Марина

Мастерская Йолли Кунг-фу-не-панда-2: генерал Волк

Пагоды, драконы и кунг-фу. Помните?
Так вот, во второй части зацепился взгляд за генерала Волка.

Милейший товарищ, не находите? Чего только стоят его улыбка и поза! А попробуем-ка разобраться откуда-куда-зачем…
Мультсериал рассказывает о неком клане воинов-волков Лин-Куэй, с детства обучаемых боевым искусствам и прочим полезным вещам. Насколько можно проследить видовое и сходство навыков, Ланг (с китайского — «волк») именно оттуда.
Генерал Волк появляется во второй части, выполняя задания белого павлина.
Согласно рассказам козы-вещуньи юный принц Шэнь подружился с волками, которых остальной двор, которому они служили, недолюбливал. Интересный момент — правители недолюбливают подразделение, но не разгоняют. Вероятно, речь идет о профессиональных наемниках, которых с их уровнем выучки и дисциплины заменить некем, но служат они за плату и именитых придворных ни в грош не ставят. Что потом и подтверждается фактами: волки уходят вместе с изгнанным Шэнем, и возвращаются с ним же неостановимой армадой. Молодцы ребята, чутье на высшем уровне: вряд ли опальный подросток имел сразу достаточно золота, чтобы оплачивать армию.
Волки во главе с генералом — вообще интересные ребята. Им чихать на традиции: если колокола и прочая утварь нужны на переплавку в пушки — соберем, если орудия надежней кунг-фу и прочих чистых поединков — выполним. Они очень прагматичны для детского мультфильма, но очень эффективны. Хотя тот же Волк осознанно рискует шкурой и лезет в по факту безнадежный бой с Воином дракона, чтобы заманить его в ловушку. А еще мне понравились волчьи доспехи — они реалистичны, подвижны и достаточно надежны.
В стае у Ланга порядок и строгая дисциплина. Стая мгновенно бросается выполнять то, что командует Вожак, и делает это очень тщательно. Правда сам Волк позволяет себе оговариваться с павлином-нанимателем и даже не вполне удачно шутить. То ли показывает на всякий случай, кто реальный хозяин стаи, то ли (и на это похоже больше) иногда просто не способен сдержаться, выслушивая самсохвальство любимого лорда. Правда, каждый раз за это получает трепку и не отвечает (хотя, теоретически, мог бы).
Вообще Вожак очень долго и послушно выполняет приказы — до момента смертельной угрозы своим подчиненным. Когда Шэнь приказывает стрелять по кораблям, заткнувшим проход в канале, Волк отказывается это сделать по причине «там наши воины», в смысле стая (главный песец 2й части). Как полководец прав Шэнь — затор погубит все корабли. Как командир прав Ланг — он не может отдать своих под расстрел. Наверное, можно было найти какой-то компромисс, если бы павлин не был таким павлином, но на этот раз Волк получает от него метательный нож и падает, раненый или убитый. Залп все-таки звучит (на месте ближайших волков я бы проредила предателю-полководцу хвост, но парни были слишком заняты Пятеркой).
До сих пор задаюсь двумя вопросами, кто подскажет — скажу большое спасибо:
1) Откуда у волков гривы? Ни одного похожего вида среди фауны Китая пока не обнаружила.
2) В мире «Панды» сосуществуют хищники и травоядные. Что едят хищники? Тофу?



Ну а теперь немножко о самом Ланге
Явился в дом, огляделся. Блеснул красноватыми глазами, ткнулся носом в руку — спасибо, мол. И как-то сразу прибился к Каю с Таем, больше к Каю. Не пытается занять чье-то место, просто молча шагает рядом и крепко держит знамя. Иероглиф на плечевом знаке перерисовал. Теперь там зеленый «каи» (начало, создать, вести).
Оружия наклянчил просто на маленький гарнизон и почти все таскает за собой. Спрашиваю — зачем? Надо, — отвечает, запас карман не тянет.


Глаз с недавних пор у Ланга опять два: все-таки в руках «лорда Кая» Ци — могучая штука. Ну и у меня лапы не совсем из коленок…



«Цепи держали крепко.
Ланг проверял их почти каждый день, в глупой собачьей привычке – а вдруг сжалятся, или скорее уж — изотрутся, пока пленник бьется на них. Истирались только запястья.
По заведенному порядку вот-вот должна явиться Вуу и будет повторять один и тот же остохорошевший вопрос, ответа на который он все равно не знал. А ведь зарекался иметь дело с птицами еще после первого раза! Сейчас скрипнет дверь, и…
Дверь не скрипнула, она брякнула о стену, поскольку в проем головой вперед влетела прославленная Вуу. Судя по положению и характерной помятости хвоста ее только что от всей души пнули. Волк непроизвольно хихикнул. Сестрички подрались? Впрочем, не похоже, поскольку в главном зале слышался цокот копыт.
Овцебык (а точнее все-таки як) вошел с барсом поперек плеча: ни дать, ни взять осадная башня. Учитывая, что вторую сестрицу, Минг, он тащил за ногу, не давая подняться, любой мог бы счесть ирбиса особо ценным трофеем, который не хочется оставлять без присмотра.
Ланг «любым» не был, поэтому обратил внимание, как рогатый ступает: неторопливо, очень мягко и плавно, так что нес он пострадавшего товарища, а не добычу. Техника движений была поистине улётна и потрясна, как снилось и мечталось только лучшим мастерам, да и Вуу парень пинал с удивительным профессионализмом, так что Ланг едва не заскулил от удовольствия. Когда Минг полетела на Вуу и пропахала клювом не меньше двух метров каменного пола, волк даже позволил себе встретиться с горящими ненавистью янтарями глаз и ухмыльнулся.
Сова все поняла. Вскрикнула люто, рванулась, не обращая внимания на странную, совершенно небоевую позу гостя – руки сложены перед грудью и мнут невидимый колобок. Но в тот момент, когда младшенькой полагалось проскочить мимо яка и вцепиться насмешнику в глотку, она вдруг растянулась, словно праздничный фонарик и пропала между ладонями. Вуу почти по-утиному крякнула и воззрилась на каменную безделушку в руке яка.
— Ты! Ты маг! Ты заколдовал мою сестру!
Она вопила не зря. Все сестрички умели появляться и исчезать тихо, как тени, так что позади гостя, в проеме, наверняка образовалась третья.
— Сзади!
Окрик был делом рискованным – туда своем при нынешнем положении Ланг посмотреть физически не мог, и если ошибался, то подставлял яка под удар. Разумеется, потом при победе он припомнит такую подставу, а при проигрыше насмешку волку припомнит Минг. Но як все-таки отскочил и отскочил вовремя – на том месте, где он только что стоял, взорвалась петарда. Вторую петарду он пнул, как мячик, перенаправив к Вуу, которая не очень обрадовалась фейерверку. Гость воевал против двоих, но отступать не собирался. Раненого ему пришлось все-таки уложить на пол (одновременно давая копытом в лоб первой и боднув вторую сову). Волк давно… да что там, никогда, даже в своей стае не видел, чтобы так обращались со своими, притом, что прочие замашки у копытного были от большой шишки – дворцового мастера кунг-фу или военачальника. Интересно, а попав к нему в отряд можно дослужиться до такого вот пиетета? Павлин-истеричка за любое лишнее слово оставлял на шкурах подчиненных полосы, совы от него ненамного отставали, то ластились, то дрались (бабы!), а потом и вовсе сбрендили…
Тем временем як приступил к планомерному побитию Фуэй и едва не прозевал момент, когда Вуу попыталась добраться до его бесчувственного приятеля.
— Барс! – на всякий случай Ланг опять поспешил вмешаться. Травоядный, в котором весу было никак не меньше центнера, с грацией юной танцовщицы отскочил задом наперед, и запустил Вуу пушечным ядром, так, что она врезалась в стену, с некоторым запозданием отлепилась от растительного орнамента и отпала. Фуэй с достойным тигрицы рыком кинулась на предателя. Из всех троих она всегда была самой быстрой: сталь когтей полоснула под ребрами в поисках внутренностей, и нашла бы, не сдерни пташку за ногу в прыжке пришедший в чувство барс. Миг спустя сову тоже засосало в нефритовую безделушку. Третья сестричка вяло шевелилась на полу, и превратилась в кулон без сопротивления. Повисла тишина.
Як повернулся к товарищу, с трудом встающему на четвереньки, и подкинул получившиеся украшения на ладони. Вытаращенные глаза сестричек занимали на медальонах едва ли не половину.
— Не возражаешь?
— Нет, — твердо сказал ирбис и сел. – Не возражаю. Самое для них место. Только на поясе не носи, если так можно.
— Можно, почему же нельзя. Я их в подвале в какой-нибудь сундук ссыплю, и забуду, в какой именно, — усмехнулся як. В глубине его глаз горели золотые огоньки, и Ланг был уверен, что появились они после трансформации сов.
Гигант сделал шаг, и его рука легла на плечо сидящего. Тот вздрогнул, вскинул голову с безмолвным вопросом.
— Да, это и есть сила Ци. Стало полегче, верно?
— И во льду, тоже?
— Да. Но тогда мне не хватало.
— А теперь взял из сестер?
— Да. – Теперь в голосе яка отчетливо слышалась настороженность, словно готов в любой момент отшатнуться от удара.
— Лучшее им применение, — буркнул громадный кот и травоядный явно расслабился. – Ты цел?
— Уже да.
— А еще… остается?
— Достаточно.
Ланг внимательно глянул на барса сквозь прикрытые ресницы единственного глаза и еле слышно проскулил, почти пискнул, словно больше не мог терпеть боль. Як фыркнул, в два шага подошел к волку и одновременно щелкнул по обоим браслетам кандалов. Металл рассыпался пылью, а пленник от неожиданности едва не упал.
Як был магом. Настоящим магом, из тех, о ком ходили страшные сказки.
Его руки опустились Лангу на плечи и тот пошире расставил лапы, но касание оказалось не тяжелее бабочки, а от ладоней по телу потекло непередаваемое, невозможное тепло. Волк зажмурился.
Когда он открыл глаза, то в первый момент даже не понял, что изменилось, но что-то изменилось…
Шов на веке исчез. Он снова видел по обе стороны собственной острой морды!
— А позже ты подробно расскажешь, как и почему оказался в этом замке.
Ланг полукивнул, полупоклонился:
— Как прикажешь, господин. Ты спас мою жизнь, и отныне она принадлежит тебе.
А сам подумал, что, если травоядный в плохом настроении привык срываться на подчиненных, он окажется куда пострашнее любого пернатого.
Разумеется, из замка в этот же вечер они не ушли.
Слуг совы не держали, воинов тоже, так что готовкой какого-никакого ужина занимался он сам — сам и вызвался, выкинув втихую половину кроличьей тушки в приспособленную для этого пропасть. Еще решат, чего доброго, что с ним мясцом своих крестьян птицы тоже делились… Хвалить стряпню, разумеется, не стали, да и не за что было, но бранить или воротить носы — тоже. Ланг старался не лезть в разговор, не попадаться слишком часто на глаза и вообще соблюдать правила хорошего наемника, но слушал внимательно. О Тай Лунге он кое-что знал и раньше, и имя мгновенно связал с носителем. Правда, тот считался погибшим.
Но кем является или был Кай?
— Хорошо отмалчиваешься, волк, — как раз вспомнил о его существовании загадочный як. — Чем так помешал нашим любезным хозяйкам, что угодил в цепи?
— Три года назад состоял на службе у лорда Шэня, — ответил Ланг. Увидел, что спутники недоуменно переглянулись, и несколько удлинил вступление, — у белого павлина, сына правителей города Гунмэнь. Ему предрекали гибель от рук панды, и юный лорд, которому клан Лин-куэй служил гвардией, двинул нас на деревню панд, за что был изгнан родителями. Юноша вырос и пожелал вернуть себе власть над городом, который после гибели павлинов-правителей перешел под руку тройки мастеров кунг-фу, Носорога, Крока и Быка. С помощью пушек Гунмэнь был захвачен за один день, но, когда Шэнь решил двигаться дальше на завоевание всей Поднебесной, встала на дороге Свирепая Пятерка из Нефритового дворца и…
— Большая толстая панда, Воин Дракона — почти хором выговорили як и барс, переглянулись и расхохотались.
— Все так и случилось…
— Это не панда. Это какое-то проклятие, — фыркнул Кай. — Могу поспорить, что он сперва как-то избавился от тебя, а потом и от павлина.
— От меня избавился павлин и несколько раньше, чем панда избавился от него, — рискнул открыться Ланг. — Я отказался стрелять по кораблям, запиравшим путь остальному флоту. Там было слишком много моих бойцов. Я был ранен, и выжил только благодаря стае. Пришлось уходить на север и разделяться мелкими группами…
Он чувствовал на себе взгляд мага, говорил и старался отогнать выползающие из памяти картины.
В его малой стае оставалось одиннадцать волков, когда сестры нашли их и предложили службу. Совы были дочерьми попавшего в опалу вельможи, а волки были и оставались наемниками. У сестер был замок и надежный кусок хлеба, а Ланг все еще с трудом ходил — попавший в шею метательный нож павлина что-то повредил в позвоночнике. Совы действительно заказали стае несколько простых вылазок, а потом пригласили Ланга для обсуждения серьезного плана. Он явился один — какая-то тревога мерзко скреблась в затылке уже несколько дней и рисковать самыми верными товарищами волк не хотел, а сам уже не был уверен, что сможет вернуться к роли Вожака. Пташки оправдали худшие ожидания, потребовав отдать им чертежи чудо-пушек. Сперва Ланг не сдержал хохота от такого бредового требования, поскольку никогда чертежи даже не видел, но довольно быстро ему стало не до смеха. Не дождавшаяся возвращения Вожака стая ушла.
Следующие два праздника Нового года он встречал уже в цепях.
Он говорил, редко вскидывая глаза от сомкнутых рук, но все-таки заметил, как по шкуре барса волнами проходит дрожь (еще бы, ведь он сидел взаперти двадцать лет, в Чор-Гоне, считавшемся самой страшной тюрьмой Китая). Кай слушал внимательно, но, кажется, тоже больше глядел на товарища.
— Хороший рассказ, хотя и не годится для сказки у очага, — кивнул он, когда Ланг закончил. — Но сов больше нет и держать тебя некому. Отправишься искать свою стаю?
— Если клинки Лин-Куэй нужны тебе, лорд Кай.
Як нахмурился.
— Лорд? Клинки?
— Позволишь изложить свои наблюдения, господин? — спросил Ланг, глядя в глаза яку (золотые искры угасли).
— Говори.
— То, что ты полководец или был полководцем, понятно и самому тупому ежу. Такие, как ты, редко оседают в своем жилище, выращивая редиску. Вместе с мастером Тай Лунгом ты держишь путь достаточно важный, чтобы смести с него трех свирепых сов-разбойниц…
На этот раз фыркнул Тай Лунг.
— Я не спрашиваю ни цели твоего пути, ни даже его направления, но теперь, когда снова могу сражаться, не стану на нем обузой. Волки помнят добро и за спасение жизни платят верной службой. И когда я позову Лин-куэй, они придут, ибо так длится веками.
— Посмотрим, — буркнул як. — Пока что наша цель — добраться до Нефритового дворца.
— До панды? — со вполне законным интересом уточнил Ланг.
— Да пропади она пропадом! Нет. До мелкого паршивца по имени Шифу.
Тай Лунг почему-то нахмурился и устало покачал головой.»


Смотрите авторские игрушки своими руками наших мастеров на Бэйбиках
  • Nataly.dolls

    Ямогу: Я — кастомайзер кукол Блайз. Влюблена в этих «головастиков»! Люблю делать их ещё краше и интереснее!!!

  • Магазинчик чудес Yagorri

    Ямогу: Из мира фантазий — в ваш мир

Обсуждение (17)

Хорош! Ох, хорош! И исследование очень объёмное, и последующий текст — просто шикарен! Относительно видовой принадлежности рискну предположить в Лин-Куэй пещерных гиен или же куонов — красных волков. А насчёт травоядных и хищных тоже интригует ещё с первого фильма ;)
Пещерная гиена имеет круглые ухи и пятнистость. «Волки» полосатые и остроухие. Куонов я подозревала, но окрас другой и гривы все равно нет. Разве что кто-то мифический, какой-нибудь антагонист собаки Фу…
В энциклопедии сказано, что основной поставщик белка в рационе китайцев — тофу. Но тогда тофу должно быть очень-очень-очень много )))
  • Jolly
Окрас у куонов варьируется очень сильно — более десяти разновидностей только в наши дни, и гривой они к зиме обрастают, и полосатые встречаются — да что там, у нас на посёлке собак полосатых развелось последние годы штук наверное семь — разной величины и степени лохматости и с разной длиной морды, но откровенно гиенового окраса, даже одна с закруглёнными ушами есть, её и зовут Генкой… это к тому, что фантазия мультипликаторов вполне могла пойти по пути эволюции псовых ;) Не представляю, как накормить хищника тофу… кроме белка в мясе дофига всего, без чего хищники болеют и хиреют. У меня сразу была версия, что не просто так детишки травоядных без присмотра не бегают, да и постоянно живущих хищников в Долине Мира мало: Тигрица только, но она идейная, может и тофу всем назло питаться… опять же, вон раздражительная какая — это она голодная, небось…
Голодная Тигрица — это шедеврально )))) И Таюшку небось не кормили, еще и тренеровками мучили…
Я тофу не пробовала, кстати, не проверяла. На мивине с овчаркой сидели, но всего пару месяцев.
Кстати, журавль и богомол тоже хищники, и гадюка тем более, просто они меньше. А учитывая, что богомол вполне разумен, всякие жабы и улитки едой не считаются. И рыбы тоже.
  • Jolly
))) Тофу я пробовала — жуткая гадость, хуже только манная каша на воде без соли и сахара :( Ну, Журавль может летать далеко, а Богомол такой маленький и такой быстрый, что никто не видит, как он охотится, поэтому они оба успешно выдают себя за вегетарианцев ;) а у Гадюки, бедной, ещё и зубов нет… вот кому реально тяжко жить — это ж даже лапшу толком не поешь, о рисе и говорить нечего…
Ну еще остаются яйца. Птиц довольно много, несутся (теоретически) почти постоянно, а выводков огромного масштаба как-то не видно )))
Да, Гадюке, да и прочим змеям тяжко должно быть. Что интересно — их боятся больше, чем тех же барсов и Тигрицу.
  • Jolly
А вот про яйца — это мысль! Полноценный, кстати, белок, куда там тофу! И змеи яйца едят, заглатывают целиком и переваривают вместе со скорлупой — и зубы не нужны…
Их скорее всего все едят. Хотя в моем кусочке сказки совы решили все-таки есть зайцев, чем страшно рассердили ТайЛунга, который все-таки Воин Дракона ))) Ну правильный он мальчик. Всю жизнь учили беречь эту живность, не убивать…
Я, кстати нашла, с кого срисованы эти волки. Есть какой-то мифический дух алчности и обжорства, готорый бегает иногда в виде волко-шакало-гиены…
  • Jolly
Тоже вариант! А ещё был вымерший подвид куона — назывался европейским, был заметно крупнее ныне живущих… меня не отпускает ощущение, что большинство значимых героев фильма нарисованы с животных Красной книги.
А оно так и есть.
Шикарный генерал и др. персонажи, а что за ткань для тела используете?
Тонкой трикотаж-замша. Потрясающе удобный и приятный в руках материал.
Спасибо за ещё один кусочек сказки! С удовольствием слежу за вашими рассуждениями ))
Огонь! Шикарные какие!!!
  • Rona
Благодарствуем )))
Великолепны!!!