Влюблённые в небо. Гроза и жёсткая посадка


Продолжение романа! Остановились тут.
Мы летели к Драконьему атоллу, и я чувствовал себя совершенно по-идиотски счастливым. Рин загадочно улыбалась и временами принималась мурлыкать что-то музыкальное, за гулом мотора я разбирал только обрывки мелодии, впрочем, и в полной тишине ни слова не понял бы — эльфийского я не знаю, но общее впечатление беззаботного счастья прочно поселилось в кабине «Махаона». Иногда я косился назад, на открытую дверь в грузовой отсек, где на натянутой поперёк прохода верёвке и не думали сохнуть мои любимые штаны, но с ними рядом так уютно соседствовала персиковая кофточка Рин, что хотелось смотреть не отрываясь. Метеослужба предрекала ясную погоду на ближайшие двое суток, и потому тень слева от нашего курса я поначалу принял за столб вулканического дыма — единственно, я не помнил вулканов в этой части моря, кроме как на Драконьем атолле, но мало ли что могло измениться за время, что я был далеко отсюда!


И только когда тень стала расти, я сообразил, что это грозовой фронт.
— Гроза идёт! — Рин потянулась ко мне, стараясь перекричать гул мотора.
— Вижу! — отозвался я.
Что ж, гроза — конечно, приятного мало, но и ничего особенно страшного, мне не раз и не два доводилось летать в грозу. Если фронт небольшой, мы проскочим его быстро, зато вдоволь налюбуемся фантастическими облаками и игрой молний. Впрочем, есть вероятность, что мы минуем фронт прежде, чем он пересечёт наш курс. Если чуток прибавить скорости… мотор в ответ протестующе завыл, иногда подвизгивая, и Рин потеребила меня за плечо:
— Не надо! Так проскочим!
Тучи подтянулись ближе, в их глубине то и дело вырастали ветвистые белые молнии, а сами облака с поразительной быстротой перемешивались, словно кипели. Тут была чернота ночи и синева чернил, алые отблески вулканического огня и белое пламя молний, все оттенки перламутра и таинственное мерцание опалов… и всё это так близко, что мне захотелось протянуть руку и дотронуться до казавшихся плотными туч.


Рин смотрела на меня с возрастающим беспокойством, а я почему-то вспомнил, как полтора года назад меня зачислили на офицерские курсы — потому что у меня был приличный лётный стаж. Нас таких оказалось довольно много, уже не совсем юных, но ещё достаточно молодых балбесов, у которых ребячество не успело выветриться — а у кое-кого было неотъемлемой частью натуры. Не помню уже, кто первый придумал вполне идиотское развлечение: накачиваться джином (по большей части вечерами нам было совершенно нечего делать, а увольнительные в город были редкими) и карабкаться на самые высокие строения старинного оборонительного форта, где размещалась лётная школа. Я с трудом пьянею, и полупустая бутылка джина в руке никоим образом не мешала мне уютно чувствовать себя на краю старой черепичной крыши — наоборот, придавала уверенности — и кажется именно тогда я впервые отчётливо понял, что небо люблю гораздо больше, чем землю. Сейчас волна этой любви к небу накрыла меня с головой, так что я на полном серьёзе собрался отстегнуть ремни, чтобы стать частью этого неба, но в этот момент в нас ударила молния.


«Махаон» и в лучшие времена не слишком любил грозы, сейчас рация сыпанула искрами, приборная панель погасла (для моих глаз, Рин, как выяснилось, всё отлично видела), нас тряхнуло, закрутило, а потом меня так вдавило в кресло, что если бы не дурацкое состояние эйфории, я бы наверное заорал. Снова тряхнуло, а потом наступила тишина, и я решил, что оглох. Тут Рин повернулась ко мне — глаза её волшебно сияли в полумраке — и сказала:
— Ты мне сразу понравился, Дик. Прости за гайку и остальное.
— Да без проблем, — кое-как выговорил я, ещё не отойдя от перегрузки, — сейчас я готов признать, что это были не худшие две недели в моей жизни.


В этот момент я окончательно осознал, что всё, что мне остаётся — это воспоминания, и времени на их прокрутку не так уж много. Нас затянуло в воронку смерча, мотор заглох и в лучшем случае мы просто упадём в океан и утонем, в худшем — самолёт предварительно развалится на куски. Шансов уцелеть не было. Но я уже однажды падал с неба без единого шанса выжить — и выжил.
— Рин, я тут подумал… может, в самом деле поженимся, если выживем?
— Согласна, — она слабо улыбнулась, и я удивился тому, что она совершенно не боится.


Впрочем, мне почему-то тоже не было страшно, и какая-то часть рассудка вспомнила даже то ли главу из какой-то книги с полки Ками, то ли что-то из рассказов Сая — что-то о сильном падении давления, недостатке кислорода и образующемся во время грозовых разрядов озоне. Не зря мне вспоминалась бутылка джина — я действительно был словно пьяный.
— Отлично, — успел сказать я, а потом вокруг резко потемнело, и я отключился.


Мне снилась Джой. Довоенная Джой, которая целовала меня и уверяла, что никто ей кроме меня не нужен. Я уже знал цену этим словам, поэтому отмахнулся, и она превратилась в наяду из озера Фларин. Не знаю, водятся ли они там на самом деле — и существуют ли — но мне почему-то периодически снятся. Наяда засмеялась и толкнула меня, но я не мог упасть, потому что был под водой.


Воздуха не осталось, но я не задохнулся, просто грудь словно тисками сдавили или положили на меня бетонную плиту. Присмотревшись, я понял что это не плита, а всего лишь Мих, кот Сая, в отсутствие хозяина имевший обыкновение спать на мне. С этим я и открыл глаза. Никакого кота не было, и озера тоже, а в грудь мне врезались ремни, не позволившие мне расквасить нос о приборную панель. Или расколотить приборы — что намного хуже. Рин! Мысль о ней стегнула сознание словно током. Я повернул голову (шея с трудом слушалась и в ушах противно звенело). Рин сидела откинувшись на подголовник, глаза у неё были закрыты. Я схватил её за свисавшую руку и обнаружил, что пальцы у неё холодны, как лёд. Кажется, раньше я только слышал слово «паника», но не понимал хорошенько его значения, теперь я прочувствовал эту самую панику на своей шкуре. Я могу худо-бедно наложить повязку, в армии научили накладывать жгут и перевязочный пакет, но в остальном мои медицинские познания позволяли только бояться прививок. Как помочь Рин? Можно ли ей помочь? Это всё проносилось у меня в голове пока я выпутывался из ремней, расстёгивал ремни, удерживавшие Рин, потом путался в застёжках её куртки, рубашки… и никак не мог понять, слышу я сердцебиение, или это у меня в голове звенит.
— Только не плачь, — сказала вдруг она, и я увидел, что глаза Рин открыты.


Я торопливо убрал руки — просто чтобы не получить лишний раз по физиономии.
— Я просто… — я виновато развёл руками, — я никак не мог понять, жива ты или нет…
— Жива. Но чувствую себя омерзительно — как будто меня сунули в мешок и с размаху шваркнули оземь. Где мы?
— Не имею понятия, — честно ответил я, думая о том, как удивительно точно Рин описала ощущения от жёсткой посадки, — за окном, как видишь, темно.
В самом деле, уцелели даже стёкла в кабине, но толку нам с этого — вокруг царила глухая ночь, да вдобавок, кажется, обзор заслоняла какая-то монументальная растительность. Я видел только черноту, и в ней тёмно-синее пятнышко ночного неба размером не больше ладони с одной единственной звездой.
— Я садилась вроде как на краю леса… на пляж или что-то вроде — с одной стороны море, с другой что-то бесформенное. Я решила, что деревья.
— Как ты вообще что-то увидела?
— Молния сверкнула, — пожала плечами Рин.
Мы выбрались в неизвестность. Ночь была тёплой, как парное молоко, и обволокла нас со всех сторон. Мягко шелестел прибой. Пахло морем. Я запрокинул голову и посмотрел на небо.


Звёзды с хорошее яблоко величиной приветственно мне подмигнули.
— Драконий атолл, — заключил я, — вопрос, с какой стороны.
В темноте перед нами воздвигалась сплошная громада леса, за спиной слабо фосфоресцировал океан, у горизонта ещё полыхала ушедшая гроза.


— А есть разница? — спросила Рин.
Драконий атолл образован коралловым рифом, лепившимся к подножию подводной горы. В какой-то момент горе надоело быть подводной и она высунулась подышать, отчего получился вулкан. Потом вулкан взорвался, оставив заросшее кораллами кольцо кратера. Море постепенно разрушало риф, и в настоящее время Драконий атолл похож на свернувшегося спящего дракона, со стороны «живота» вылизанная морем округлая бухта, белейший коралловый пляж, и вдоль берега полукругом выстроен городок на полтысячи человек — резиденцию губернатора логичнее было размещать здесь, но… Это самое «но» представляет вулкан в «голове» острова — видимо, после взрыва основного кратера образовался боковой, и вот он-то дымит вовсю. Правда, крупных извержений за последние полвека никто припомнить не смог. «Драконья спина» обращена на север, с той стороны никто не живёт, а попасть с одной части острова в другую можно либо морем — но удобной пристани на другой стороне нет, либо по воздуху, но нет посадочной полосы… пешком пройти тоже можно, преодолев гористую срединную часть, поросшую непролазными джунглями, неуютно выглядящими даже с большой высоты. Местные жители вообще побаиваются своего леса, уверяя каждого, кто согласен слушать, что там обитают духи, призраки и всякая нечисть.


Словом, лучше всего нам было оказаться с внутренней стороны острова, но в темноте определить точное местонахождение «Махаона» оказалось невозможно, я плохо понимал, где вулкан — днём-то столб серого дыма отчётливо виден с любой точки побережья. Я обошёл вокруг самолёта. На первый взгляд все основные части были на месте, быть смытыми приливом нам не грозило, и самой большой неприятностью выглядело глубоко увязшее в песке шасси, так что можно было с чистой совестью ложиться спать.


— Едва ли нас хватятся раньше утра, — сказала Рин, — что будем делать?
— Пока ничего. В смысле, надо выспаться, пока есть возможность, а с утра осмотримся и там уже будем думать. Если мы с обитаемой стороны, то просто дойдём до города и попросим кого-нибудь дёрнуть нас тягачом… если стойки шасси целы. Заодно рацию посмотрю, может, она не намертво сгорела, у меня есть кое-какие запчасти.


— А если нет? То есть, если мы с необитаемой стороны?
— Тогда сначала посмотрим, что с шасси. Может, ещё и сами выберемся. Давай не будем раньше времени впадать в отчаяние — самолёт практически цел, мы живы и относительно в порядке, не считая встряхнутых мозгов — но как говорил один мой знакомый, у хорошего лётчика мозги должны быть набекрень, потому что в здравом уме никто добровольно в самолёт не полезет. Идём спать.


Рин не стала спорить, неуверенно оглянулась на океан и забралась в кабину вслед за мной. Спальник у нас был один — так как с момента, когда нас стало двое, необходимости во втором спальнике не возникало: мы делили смены и летали в два раза эффективнее одиночек. Я подумал, что отлично высплюсь и в кресле, но Рин потянула меня за руку, смущённо сложив уши, и прошептала, что мы вполне поместимся в спальнике вдвоём. И я не нашёл, что ей возразить.
Продолжение следует!


Savirin

Ямогу: Обувь ручной работы из натуральной кожи/замши длина по стопе 1,3; 2-2,3 см; 3 см и 3,5

Rueidhri Gwolkhmei

Ямогу: Авторский макияж кукол, помощь в подборе образа, стилистических характеристик. Пошив одежда на заказ.


Комментарии (16)

Ура! Продолжение!!! Класс!
Спасибо, Оксана!


Один спальник на двоих после грозы. Как романтично.

Лиза и Дмитрий Анатольевич в гости.
Спасибо, Юля! Да, романтики в этой истории что-то с перебором :) видать, весна ;) Какие гости!!!
Ура! Продолжение)) как мне нравится ушастенькая героиня...=))
Спасибо, Валя! Да, Рин неподражаема :)))
Весна, весна пора любви...))))) класс! Романтика по полной — то, что надо))))
))) Спасибо, Оля! )))
С большим удовольствием прочитала все части сразу.Спасибо! Вы замечательно пишите, фотографии отличные, герои запоминающиеся! Экипировка летчиков и ушки Рин -просто восторг! Жду продолжения!!!
Нина, спасибо большое! Очень рада, что всё нравится!
Класс! Очень интересно, хотя испугалась при падении самолета.
Лена, благодарю! Нет, «Махаон» не упал, Рин удалось его посадить, хоть и несколько экстремально — дело в том, что даже с неработающим мотором самолёт (особенно легкомоторный) способен какое-то время планировать и сесть, а не рухнуть. Так что пугаться не стоит :) в этой истории ужасов будет гораздо меньше, чем в прошлой ;)))
Очень понравилось, так загадочно-романтично!!:))Теперь первым делом на Бэбиках ищу ваши истории...:)
Спасибо огромное! Засмущали...)))
Спасибо за продолжение! Пахнет весной, романтикой, приключениями! Все супер!
Благодарю! очень рада, что всё нравится )))