Сказки Графини де Сегюр - Проделки Софи - продолжение


Графиня де Сегюр (Софья Ростопчина)
Книги графини вышли общим тиражом свыше 20 миллионов экземпляров
и остаются популярными в наши дни. Часть произведений экранизирована.
Когда в 70-ых годах французские социологи проводили опрос среди
школьников и просили назвать пять наиболее известных французских
писателей, то наряду с Альфонсом Доде, Анатолем Франсом,
Теофилем Готье и Ги де Мопассаном дети называли графиню де Сегюр.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Софья родилась 1 августа 1799 года в семье одного из ярких государственных
деятелей времен Павла I – Федора Ростопчина. Будучи одним из фаворитов императора,
Федор Васильевич за несколько лет сделал головокружительную карьеру.
Он дослужился до звания генерал-адъютанта, получил восемь орденов и более
33 тысяч десятин земли, практически неограниченную власть и возможность
влиять на внешнюю политику страны. В год, когда у него родилась Софья,
он получил титул графа. Кроме того, император согласился стать крестным малышки.
Супругой Ростопчина была Екатерина Протасова. Рано осиротев, девочка воспитывалась
в доме родной тётки Анны Протасовой, очень влиятельной особы, которую при дворе
называли близкой подругой Екатерины II.


Знакомство Екатерины с Ростопчиным произошло в последние годы правления Екатерины II.
Покоренный красотой юной особы, он писал: «Я питаю страсть, которая может только
сделать меня несчастным: я люблю племянницу госпожи Протасовой. Не могу никак
удостовериться, нравлюсь ли я ей или нет. Брак со мной не представляет ей ничего
блестящего, и, щадя своё самолюбие, живу в мучительной неизвестности…
Теряю голову и надежду обладать этим божественным созданием».

Одна из современниц так описала старших дочерей графини в то время: «Дочери её недурны.
Старшая красивая, но вероятно не умна, потому что поминутно смеется без всякого толка.
К тому же она жеманится по-петербургски, говорит сквозь зубы. Вторая очень милая,
удивительно похожа на отца, у неё гордое выражение лица, держит себя с достоинством,
но без всяких ужимок, словом, в ней есть что-то привлекательное».



Венчание состоялось 14 июля 1819 года, ей еще не было и двадцати.
В качестве свадебного подарка дочери граф Ростопчин купил богатое имение Нуэт
в Нормандии, с большим и одновременно уютным домом. Все удивляло здесь юную
графиню де Сегюр – свободные крестьяне, ухоженные поля, дом, похожий на замок
и светлый березовый лес, в который Софи тот же час влюбилась.


За шестнадцать лет графиня де Сегюр родила восьмерых детей
и потеряла одного из них, сына Рено, погибшего в младенчестве.

Когда Софи исполнилось тридцать шесть лет, рождение последней дочери Ольги
в 1835 году чуть не стоило ей жизни и превратило цветущую молодую женщину
в тяжелобольную, на долгое время прикованную к постели, что вынудило ее
вести очень замкнутый образ жизни и привело к охлаждению между супругами.
После этого была инвалидом в течение многих лет. Она была прикована к креслу,
у нее были больные почки, постоянные мигрени, она потеряла на какое-то время
дар речи. Софи упражнениями и занятиями привела себя в порядок. И спустя
десять лет она опять стала говорить, ходить, заниматься хозяйством.

Гастон стал прелатом. Он получил юридическое образование, учился у знаменитого
художника де ла Роша, был достаточно известным художником. Потом ушел в семинарию,
после окончания семинарии стал католическим священником. Он продвигался в карьере
чрезвычайно быстро, только, к сожалению, ослеп, вынужден был уйти и стал
религиозным писателем, очень известным в свое время.
Анатоль, второй сын, стал государственным, политическим деятелем.
Дочери вышли замуж. Сабин ушла в монастырь и умерла довольно молодой.

По воспоминаниям ее детей и внуков в доме всегда царила атмосфера не просто
любви, а взаимного обожания.


По утрам дети собирались в комнате матери, они любили смотреть, как она
причесывается и завивает волосы, старшие подавали ей щетки и туалетную воду,
младшие скакали и кувыркались на ее кровати, «твердой, как мешок с орехами»,
по выражению ее сына. Воспитание и образование детей стало делом всей ее жизни.
Мальчиков отправляли на обучение в пансион, но обучением девочек руководила
сама, продумывая его и создавая свою систему, которую впоследствии описала
в качестве пособия для родителей.

Дети росли и выходили на самостоятельную дорогу. Они разъехались в разные стороны,
но она была все время то с одним, то с другим, с тем, кому больше была нужна
в этот момент. Друзья детей становились ее друзьями. Так в доме появились литераторы,
художники, дипломаты.
Старший сын Гастон стал епископом и во время посещения
Рима графиня де Сегюр неоднократно удостаивалась аудиенции Папы.

Жизнь посылала ей тяжелые испытания (слепота Гастона, смерть одной из дочерей-близнецов)
и новые радости — свадьбы дочерей и появление внуков. Она жила то в Париже,
то в Бретани в имении дочери виконтессы Френо, но самым любимым домом оставалось
имение Нуэт, в Нормандии, куда каждое лето съезжались многочисленные внуки,
обожавшие слушать рассказы бабушки.

Ей было 57 лет, когда две старшие внучки должны были уехать с родителями в Лондон
и горько сетовали, что не услышат бабушкиных историй. Чтобы утешить девочек,
она пообещала записывать свои рассказы и отправлять их в Лондон.
Так были написаны «Новые сказки фей».

Однажды в Нуэте в присутствии своих близких друзей, клерикального публициста Луи Вельо
и писателя Эжена Сю она разбирала почту. В посылке из Лондона вернулись ее манускрипты.
Вельо попросил прочитать их вслух и графиня де Сегюр, смеясь, начала читать:
«Жил был король Бенин…» Когда она кончила, Вельо воскликнул: «Сударыня,
вы понимаете, что создали шедевр? Я хочу перечитать!» Она отдала ему
листки и он удалился в свою комнату. Наутро Вельо объявил: «Это необходимо
опубликовать. Я возвращаюсь в Париж, чтоб этим заняться».
Графиня де Сегюр колебалась. Он убедил ее словами:
«Подумайте о радости сотен детей, которые прочтут эти страницы!»

Книга «Новые сказки фей» появилась в печати в 1857 году. Успех был потрясающий.
Знаменитое издательство «Ашет» предложило опубликовать все книги,
которые будут ею написаны, оплатив их по очень высокой цене:
по 15 сантимов за строчку. Для сравнения можно сказать, что
в конце века один номер толстого ежемесячного журнала стоил
10–15 сантимов. И графиня де Сегюр принялась за работу.

О чем писать? О тех, кто вдохновил ее на этот труд, о ее любимых внучках
Камилле и Мадлен. И вот Нуэт превращается во Флервиль и она описывает
жизнь своих девочек, невольно вспоминая собственное суровое детство.
Конечно, нет прямой аналогии между г-жой Фишини и Екатериной Ростопчиной,
но, несомненно, писательница воспроизводит картины своего детства.
Некоторые сцены, например история с ежиками и прудом списаны с натуры:
героинями этого трагикомического происшествия были ее дочь Ольга
и дочь сторожа охотничьих угодий. Она пишет без плана, без продуманного
заранее сюжета. Она изобретает свой жанр письма — полуроман, полупьеса.
Детям так интереснее. Ничто так не раздражает детей, как непонятное
слово или оборот, который требует объяснения. В этом случае они могут
бросить читать книжку. Ей не нужно проникать в детскую психологию
— это для нее открытая книга. Не в этом ли секрет ее успеха?

Первый роман «Примерные девочки» закончен и отсылается в «Ашет».
О чем писать дальше уже ясно. Воспоминания детства ожили,
ей необходимо перенести их на бумагу и она начинает писать
свое самое автобиографичное произведение — «Проделки Софи».
В книге приведена дата рождения Софи, 19 июля — это день рождения
самой писательницы. Истории с выстриженными бровями, с известью,
кормлением пони, прогулкой по лесу — все происходило именно
с Софьей Ростопчиной в далеком Воронове. Только нравы дома смягчены.

Сгладились ли воспоминания со временем или ей не хотелось рассказывать
детям о варварских порядках, с ее точки зрения совершенно недопустимых?
Она создает удивительно яркий образ незаурядной девочки.
Когда в середине книги мы узнаем, что Софи исполняется только четыре года,
это кажется неправдоподобным, ведь во всех поступках и выходках
пусть своевольной, упрямой, но очень обаятельной крошки
видна личность со сложившимся характером.

«Проделки Софи» написаны и уже обещано продолжение — «Каникулы».
Книжка об ее внуках и внучках, книжка, в которой она описывает
жизнь в любимой Нормандии, в имении Нуэт. Давно-давно, 1 января 1821 года,
граф Ростопчин незадолго до своего отъезда в Россию пришел в дом к дочери,
погруженной в глубокий траур по маленькому сыну, и, протянув ей конверт,
где было сто банкнот по тысяче франков, сказал: «Это тебе новгодний подарок».
На эти деньги и было куплено любимое пристанище графини де Сегюр,
где проводила время лених каникул ее большая семья. Имена, да и фамилии героев
— это имена и фамилии ее внуков, Рюгес — анаграмма Сегюр, Трэйпи — Питрэй.
Книга закончена и как будто бы больше не о чем писать. Она пишет заключительную
фразу: «Каникулы кончились и наши герои будут расти, жить и умирать и мы
больше ничего о них не услышим». Ей, действительно, кажется, что все уже сказано,
но потрясающий успех книжек вдохновляет ее на новый труд, книгу,
которую близкие называют ее «Илиадой» — «Записки ослика».

Графиня де Сегюр писала в течение 12 лет, почти по две книжки в год.
У нее двадцать романов и четыре небольшие статьи. Ее книги издавались
и переводились бессчетное количество раз и издаются в наше время.
К 1981 году только в издательстве «Ашет» выпустили 28 миллионов 250 тысяч экземпляров ее книг.


ИЗВЕСТЬ

Малышка Софи не отличалась послушанием.
Ей было запрещено выходить одной во двор, где каменщик строил большой
птичник для кур, павлинов и цесарок. Девочке очень нравилось смотреть,
как работает каменщик, и когда мама спускалась во двор, Софи всегда
увязывалась за ней, но мама ее ни на шаг от себя не отпускала.

Досадуя, девочка спрашивала:

— Мамочка, но почему я не могу выходить во двор одна? Почему я должна
быть непременно рядом с вами и не могу отойти?

Г-жа де РЕАН

Каменщик укладывает кирпичи, перекидывая их, он может при этом тебя задеть.
И потом во дворе песок, известь, — ты можешь поскользнуться и упасть. СОФИ

— Ну, мамочка, я, разумеется, буду очень осторожной, а песок и известь мне повредить не могут.

Г-жа де РЕАН

— Ты — глупышка и ничего не понимаешь; ты даже не знаешь, как известь может жечь.

СОФИ

— Но, мамочка…

Г-жа де РЕАН (теряя терпение)

— Хватит, Софи! Я лучше тебя знаю, что можно, а что нельзя! Я запрещаю тебе
ходить во двор одной!

Софи замолчала с обиженным видом, но при этом приняла твердое решение:
«Я все равно пойду! Мне хочется и я пойду во двор при первом же удобном случае!»

Вскоре такой случай представился. Садовник пришел за г-жой де Реан попросить
ее отобрать герань. Оставшись одна и убедившись, что ни няня, ни горничная
ее не видят, Софи побежала во двор. Каменщик работал, не обращая на девочку
никакого внимания. Софи носилась взад и вперед, все разглядывая, и наткнулась
на огромный таз с известью, белой, гладкой, похожей на сливки.

— Какая красивая белая известь! Я никогда ее толком разглядеть не могла,
мама близко не подпускала. Какая ровная! Наверное очень мягкая и приятная
под ногами. Наверное можно скользить по ней, как по льду? Попробую!

И Софи, считая, что известь твердая как земля, поставила ногу в таз.
Нога погрузилась и, чтобы не упасть, девочка поставила вторую, и провалилась
в известь до колена. Софи закричала. Прибежал каменщик, вытащил ее и
поставил на землю со словами:

— Быстро снимайте башмаки и чулки, мадемуазель, они уже горят. Быстрей,
быстрей, обожжете ноги!

Софи посмотрела на ноги: куски извести, приставшие к обуви, были белого цвета,
но сами башмаки уже почернели, как от огня. Она почувствовала жжение
и громко закричала. К счастью, няня находилась поблизости. Она прибежала,
увидела, что произошло, тотчас же сдернула с девочки чулки и ботинки,
вытерла ей ноги своим передником и понесла на руках в дом. На пороге
комнаты они столкнулись с г-жой де Реан, которая вернулась за деньгами,
чтобы расплатиться с продавцом цветов.

— Что случилось? — обеспокоенно спросила мама. — Ты ушиблась? Почему ты босиком?

Пристыженная Софи не отвечала. Няня все рассказала, закончив словами:

— Если бы меня не было поблизости и я бы вовремя не прибежала, то ее ноги
были бы в таком же виде, как и мой передник. Посмотрите, сударыня,
известь насквозь прожгла его. Он весь в дырах.

Действительно, передник превратился в прожженную тряпку.

Разгневанная мама повернулась к Софи:

— Мадемуазель! Вас следовало бы высечь за непослушание. Но Господь Бог
вас уже наказал. Я вижу, как вы испугались, и это уже достаточная кара.
Единственное, что я сделаю — это потрачу пять франков из ваших сбережений
на новый передник для няни.

Софи заплакала, она напомнила маме, что копила деньги для предстоящего
праздника в деревне, но мама была неумолима. Заливаясь слезами, девочка
дала себе слово, что в следующий раз не будет нарушать мамины запреты
и соваться туда, куда не следует.

Проделки Софии
Глава 4. МАЛЕНЬКИЕ РЫБКИ

Софи была очень озорной и часто, без злого умысла, вытворяла неизвестно что.

И вот однажды…

У г-жи де Реан были маленькие рыбки, не более иголки и не толще стержня птичьего пера. Рыбки жили в нарядном аквариуме. На дне лежал желтый песок, в который они могли зарываться. Мама очень их любила и каждое утро кормила крошками хлеба. Софи с восторгом следила за рыбками, когда они хватали крошки, а порой вырывали их друг у друга.

Папа подарил Софи маленький ножичек для Устриц. Девочке он очень нравился и она им резала буквально все: хлеб, яблоки, бисквиты, цветы и все остальное.

Как-то утром Софи играла у себя в комнате. Няня дала ей хлеб, листья салата и миндаль. Она разрезала хлеб и листья салата на мелкие кусочки, а миндаль настрогала ломтиками, потом попросила у няни растительное масло и уксус, чтобы приготовить салат.

— Нет! — отказала няня. — Ни масла, ни уксуса я не дам — вы испачкаете себе платье, могу дать только соль.

Софи положила немного соли в салат и начала размышлять, что делать с оставшейся.

«Что бы мне посолить? — думала она. — Глупо солить хлеб, надо либо мясо, либо рыбу. Прекрасная идея! Я посолю маминых рыбок. Порежу несколько штучек ломтиками и посолю, а другие посолю целиком. Получится дивное блюдо».

Не раздумывая над тем, что мама лишится своих обожаемых рыбок, и над тем, насколько больно несчастным рыбкам, когда их режут или засаливают живьем, она побежала в гостиную, где стоял аквариум, выловила всех рыбок, положила их на тарелку, вернулась к себе и выложила несколько рыбешек на доску. Вытащенные из воды рыбки извивались; пытаясь их утихомирить, Софи посыпала их солью, после чего прыжки действительно прекратились, потому что рыбки погибли.

Покончив с этими, Софи взяла новую порцию рыбешек и начала их резать ножом. Сначала они извивались,
но быстро погибали. Разрезая очередную рыбку, Софи, наконец, сообразила, что она их убивает.
Она с беспокойством посмотрела на уже засоленных рыбок и обнаружила, что все они мертвы.
Девочка оторопела.
— Что скажет мама? Что я натворила! Как спрятать все это?

Подумав минуту, она нашла замечательный выход. Собрав в одну тарелку и засоленных и нарезанных рыбок,
она побежала в гостиную и выбросила все в аквариум. — Мама решит, что они подрались и умертвили друг друга.
Мне надо только помыть нож и тарелку и выбросить соль. К счастью, няня вроде не заметила, что я ходила за рыбками, она занята своим делом и не обращает на меня никакого внимания.

Софи тихонько вошла в свою комнату и устроилась за столиком. Через несколько минут она взяла книжку
и принялась разглядывать картинки. Но на душе у нее было тревожно, картинки ее не развлекали,
она каждую минуту ждала прихода мамы.

И тут она услышала голос г-жи де Реан, которая звала прислугу. Софи прислушивалась с замиранием сердца.
Г-жа де Реан говорила что-то на высоких тонах, прислуга входила и выходила. Софи с ужасом ждала, что мама призовет няню или ее. Но этого не произошло.

Няня, заслышав возбужденные голоса, оставила работу и, мучимая любопытством, вышла из комнаты выяснить
в чем дело. Она вернулась через четверть часа.

— Как удачно, мадемуазель, — сказала она, обращаясь к Софи, — что мы с вами не выходили из комнаты.
Представьте себе, ваша мама пошла посмотреть своих рыбок и обнаружила, что они все мертвы, причем
некоторые даже разрезаны на кусочки. Она созвала всех слуг, чтобы выяснить, кто мог учинить такое.
Никто ничего не видел. Когда я встретила ее, она меня спросила, не заходили ли вы в гостиную, но я
ей объяснила, что вы все время у себя возились со своими игрушками. Ваша мама сказала: «Как странно!
Я готова пари держать, что это — выходка Софи!». «О, сударыня, — возразила я ей, — мадемуазель Софи
не способна на такой злой поступок!» «Тем лучше, — ответила госпожа де Реан, — иначе я бы ее наказала
очень сурово. Ей повезло, что она была все время на глазах у вас и вы уверены, что она не могла
изничтожить моих несчастных рыбок!» «Я совершенно уверена, сударыня!» — заверила я ее.

Софи промолчала; она стояла, опустив голову, покрасневшая, со слезами на глазах. Ей захотелось признаться
няне во всем, но не хватило духу. Няня решила, что девочка готова заплакать из жалости к рыбкам и поспешила
ее утешить.

— Я так и думала, что вы, как и мама, очень огорчитесь из-за несчастья с этими бедными рыбками. Но рыбки в аквариуме ведут не такую уж счастливую жизнь. Сейчас, когда их уже нет в живых, они не страдают. Утешьтесь и выкиньте это из головы. А сейчас надо переодеться и идти в гостиную. Скоро обед.

Софи послушно помылась, причесалась, переоделась и вошла в комнату, где сидела мама.

— Софи, — обратилась к ней г-жа де Реан, — няня тебе рассказала о рыбках?

СОФИ

— Да, мамочка.

Г-жа де РЕАН

— Если бы твоя няня не уверила меня в том, что ты не покидала своей комнаты, я бы решила, что это твои проделки. Никто из слуг не признается. Наверное, это Симон. В его обязанности входило менять воду и песок в аквариуме; ему, вероятно, это надоело и он решил избавиться от рыбок. Я его выгоню завтра.

СОФИ (в ужасе)

— Ох, мамочка! Но что будет с его женой и детьми?

Г-жа де РЕАН

— Тем хуже для них. Он не должен был трогать моих рыбок. Они ему не причинили никакого зла, а ты можешь себе представить, как они мучились, когда он их резал.

СОФИ

— Но это не он, мамочка! Уверяю вас, не он!

Г-жа де РЕАН

— Откуда ты можешь это знать?! Наверняка он, больше некому. Я его выгоню завтра — это дело решенное.

СОФИ (рыдая и умоляюще протягивая руки к маме)

— Нет, нет, мама! Не выгоняйте его! Это не он, это я убила несчастных рыбок!

Г-жа де РЕАН

— Ты? Да нет! Ты просто его пытаешься выгородить. Ты ведь очень любила этих рыбок и не могла их так жестоко истребить.

СОФИ

— И тем не менее, мама, это я! Я не собиралась их убивать. Я только хотела их посолить; я не думала, что от соли с ними что-нибудь плохое случится. Даже когда я их резала, я не понимала, что делаю им больно — ведь они не кричали. А когда я увидела, что они все мертвые, я их отнесла и бросила в аквариум. Няня все это время занималась своей работой, она не заметила, что я выходила из комнаты.

Г-жа де Реан была так изумлена признанием Софи, что даже ничего не сказала. Когда Софи робко взглянула на мать, то встретила ее изучающий взгляд, но в нем не было ни суровости, ни гнева.

— Софи, если бы я узнала о твоей вине каким-нибудь случайным образом, (а это произошло бы обязательно, так как Бог карает зло), то я наказала бы тебя очень сурово. Но ты призналась сама, не желая, чтобы из-за тебя пострадал Симон, и это искупает твою вину; Я не буду тебя даже упрекать, ведь я вижу, что ты сама поняла, как была жестока по отношению к этим рыбкам, поняла, что когда ты режешь ножом живые существа, даже рыбок, ты причиняешь им страдания.

И, видя, что девочка плачет, мама добавила:

— Не плачь, Софи! Помни, что когда признаешься в своей вине, то заслуживаешь прощение.

Софи осушила слезы, поблагодарила маму, но надо сказать, что весь день она была грустной — не могла забыть о смерти маленьких рыбок.




DK-Painting Workshop

Ямогу: Предлагаю услуги по покраске скульптов в масштабе 1/6.

Алексей Абрамов

Ямогу: Совместные закупки кукол (и не только кукол) в магазинах Англии и США. А также в магазинах других стран — по возможности.


Комментарии (21)

Спасибо, Татьяна.Не знала об этих книгах.Постараюсь найти и прочитать.
Отредактировано: 15 апреля 2018, 20:10
Я выбрала самые забавные. :) Мне они напомнили французские рассказы о глупом Дэнисе. :)
Такая захватывающая история! Спасибо, с интересом прочитала!
Да, смешная. И судьба автора занятная.
Теперь знаю, какие книги искать ребёнку для летнего чтения! Танечка, огромное спасибо!
Анна, привет! :))) Да, они смешные, похожи на рассказы о глупом Дэнисе и подобные. :) Я выбрала самые безобидные и веселые. Дальше, там жестче — прочитаешь — удивишься. :)
Судьба у нее, конечно, тоже сложная. Но она себе однозначно сама здоровье подорвала и скорее всего и дети были поэтому слабые, некоторые рано умерли. Муж у нее, конечно, верный был поддержал ее. В Париже работать надо было, чтобы она комфортно в имении жила с детьми.
Отредактировано: 16 апреля 2018, 21:04
Почитай — там что она не творила только — страх любых родителей! Особенно некоторое! Они, наверное, валерьянку вином запивали. :) И прожорливая такая. :))) Но я читала, она потом была благодарна родителям за то, что они ее сдерживали :)
Очень люблю эту книгу! А недавно я нашла мультипликационный сериал «Проделки Софи».
Да, смешные рассказы. :) Какая же она была прожорливая — просто ужас. :))) И такое вытворяла. У нее родители, наверное, валерьянку вином запивали. :)) У Софи Сегюр много рассказов и сказки есть.
Какая красивая и познавательная публикация! Спасибо!
Какой букет красивый! :) Мерси! :)
Татьяна, спасибо! Интересная история, чудесные иллюстрации.
Внимание и комментарии — очень приятны! :)) Во Франции — графиня де Сегюр — классик детской литературы.
Вот, спасибо! Есть множество вещей, которые я не смогу сделать.
Но слава Богу, никогда не поздно узнавать новое!
Да, читать и учиться — надо всегда! Рассказы смешные, хотя некоторые, конечно, аж слишком своеобразные и сказок у нее много. :) Во Франции — она классик детской литературы — можно почитать для информации — занятно же. :)
Отредактировано: 16 апреля 2018, 21:08
Потрясающий рассказ!
Старалась! :)
Отредактировано: 16 апреля 2018, 21:08
Татьяна, огромное спасибо за такую интересную историю!!!
Замечательно, что она порадовала! :) Она действительно забавная! :)
Здравствуйте Татьяна! Спасибо за знакомство с мадам Сегюр и Софи! Поищу! И за иллюстрации к рассказу — что толку в книге, если в ней нет картинок!
Здравствуйте! :) Почитайте, она классик детской французской литературы — будет любопытно. У нее есть и смешные рассказы и сказки. Да… Книжки с картинками — они особенные. :) Думаю, красивые иллюстрации, живопись, фильмы, картины — любят все.
Отредактировано: 18 апреля 2018, 03:22