила Лиля, чувствуя, что начинает впадать в отчаяние. Стоп, сказала она себе, но ведь не улетела же малышка, а если не улетела, то должен остаться след! — Влад, отвернись, пожалуйста, — попросила она.
— Зачем это? — не понял Влад.

Лиля только рукой махнула — долго объяснять, что ей вообще не хотелось показываться ему в ночном облике, а тем более превращаться при нём, да выхода другого не было — и нырнула в палатку. Откуда появилась совсем в другом виде.

— А, — догадался Влад, — точно, как это я не подумал, что ты можешь найти след не хуже всякого мага! — про ночной облик ничего не сказал, впрочем, он прекрасно знал, как она может выглядеть.
— Не смотри так влюблённо, — попросила Лилит, — ты меня пугаешь.
Влад только плечами пожал, она нравилась ему в любом виде, ничего поделать с этим он не мог, да и не собирался.

След вёл сначала вдоль кромки берега, а затем потянулся по воде — будь это обычный след, его было бы не так просто отыскать, но возможности лилит превосходят таковые не только розыскных собак, но и розыскных магов. Влад со своей огненной стихией не мог засечь уходящий под воду след, а Лилит — могла.
— Она в озере, — сказала она, сама испугавшись своего голоса, — она в озере, и она жива. Не понимаю, как такое возможно, но след именно такой.
— Зато я отлично всё понял… — протянул Влад с какой-то зловещей интонацией, и лилит ночным зрением увидела, как по озеру хлестнула огненная плеть заклинания, в ответ на которое из воды с воплем вылетела русалка.
Вылетела в буквальном смысле вверх тормашками, и так и повисла в воздухе в нескольких шагах от разозлённого мага.

— Ты совсем сдурел?! — возмущённо рявкнула она, Лилит разглядела у неё на шее сияющее магией ожерелье, вспомнила, что об этом ожерелье слышала, и догадалась, что видит русалочью королеву.
— Ния, любовь моя, — Влад улыбнулся так жутко, что Лилит захотелось закопаться в песок, — я ведь тебя предупреждал, чтобы ты следила за своими подданными?
— Никого не трогали!!!
— Да? — голос Влада сделался прямо-таки бархатным, и Лилит увидела, что русалке тоже стало страшно, — Пропала моя дочь. След ведёт в озеро. И это живой след. Такое бывает, только когда мага берут под воду твои русалки, Ния. Мне осушать озеро? Я могу, ты меня знаешь.
— Владик, не пори горячку! — взмолилась всё ещё висящая вверх хвостом русалка, — отпусти меня, и через минуту всё разрешится наилучшим образом!
Огненная плеть погасла, и русалка шумно обрушилась в воду, заставив Лилит по-собачьи отряхнуться от брызг. Прошло в самом деле не больше минуты, вода забурлила, и на поверхности показалась встрёпанная русалочья королева, тащившая за вихры двух ревущих белугой русалят.

— Да мы же только игралиии...- выли они дуэтом.
Рядом с русалками вынырнула Ириска, и Лиля, хотя не любила холодной воды, кинулась схватить её на руки… и беспомощно оглянулась на Влада.

У Ириски вместо ножек был толстенький и скользкий красно-золотой русалочий хвостик.
— Ния! — больше ничего Влад не добавил, но хвостик немедленно пропал, а Ириска беззвучно заплакала.
Маленькие русалочки ей подвывали.
— Запомни хорошенько эту девочку, Ния, — сказал Влад русалочьей королеве, — через двадцать лет она займёт моё место, и как бы не припомнила тебе русалочий хвостик!
При этих словах детёныши как по команде перестали плакать и обменялись такими взглядами, что Лиля подумала, что, кажется, русалята в самом деле не имели в виду ничего плохого, да и Ириске явно жаль расставаться с ними, но сказать ничего не успела — русалки скрылись под водой.
— Всё, пошли спать, — скомандовал Влад, — пока вы у меня не простыли обе!
— Не простынем, — возразила Лиля, — и, знаешь, мне показалось, что дети в самом деле просто играли…

— И просто в игре запросто могли забыться и утопить Ирку по-настоящему, — буркнул Влад, обнимая их обеих сразу.
А Ириска думала о том времени, когда вернётся на озеро. Интересно, двадцать лет — это больше или меньше, чем «долго ли, коротко ли»?

Продолжение следует — пока Администрация не прикажет сворачивать деятельность.
И, да, дорогие читатели: атмосферу на сайте создают посетители, а не Администрация — от наших публикаций зависит наше настроение и настроение тех, кто наши публикации читает, поэтому — специально для siropkina — комментарии я закрываю, потому что надоел троллинг.
Кому очень хочется что-то спросить или добавить — вы знаете, где меня найти!


Ирина Онипко

Ямогу: Изготовление авторской кожаной обуви на заказ.

Isolda_dress

Ямогу: Одежда для маленьких куколок от 6 до 27 см.


Комментарии (0)

Автор топика запретил добавлять комментарии