Мое путешествие, или история одной рюмки (как предмета)


Давно хотела побывать в Гусь-Хрустальном, и некоторое время назад удалось. Этот город связан с историей нашей семьи — бабушка из тех мест, деревня Арсамаки, родилась и жила там до войны, родственники работали на стекольных заводах. Были в семье предметы — вазочки и пр., и еще одна рюмка, которую я помню с раннего детства, была она настолько старой, что стекло истерлось! по краям ножки. По молодости лет об истории этой рюмки я не задумывалась, ну старая и старая, потом у нее откололась часть ножки и в конце концов я ее выбросила, году в 87. Благополучно забыла, но на волне интереса к старым вещам, уже сейчас, решила все-таки выяснить ее происхождение. Рыла в интернете, заинтересовалась музеем хрусталя в Гусь-Хрустальном. Наконец поехала. Конечно, от Москвы одним днем тяжело и долго, особенно с пробками, но я ничуть не пожалела. Места очень красивые, грибов вдоль дороги продают видимо-невидимо (дело было осенью).
Город старый, в стороне от дорог, такой тихий и камерный, до 1926 года назывался — Гусь-Мальцевский. В 1756 году купцы Мальцовы на реке Гусь начали строительство стекольной мануфактуры, давшей начало известному имени — Гусевской хрустальный завод и название городу «Гусь-Хрустальный». Строительство было вызвано необходимостью вывода предприятий из Подмосковья, где правительство запретило стекольные заводы из-за вырубки лесов.
В 1831 году Иван Мальцов (внук основателя производства Акима Мальцова), вернувшийся из-за границы, приехал в Гусь и занялся заводскими делами. При нём Гусевской хрустальный завод как бы заново родился. Мальцов, часто бывавший за границей, на своих предприятиях стал внедрять технические новшества, появлявшиеся в Европе. Заимствовал он и новинки других российских стекольных заводов, пользовавшиеся спросом на рынке. По предложению мастеров-умельцев при Мальцове была создана «камера образцов», где хранились изделия, лучшие по красоте и сложности исполнения рисунка. Вскоре Гусевской завод был переведён на выпуск дорогой хрустальной посуды. Теперь завод по праву мог называться хрустальным. Сюда с других заводов были переведены лучшие стекольные мастера. В Гусе делали ходовые изделия из простого и цветного стекла с цветочной росписью и золочением. Изделия из хрусталя славились своей алмазной (бриллиантовой) гранью, украшались гравировкой. Выпускались вазы из двух- и трёхслойного хрусталя с травлением. На II Всероссийской выставке мануфактурных изделий, проходившей в 1831 года в Москве, гусевский хрусталь был отмечен «малой золотой медалью». Через два года гусевские изделия завоевали на Петербургской выставке «большую золотую медаль». Ещё через два года мальцовские изделия вышли на мировой рынок.

В 1835 году Иван Мальцов, будучи за границей в свите Николая I, изучал работу чешских фабрик, выпускавших богемское стекло, закупил образцы производства, приобрёл рецепты изготовления. Вскоре гусевской завод освоил технологию изготовления богемских изделий.
1880 Иван Мальцов умер. После его смерти Гусевской хрустальный завод перешёл к одному из его племянников — Юрию Степановичу Нечаеву-Мальцову (1834—1913). В этот период Гусевской хрустальный завод производил около 1/4 всех стеклянных изделий Владимирской губернии. В начале XX века Гусь-Хрустальный стал крупным фабричным посёлком. Накануне Первой мировой войны в нём проживало 12 тыс. человек.

В 1914 году по завещанию бездетного Ю. C. Нечаева-Мальцова его состояние перешло к его родственнику — графу П. Н. Игнатьеву. В 1918 предприятие было национализировано.
До сих пор в городе живут в домах, построенных Мальцовыми. Дома красного кирпича, как деревенские избы, видно, заботились хозяева о рабочих. Жаль, что мало времени было на осмотр города, но в музее я побывала и была просто потрясена. Во-первых, музей находится в Георгиевском соборе, построенном по заказу и НА СРЕДСТВА! владельца Гусевской хрустальной фабрики Нечаева — Мальцова архитектором Бенуа! Собор украшен живописью Васнецова! Полотно Васнецова «Страшный суд» 7х7 метров! В Музее около 13,5 тысяч экспонатов! Конечно, и старинные, и более современные.
Побывала на заводе, выпускающем стеклянную тару — бутылки, баночки для детского питания, но в то же время художники этого предприятия изготавливают такие вещи — просто красота.
Ну а что же моя рюмка? Да стоит она в Музее (зеленая, см. первое фото), толстое урановое стекло, только царскую водку пить, аж 1830 года (позже не выпускалась). Ну что тут еще сказать? Осталась фотография рюмки, обкусанные локти и неистребимое любопытство узнавать что-то новое.
















Такая сахарница живет у меня до сих пор.
А это уже современные работы






Anrydiroc

Ямогу: Силиконовые куклы детеныши-гибриды от бренда Anrydiroc мастер Андрей Мягких

Shelma dolls

Ямогу: Полиуретановые BJD Марико в различных цветах.


Комментарий (11)

Спасибо, интересная экскурсия! Нравится старое и старинное стекло. Великолепный дизайн изделий.
Знакомая сахарница, у бабушки такая была. А из уранового стекла лучше ничего не пить.)
Да уж теперь и не придется, нет рюмки.
А правда что завод теперь закрыт?
Хрустальный завод, который подарил городу красивое название, в 2011 году закрылся. В настоящее время в здании проводятся экскурсии.
Красота какая! Люблю стекло. Спасибо, что поделились, очень интересный музей.
Спасибо, очень интересно и познавательно!
До чего же красивое цветное стекло — не налюбоваться! Синяя сахарница была у родителей, у меня гусевские только подсвечники, но белые, то есть прозрачные. Жаль, что завод закрылся…
Царская водка — смесь концентрированных азотной и соляной кислот в соотношении 1:3. Универсальный растворитель. Посмотрела бы я на того кто это будет пить.
Ну это же образное выражение.
Как интересно, спасибо, урановое стекло, всегда меня влекло, недавно купила малюсенькую кружку из этого стекла, жаль нет лампы, под которой начинается то волшебство, которое и привлекало) У Людмилы Гурченко, была огромная коллекция предметов из уранового стекла, витрины со специальной подсветкой. А еще у меня есть чернильница с клеймом Мальцовское товарищество и двуглавый орел, оказывается, Мальцову разрешили ставить это клеймо, после того, как он сделал стекла для первого поезда.