author-avatar
Люба

Дотянуться до солнца. Глава 13


***

Доброго времени суток!

***

Утром начались хлопоты. Соня встала рано, собрала небольшую сумку с собой. С ней должна была поехать Равия и Хана. По последней Соня очень соскучилась. И ждала её появления.

Ссора с Фаридом не выходила из головы. Соня старалась не встречаться с ним взглядами. Боялась передумать.

Ивару не терпелось уехать. Прочь от жары, зноя и палящего солнца.

Домой.

Прошлой ночью ему не удалось выспаться. Очередной кошмар.

В нём он видел женщину в чёрной одежде. Шёл сильный дождь, дорогу размыло и конь бодро увязал в грязи. Он ехал мимо, когда нищенка бросилась под копыта коня.

Немедленно остановившись, он слез и подошёл к лежащей женщине в дорожной грязи. Она прохрипела всего пару слов и от этого он проснулся и не сомкнул больше глаз:

— Смерть придёт и за тобой, Король Севера.

Нет сомнений, слова предназначены ему. Ведь тот другой, являющийся во снах, не был королём. Предводителем да. Но никто не оказывал ему почестей.



Ивар несколько раз пытался найти хоть какие-то сведения о нём и безрезультатно. В летописях, сказаниях нет ни слова, ни имён. Как и о Соне. Ни словечка.

Запутанность их совместного положения лишь усугубляло. Кто были эти люди? Сны не давали имён. И ведь в те времена не существовало фотографий. Порывшись в архивах Ивар тоже ничего не нашёл среди летописей и сказаний. Полный провал.

Он опасался лишь одного. Очередного поворота Колеса Судьбы, безжалостного и немого к просьбам.

Что если и в этот раз их ожидает тоже самое?

Стараясь отвлечься от тяжелых мыслей, Ивар сосредоточился на завтраке.

Равия нервничала. Ей не нравилось задуманное. Все-таки Хана не заслуживала приготовленной участи.

***

Нима не собиралась отпускать Хану. Дело принципа. Ведь только так можно настроить Бадру против фараона и тем самым лишить его друзей, близких людей.




Хана несколько дней жила в гостиницах, часто меняя место жительства и сна. Мера вынужденная, но спасительная. Не оставлять следов и не задерживаться. Соблюдаешь правила и выживаешь. Дело в везении или соблюдением правил, неизвестно. Или это просто совокупность перечисленного.

Девушка держалась в тени, рассчитывалась наличкой и держала ухо востро. Не бросала тренировки, заменила их бегом. Бегала от мыслей, которые возвращались к Бадру. От него нет вестей. Нет намёков в газете. Значит, дело обошлось. Или дело не обошлось без фараона. Удалось заткнуть кого надо. Тогда почему от Бадру нет вестей?

Она скучала по нему. Вечно угрюмому, холодному, вежливому. Хотя при их последней встрече он странно смотрел на неё. По-другому. Не как начальник на подчинённого. Как мужчина на женщину. Недосказанность повисла в воздухе, заставляя прокручивать этот момент снова и снова. Что он хотел сказать? О чем сожалел? Ведь сожалел же?

Он вернётся за ней. Раз обещал. Обязательно вернётся.

***

Бадру сидел на кровати, комната начинала бесить. Пускай жизнь спасена и отсрочка есть, решение не найдено. Против Нимы нет доказательств. Сколько не ищи. А ведь он искал. Напрасно. Нима умела скрывать следы. Тщательно. Чем помочь в этом случае Хане, он не знал.

Пока девушка в безопасности, не о чем беспокоиться. Пока есть время.

***

Машина должна доставить всю компанию в аэропорт. Фарид переоделся и ждал. Соня спустилась с большой лестницы и оглянулась назад. Покидать дворец оказалось непросто. Она привыкла к нему, стала считать его домом. И сейчас отчего-то грустно. Пусть место и перестало быть безопасным. Из-за некоторых жителей.

Быстро сбежав по ступенькам, девушка кинула взгляд на левую руку. Браслет. Фарид говорил, снять его нельзя. Не получится. На запястье он смотрелся обычным золотым браслетом без особенностей.

Красивый.

Фарид еле сдержался, чтобы не заключить девушку в объятия. Стоило закружить ее и никогда никуда не отпускать.

Он бы многое отдал за поездку. И не мог этого сделать.

Король Севера празднует победу и она не надолго. Соня – его невеста. Официально сообщили об отложении свадьбы. Ивар советовал найти похожую девушку и фараон понимал, не поможет совет. Сестру не обмануть. Выполнит её пожелание и тогда уже ударит. Без жалости.

Равия стояла готовой и собранной. Хакон обещал показать ей страну и быть может она привыкнет к новой жизни. И сослужит хорошую службу Госпоже.



Ко дворцу подъехала ещё машина с бронированными окнами. Соня не сдержала счастливый возглас и фараон понял, сюрприз удался. Хана вышла из машины и поспешила к присутствующим.

Соня дёрнулась к ней, девушка поклонилась уважительно и отбросила условности. Девушки обнялись и едва не расплакались в объятиях друг друга.



— Пора ехать. Самолёт не будет ждать вечно, — прервал их Хакон. Он заметил реакцию Равии и усмехнулся. Ревнивая малышка.

Счастливо улыбаясь девушки поспешили в машину, но не успели сесть в неё.

***

Каролина не нарушала заповедь матери. Посещала затворницу каждую неделю. И каждый раз отчитывалась матери и заодно будущему мужу.



Бедняжке не с кем общаться. Близких подруг не существовало. С авторитарной матерью много не пооткровенничаешь. Приятельницы есть, доверия к ним нет. А здесь женщина из ближайшего круга, в ней есть что-то притягательное и зловещее.

Затворница интересовалась по-доброму её жизнью, мыслями и постепенно во время этих редких и непродолжительных визитов они обе нашли отдушину. Каролину сжигало любопытство. Летиция слыла ангелом королевства. Самой красивой девушкой. Лилией Севера.

Каролина одного возраста с Кейей. Они немного дружили в детстве. Родились через пару месяцев после заговора и о нём узнали из учебников по истории. Сейчас перед Каролиной живое доказательство бунта. Хоть и не в своём уме. Частично.

Летиция вспоминала бабушку и дедушку Каролины, её братика, погибшего в детстве. Перечисляла общие ветви рода, знаменитейших фамилий. С ней интересно.

— Берегись власти. Нет ничего хуже власти. Она сводит людей с ума, — произнесла Летиция.



Значит, визит начал подходить к концу. Женщина уставала и начинала нести околесицу. Каролина жалела несчастную. Раньше она могла править страной, сейчас же не владела собственным разумом.

Возвращаясь из камеры, Каролина заметила врача, молодого парня с чёрными густыми волосами. Он посмотрел на красивую девушку с любопытством. Врачи не часто встречались, надзиратели постоянно присутствовали в коридоре.



— Здравствуйте, — поприветствовала врача Каролина, — Вы к заключённой?

— Здравствуйте, ей положен еженедельный осмотр.

— Она больна?

— Вы не знали? У пациента лейкемия.

— Как много осталось?

— Не могу пояснить. Сложно сказать, — врач поклонился и зашёл в камеру. Каролина спросила у охраны о нём. Узнать удалось немного.

Врача зовут Томас. Работает полгода, проблем не создавал, делал свою работу, лечил пациентов как в обычной больнице. Отличный малый.

С каждым своим визитом Каролина нравилось приходить всё больше и больше. Молодой и симпатичный парень охотно болтал с посетительницей. Тюремная обстановка не располагает к романтике, однако Каролине здесь стало нравится.



Летиция ничего не говорила о болезни, вероятно она не до конца понимала свое состояние. Томас рассказал, что в последнее время женщина чувствовала себя лучше. Но с раком мозга сложно ставить прогнозы. Даже самые радужные.

***

Соня не поняла сначала откуда на её белой толстовке яркие капли краски. Словно кто-то баловался кисточками и интенсивно рисовал в разные стороны. Странно, боли не чувствовалось. Совсем.

Растерянно девушка перевела взгляд ниже.

Равия прикрыла её собой. Из её тела текла кровь, окрашивая и пропитывая всё вокруг.

Мир оглох на пару мгновений. И звук вернулся. Крики, сигнализация, хлопанье дверей, лязг оружия. Фараона и его свиту прикрыли плотным занавесом. Увели в безопасное место. Всех, кроме Равии, лежащей на асфальте.

Вылет перенесён на другое время. Соня заперлась в комнате и долго отмокала в ванной. В голове не укладывалось произошедшее.

Стреляли профессионально. И сейчас Соня могла лежать на месте бедной Равии. Девушку увезли в больницу и пока состояние крайне тяжёлое.

Фарид несколько раз подходил к двери ванной и прислушивался. Девушка плакала. Сначала громко и затем рыдания потихоньку стихли. Окровавленную одежду она свернула и кинула в корзину для белья, решив никогда больше не надевать эту вещь. Лучше совсем избавиться от нее. Белый цвет определенно покинул ее гардероб.

Проведя пару часов одной, Соня робко вышла из ванной комнаты, плотно завернувшись в халат.

— Как ты? Не хочешь чего-нибудь? Чай, вино? Тебе бы расслабиться. День был нелегкий.

Фарид поманил девушку к себе на кровать. Она медленно прошла и села, завернувшись поглубже в халат.



— Я никогда не видела кровь так близко. Даже в той аварии, ужасный удар помню. Скрежет металла и крики. Очнулась уже возле машины, совершенно не помня как выбралась. Я забыла об этом.

— Не вспоминай. Не сейчас.

— Зачем кому-то убивать меня? Ради чего? Кому я мешаю? – спросила Соня и сама же ответила на вопрос: — Нима. Она не успокоится, пока я представляю угрозу для нее. Что она думает, я сделаю?

— Ее волнует лишь собственная выгода. Не думай сейчас о ней. Я решу этот вопрос. Главное, Ивар прав. Я не могу обеспечить твою безопасность в своей стране. Останешься, она продолжит.

— Наверное, в следующий раз меня укусит змея. Или скорпион. Или еще что-то. Тебе меня не уберечь.

— Ну это слишком обречённо. Ты – моя слабость и она это знает. Хотела бы убить, поверь, начала с меня. Причинение вреда тебе – попытка манипуляции. Всего то. Мне причиняет боль мысль тебя потерять.

— Я уеду же ненадолго? Пару недель?

— Вернешься домой, когда с Нимой будет решено. Не переживай по этому поводу. Через океан до тебя ей будет не дотянуться.

— Я все хотела спросить. Что между Скандинавией и Та-уи?

— Океан. После мировой катастрофы, включающей в себя движение тектонических плит, мир изменился. Большая часть суши ушла под землю. К примеру, Австралии не существует здесь. Из ваших есть Китай, объединённая Азиатская республика, так зовем ее здесь, потом есть Скандинавия, включающая в себя большинство европейского происхождения. И да у нас много резерваций и бесплодных земель.

— Бесплодных? Это как?

— После последствий радиации на них невозможно жить. Это часть Европы, Сибирь под водой, равно как и от Южной Америки остались лишь верхушки Анд. Часть Северной Америки и есть Скандинавия.

— Какой ужасный мир.

— Зато у нас до сих пор процветает пиратство, плавучие города. Расскажи мне что-нибудь о своей жизни. Я хочу знать какие мальчики тебе нравились.

— О, банальщина. Можно мне выпить лучше вина?

— Момент, — вскочил Фарид и подошел к подготовленному подносу с бокалами. Вернулся с двумя бокалами и бутылкой вина.

— Значит, мальчики. Я уже говорила, опыта у меня в этом деле совсем мало. Мне вот интересно другое.

— Что? – спросил Фарид, делая большой глоток.



— Ты покидал этот мир, путешествовал. И тебе нельзя покидать свою страну, если хочешь поехать в другую?

— Нельзя. Если ты Фараон. Покидать можно только в случае объявления войны. Тем более мой Бадру сейчас далеко отсюда. А без него этот фокус не пройдет.

— Он всегда прикрывал твое отсутствие?

— Мастерски. Я ведь хочу предложить ему должность советника. Идея подменить мне невесту принадлежит, между прочим Ивару. Бадру пришел от нее в восторг. Поэтому пока он не вернётся, я не могу действовать.

— Что будет, если его найдут и не оправдают?

— Нима не сделает ничего плохого ему. Это так же ранит ее сердце. Он такой же как она. Ближе его у нее никого нет. И он своеобразная ахиллесова пята для нас обоих.

— Ты так уверен в этом?

— Разумеется. Меня больше напрягает Хана в этой ситуации. Честно и по секрету, я не доверяю ей. Ни капельки.

— Почему? Она хорошая! – принялась защищать подругу Соня.

— Чутье. А оно меня никогда не подводит.

— Не говори про мою подругу плохо, — обиделась девушка.

— Ты пьешь слишком быстро. Вино крепкое.

— Думаешь, напьюсь, стану приставать?



— А ты забавная после третьего бокала. Тормози. Я не знаю как себя вести при пьяных и соблазнительных девушках.

— Прям так и не знаешь?

— Как удержать себя в руках. Это будет сложно.

— Сложно? Это потому что у тебя давно ни с кем ничего не было?

— За кого ты меня принимаешь?

— Крис кое-чем поделилась со мной, — заулыбалась Соня, протягивая бокал для добавки.

— И? Что именно она тебе сказала?

Соня задумалась. Сказать или нет? Уместно ли обсуждать подобные темы?

— Не стану я ничего говорить. Она моя подруга. И сплетничать о твоем хозяйстве нехорошо.

Фарид закашлялся, поперхнувшись после этих слов. Вот дает.

Соня хихикнула и похлопала парню по спине. — Напугался? Я пошутила. Успокойся.

— Давай не будем говорить о твоих подругах. Ладно? – попросил фараон, наконец откашлявшись.

Девушка согласно кивнула и сделала глоток.

Фарид забрал у нее бокал и наклонился для поцелуя. Соня увернулась.

— Я не настаиваю ни на чем. Поцелуй есть поцелуй, — проговорил Фарид, стараясь скрыть недопонимание в голосе.

— Я не готова к близости. И не знаю, буду ли готова когда-нибудь. Прости. Произошедшее сегодня выбило меня из колеи.

— А быть может тебя выбило из колеи присутствие Короля Севера? – огрызнулся фараон и тут же пожалел о вырвавшихся словах, — Извини. Два покушения за малое время. Тебе надо лечь поспать. Завтра вы улетаете частным рейсом. И мы долго не увидимся. Ложись.





Соня с разочарованием уткнулась в подушку. Почему они вечно ругаются?

***

Ивар не находил себе места. Вне от ярости. И от глупости. Да случись подобное в его королевстве, здесь на ушах стояла бы армия!

Живым бы снайпер не ушёл. А фараону хоть бы хны. Реакция странная. Или он настолько уверен, что с ним ничего не случится? Что это покушение было нечаянное?

В дверь раздался стук. Ивар открыл ее и увидел Фарида. Тот поманил его за собой на балкон.

Король вышел вслед за ним и в который раз удивился. Жара тут не спадает и глубокой ночью. Одна невыносимая жара.

— Как она? Немного успокоилась? – поинтересовался Ивар.

— Да. Ей полегче. У тебя есть закурить?

Ивар удивился и достал пачку. Фараон достал одну, прикурил и не спеша затянулся.

— Вам нужно улететь. И желательно быстрее.

— Тебе следует разобраться. Со всеми.

— Знаю. Все будет улажено и я заберу ее домой.

— Тут возникла маленькая проблема. Дела королевства. Моей семьи. Ее мать жива.

— Жива? И где она была все это время?

— В тюрьме, где и должна быть. Я говорю это тебе, чтобы ты понимал. Быстро она не вернется. Я еще не знаю как и когда ей расскажу об этом. Для начала надо познакомиться самому.

— Хорошо. Сейчас важнее, чтобы девушка оказалась как можно дальше отсюда.

***

Равия пришла в себя в больнице, спустя три дня ее состояние стабилизировалось. Первыми визит нанесли Фарид и Соня. Последняя изменила мнение на счёт девушки и прониклась к ней глубокой симпатией.

Соня и Ивар улетели через день. Время рейса тщательно скрыли, усилив охрану.

Хакон попрощался с Равией перед отлётом. Не мялся в дверях, сразу выложил карты. Оставил номер телефона, по которому при желании с ним можно связаться. Жаль девушку, ставшую уязвимой и необычайно хрупкой в паутине трубок и мерцании приборов. Он не мог остаться и не мог ничему помочь. Дальше пусть Северный Ветер не оставит её без защиты.

Нима соизволила прийти тоже. Собственной персоной. Тихонько вошла в палату и с прискорбием огляделась. Жаль.

Жаль не саму девушку, верой и правдой служившую на протяжении нескольких лет. Жаль, она превратилась в бесполезную вещь. Никчёмную.

Значит ненужную.

— Поправляйся, милая, — промурлыкала Нима и не стала прикасаться к неподвижно лежащей девушке. К чему лишние телодвижения…





Ушла, плотно прикрыв дверь. Равии предстояло стать в ближайшем будущем безмолвным палачом.

***

В самолёте Соня молчала, погруженная в себя. Ивар с сочувствием и тревогой присматривал за ней. Он рассказал Хакону о матери девушки и тот посоветовал пока молчать. Самого Короля волновали в свою очередь отношения между Равией и другом. Зная об интересе последнего к его сестре. Кэйа ещё совсем ребёнок, далёкий от реальности. Все относились к ней как к маленькой девочке. Хакон в том числе. Но она ему нравилась. И сестрёнка воспринимала того, как принца из сказки.

Ивар беспокоился, что чувства друга к другой девушке настоящие и привезя домой её, сердце бедной сестры пострадает.

Они не говорили об этом напрямую, Хакон всегда несколько закрыт для подобных разговоров. Сейчас он тоже не стал исключением. Ничего не сказал о Равии. Перевернул очередную страницу.

Хакон переживал за девушку. Знал, в чем его долг. И не отступал от его выполнения.

***

Ингрид ужинала с дочерью. В последнее время Каролина расцвела. Вечно бледные щеки теперь украшал румянец. Да и платья она выбирала более яркие. Интересно, что это с ней такое?

Мужа похоронила Ингрид давно и с тех пор не собиралась замуж. Предложения продолжали поступать, но всем дан категоричный отказ. Женщина посвятила себя дочери. Приложила усилия, а девчонка гнула свою линию. Не будь она мямлей, уже носила бы корону.



Каролина мало обращала внимание на вечно ворчащую и недовольную мать. В голове крутились мысли вокруг симпатичного доктора. Томас оказался не только симпатичным, ещё и умным. Да, Каролина первой заговорила с ним, первой проявила интерес. Разумеется, Томас знал, кто она. И даже несмотря на вынужденную дистанцию между ними, тщательно соблюдаемую, их всё равно тянуло к друг дружке.

Заигрывать с невестой короля, дело рискованное. Томас не слыл трусом, поэтому продолжил общаться с девушкой.



Он жил недалеко от больницы на острове. Здесь многие из персонала проживали. Маленькие, уютные домики в паре километров. Сам остров имел небольшие размеры, сбежать с него невозможно, что делало его идеальным местом для заточения. Отсюда не выходили своими ногами. Не было помилования, судебных ошибок. Нет. Попадание сюда означало лишь одно. Вечное заточение. Умирая, заключённые обретали последний покой тут же, на острове. Родственникам не выдавали тела и не разрешали посещений кладбища.

Каролина часто прогуливалась вокруг него, ожидая парома. Здесь она и встретила в очередной раз Томаса. Молодой человек направлялся к посёлку, когда заметил невесту короля. Дул сильный ветер, обычная погода для острова. Порой ветер едва не сносил крыши с домов.

Томас снял шарф с шеи и протянул его невесте Короля:

— Хотите кофе? Паром опаздывает.

Каролина оглядела парня с головы до ног, задержалась на губах.

С неё не убудет. Тем более приятно видеть интерес в глазах мужчины.

Они выпили кофе, отлично проведя время вместе. Стаканы согревали не только руки, но и сердца.

Каролина рискнула и сейчас почти блаженствовала. Однако соблюдая осторожность. Маленькая интрижка пройдёт незамеченной, если это роман, он рухнет вместе с ней в пропасть. Девушка ждала возвращения короля с единственной целью. Поговорить. Она уверена, этот брак не нужен им обоим. Он не станет держать клятву и расстанется с ней.

Не хочется жить как мать. Прозябать в одиночестве, не любимой, не желанной. Трудно не заметить страсть короля к другой женщине. И впервые Каролина рада этому. Пускай он сделает выбор, будет с той, которую любит. А она сама станет женой человека, которого любит.

Мать никогда не даст ей позволения выйти замуж за Томаса. Поэтому следовало поговорить сначала с Иваром.

***

Полёт занимал шесть часов. И чтобы убить время, Соня стала задавать вопросы. Ивар отвечал охотно. Он не мог поверить, что наконец везёт девушку домой.

Девушку интересовал стиль жизни. И тут её ожидали сюрпризы. Общество современное, были некоторые ограничения. Например, в стиле одежды. Женщины носили преимущественно длинные платья. Климат Скандинавии холоден, в мини-платьях не пощеголяешь. Натуральные ткани в одежде, меха, плащи, кожа. Разумеется, за экологию тоже радели, делая скидку на погодные условия.

— И при всём этом у нас нет борделей. Совсем, — встрял в разговор Хакон.

— У нас есть. Как же ваши мужчины развлекаются? – проявила любопытство Хана.

Хакон многозначительно показал на обе свои руки и расхохотался над реакцией женской части компании.

— Он шутит, не обращайте внимания, — пояснил Ивар и спрятал улыбку.

Соня покраснела и отвернулась к иллюминатору. Дураки.

Парни продолжали обмениваться пошлыми шуточками.

— Получается, у вас более консервативная страна? Никаких мини, разврата и сплошная цензура.

— Да. Мы пользуемся новейшими технологиями и при этом соблюдаем традиции. Разве ты не знала?

— Нет.

— Где же ты жила? В коробке из-под телевизора? – усмехнулся Ивар. Странные вопросы задаёт. Удивляется. Ведь она должна это знать.

Если живёт в мире.

Самолёт приземлился вовремя, в салоне пришлось переодеться.

— Обязательно скрывать мой цвет волос? – возмутилась Соня.

— Обязательно. Тебе шапка идет. На улице холодно. Не станем привлекать лишнее внимание.

Хана уличила минутку и шепнула:

— Госпожа моя, не задавайте вопросы. Я отвечу потом на любые. Иначе они заподозрят.

Соня испугано взглянула на неё. Неужели и она знает? И как давно?

— Не волнуйтесь, моя Госпожа. Я здесь, чтобы защитить Вас.

Девушка решила отложить вопросы на потом.

Переодевшись, спустились по трапу, сели в тонированную машину и отправились в путь. На улице, действительно похолодало, из рта выбивался лёгкий пар. Отличной идеей было надеть шапку, иначе можно остаться без ушей.

Через пару часов машина остановилась возле железных ворот. За воротами находился небольшой деревянный двухэтажный особняк.

Девушки с интересом разгадывали новое место для жительства. Вокруг увесистые сосны и ели, хвоя под ногами хрустела. К дому вела дорожка из камня. Камеры, высокий и надежный забор давали ощущение полной безопасности.

Парни внесли багаж в дом и пригласили гостей внутрь.



Соне досталась комната на втором этаже, уютная, светлая. Хану разместили в соседней с ней комнате.

Король и Хакон выбрали похожие комнаты внизу. Королеву стоило поблагодарить за чудесный выбор. Мама знала толк.

Ивар достал телефон и послал матери сообщение. Ответ пришёл тут же. Значит, не спит. Ждёт возвращения.

Принял душ, смыв с себя жару Та-уи. И стоя под горячим потоком воды, задумался. Они здесь вчетвером, не считая охраны.

Вчетвером. Девушка желанная ему, наверху. Наверху, вероятно ложится на кровать, закидывает руки за голову и о чем-то думает. Хотелось бы знать о чем. Или о ком?

Горячая вода не могла смыть мысли о ревности. Сейчас девушка с ним, вернее рядом, но быть может она думала о покинутом фараоне?

Нет, о фараоне Соня не думала. Она ощущала себя не в своей тарелке. Климат переменился и она настолько привыкла к жаре и солнцу, что физически не сразу перестроится.

Непривычно лежать на постели без Фарида. Девушка написала ему сообщение, благо теперь у неё собственный телефон с безлимитным интернетом и звонками. Фарид ответил тут же, поинтересовался обстановкой и пожелал добрых снов.

Отложив телефон в сторону, Соня попробовала уснуть.

Во сне она бродила по лесу, срезая мох острым ножом. Зачем-то складывала куски влажного мха в небольшую кожаную сумку, перекинутую через одно плечо.



Зверя она заметила не сразу и вопреки здравому смыслу, не испугалась. Нежно улыбнулась ему и позвала. Он был другом, никак не врагом. Давно-давно их пути пересеклись, отец принёс его волчонком, потом отпустил на волю. Зверь ушёл в лесную чащу и иногда возвращался, охраняя. Или присматривая.

***

Равии не спалось. Ворочалась с боку на бок на больничной койке. Приход госпожи напугал её до чёртиков. Это непроста. Что ждать от неё? Навряд ли похвалы. О снайпере Равия ничего не знала. Инстинкт сработал раньше понимания. Заслонила собой Соню, получила пулю. Должно быть сделала всё не так. Спасла одну, потеряла расположение другой. В том, что это так, Равия не сомневалась. Слишком хорошо знала нрав своей Госпожи. И расплаты не избежать. Следует позаботиться о себе. Настало время.

***

Соня проснулась рано. За окном шелестели ветви листьев, легкий туман лип к верхушкам деревьев. С любопытством девушка подошла в окну во весь рост. Дом нравился. Особенно воздух. Воздух наполненный прохладой, свежестью пьянил ощущением свободы.

В комнату тихо зашла Хана. Поклонилась и поинтересовалась как спалось.

Соня заверила о замечательном сне. Хана принесла чистую одежду. И заодно посоветовала не задавать лишних вопросов о стране, да и в целом. Соня придержала язык. Видимо, телохранителю известно больше, чем предполагалось.

— Давно ты знаешь, что я не отсюда? О спросила напрямик Соня.



Хана не стала увиливать и ответила:

— Сразу. Вы вели себя осмотрительно и допускали промахи. Вы может и родились здесь, но явно никогда не жили. Сначала я считала Вас сумасшедшей, раз многие вещи удивляли. Какой Ваш мир?

— У нас нет королей и королев. И Та-уи нет, нет Скандинавии. Многих вещей.

— Мне жаль, Вы очевидно не можете вернуться назад. Домой.

— Не могу. Придётся обживаться здесь.

— Я помогу. Расскажу, что знаю об этой стране. И никому не выдам Вашей тайны.

Соня не выдержала и обняла девушку. Та в первые миг оторопела и обняла Соню в ответ.

— Не помешаю? – Ивар заглянул в комнату.



Девушки отошли друг от друга в смущении.

— Какие планы намечаются? – спросила Соня.

— Ты вроде хотела посмотреть на дом, где жила. Едем? – предложил Ивар.

Соня согласно кивнула.

— Но перед поездкой перекусим. Ехать далеко.

Возразить на это нечем. Спустившись в столовую, застали там сидящего за столом Хакона. Тот уплетал за обе щеки завтрак, состоящий из классической глазуньи, колбасок, фруктов.

Хана подошла к столу и налила себе кофе. Мысли не покидал Бадру. Она так и не попрощалась с ним, не увидела перед отъездом на чужбину. Сердце рвалось домой, к нему. И тосковало.

Завтрак закончился, четверо поспешили в машину. Соня предвкушала и боялась встречи с местом, где жила. Пускай и совсем недолго. Иногда ей было жаль, ведь отношения с приёмной матерью не сложились. Родители любили её по-своему и до конца не приняли. Чаще Соне думалось, что они приютили её, чтобы не оставаться одним. Ради стакана воды.

Увидеть бы настоящих родителей. Какими они были? О чем мечтали? О короне?

Она не верила в попытку переворота. Не верилось, что её родители смелые и жадные до власти.

В пути четверка провела два часа. Хакон за рулём вёл машину осторожно. Соня успела поспать в пути и сейчас смотрела за мелькающим пейзажем за окном.

Леса, поля, скалы, леса, поля, скалы, снова леса, снова поля, снова скалы.

Машина остановилась возле каменной кладки полуразрушенного забора. Ивар помог выйти Соне и взял девушку за холодную руку. Не спеша он повёл компанию вглубь. Большие кованные ворота со скрипом открылись, вид удручал. Некогда широкая дорога в дому заросла. Над ней склонились густые ели, погружая дорогу в темноту. Вокруг не раздавалось ни пения птиц, ни гудения ветра. Время замерло здесь.

Соня зачарованно и бодро шагала вперёд. Раз ей было всего три года, воспоминаний об этом месте не существовало в памяти.

Девушка трепетно прикоснулась в камням фундамента, покрытых мхом и лишайником. Огонь уничтожил здание, опалил камни копотью. И ничего не оставил.

Ивар понимал и не прерывал молчание. Это дань уважения к одному из самых старинных домов в королевстве. Сколько поколений королей выращено в этих стенах, неслышно убегало время, навсегда оставаясь в них.

Теперь лишь мох и лишайник. Лес захватывал здание, вгрызался в него, опутывал.

Соня терпеливо ходила вслед за Иваром, понимающим расположение комнат. Дом был небольшим, всего два этажа и подвал. Небольшой и все же величественный.

Камни помнили тех людей, кто жил, спал, предавался мечтам в этом доме. В нём жили любящие друг друга люди.

Девушка утерла слезы, некстати покатившиеся по щекам. Жаль, она совсем ничего не помнит.

Король вспомнил своих родителей и сестрёнку. Ему было четыре, когда родилась Кэйя. Маленькая хрупкая. Он помнит её красное личико в одеялке, мама показала сестру в окошке роддома. Одно из самых первых воспоминаний детства. Он безмерно обожал сестру.




Её все баловали и это никак не отразилось на характере. Вечная оптимистка, лучезарное солнышко в их семье. Благословение посланное им всём. Кэйя смягчала гнев отца одним взглядом, вызывала улыбку угрюмой матери, согревала теплом брата. И держала семью вместе. Крепко-крепко. Не терпелось познакомить сестру и Соню. Они обязательно понравятся друг дружке, Ивар уверен.

Бродя по развалинам дома, Хана погрузилась в себя. Едва не поскользнулась на мокрых от дождя камнях. Хакон успел схватить девушку за руку и сейчас задумчиво на неё поглядывал.

Какие тайны в симпатичной головушке? Почему она не закрыла собой Соню, почему позволила рискнуть Равии?

— Нам пора, к вечеру будут гости, — напомнил Хакон.

Соня разочаровано поплелась к машине. Хотелось провести побольше времени в родных местах. Насытить лёгкие воздухом, быть может ещё хранящих запах живого дома.

***

Бадру вернулся во дворец. Фараона он застал в глубокой меланхолии. Дела государственные шли своим чередом. Нима успокоилась и на время затихла. То ли нашла себе новое занятие или собиралась с силами.

О скандале можно забыть. Хана далеко и в безопасности. Равия беспокоила его больше. Вчера он навестил девушку. И та попросила о помощи. Мол твоя любимая уехала, Госпожа тоже. Обе в безопасности. Помоги и ты за услугу.



Он не нашёлся с ответом и ушёл, обещав подумать. Время есть, чего не скажешь о времени, отведенного самой Равии. Стоит ей окрепнуть и участь будет решена. Он тогда ничем не поможет.

— Я хотел узнать. Что делать с Равией?

— А мы должны что-то делать? Пусть отправляется к своей Госпоже, — равнодушно ответил Фарид.

— Она спасла жизнь.

— Она исполняла приказ. Пусть скажет спасибо, что её оставили в живых.

— Я не думаю, что приказ был дан такой. Наоборот Нима потеряла своего человека в окружении Софьи. Это потеря для неё. Считаю, мы могли бы что-то сделать.

— Хочешь, делай. Мне всё равно, — отрезал фараон и отвернулся от друга.

Бадру глубоко вздохнул и оставил правителя одного.

***

Каролина ждала Кэйю. Та опаздывала по непонятной причине. Отбарабанивая коготками по приборной доске автомобиля, Каролина думала о Томасе. Они немного повздорили. Он увидел совместную фотографию её и Короля и словно взбесился. Ревнивый дурачок.

Реакция вызвала улыбку у Каролины, а заодно и раздражение Томаса. Им следовало помириться тут же. Однако этого не произошло.

Третий день нет сообщений, нет звонков от него. Дуется.

— Вот и я. Долго пришлось ждать? – сестра Короля впорхнула на переднее сиденье. Ласково улыбнулась.



— Не очень. Готова? Путь неблизкий.

Кэйа утвердительно качнула головой.

— Тебе надо поговорить с братом. И чем скорее, тем лучше.

— Почему? – спросила Каролина, поворачивая руль вправо.

— Они знают про твоего доктора. Тебе надо сказать ему самой.

— Откуда ты знаешь?

— Про доктора? Или про то, что секрет раскрыт?

— Про всё. И по порядку, — велела Каролина.

Кэйа набрала в лёгкие побольше воздуха и начала рассказ.

Она никогда не лезла ни в чьи дела. Папку принесли при ней и положили на стол матери. Ребекка вспыхнула, открыв и прочитав бегло содержимое. Затем отпустила дочь. Кэйа выполнила поручение матери и осталась слушать за дверью, сжигаемая любопытством.

— Она звонила твоей матери и громко кричала, — закончила рассказ девушка, — Поэтому лучше тебе всё рассказать брату. Если конечно мама не успела первой.

— Ты не удивлена.

— Нет, — фыркнула Кэйа, — Я наоборот рада за тебя. За вас обоих было принято решение. И вы не воспротивились ему, но и не полюбили. Брату нравится другая девушка, тебе другой парень. Не вижу причин для сохранения союза.

— Тебе бы править, подруга. Взрослое и взвешенное решение. Боюсь, наши мамы не станут слушать. Решат в очередной раз за нас. Ты не боишься, что однажды тебя тоже не спросят и выдадут замуж?

— Не боюсь. Хакон украдёт меня и мы уедем далеко-далеко.

Каролина рассмеялась. Рано она назвала Кэйю взрослой. Её детская влюблённость в завидного и заядлого холостяка никуда не делась. Лет с пяти она собиралась замуж за Хакона и ни сразу не оступилась от принятого решения. Не подпускала к себе ни одного из поклонников. Что касается самого Хакона… Он знал, с принцессой ему не светит. Его род из древних благородных, не годящихся в мужья наследной принцессе. Ведь от этой ветки могло претендовать потомство на трон. Кэйа догадывалась, мать искала подходящего жениха и пока лишь брат стоял в твёрдости решения, что сестре ещё рано замуж. Ребекка могла строить планы, решение было за Королём, значит она в безопасности. И может мечтать о ком угодно.

— Я выйду за него замуж, вот увидишь, — заявила Кэйа, приосаниваясь.

Каролина послала ей воздушный поцелуй и услышала звонок телефона. Разумеется, мама. Решив, ответить позже, она продолжила вести машину как ни в чем не бывало.

***
Спасибо)
Немного фотографий королевской семейки.
  • Кулакова Татьяна

    Ямогу: Сошью для ваших любимиц на заказ красивые наряды. На кукол ГОТЦ, БЖД литлфи и пукифи.

  • "Волшебная шкатулочка"

    Ямогу: Очень люблю вязать и с удовольствием свяжу для ваших куколок (Paola Reina ) одежду и аксессуары. Вяжу спицами и крючком.

Обсуждение (33)

Ничего себе, сколько всего произошло. Вот жизнь у них бьет ключом!
Пихаю в серию сразу много) пока размер позволяет)
Спасибо большое, Оксана! ♥
Вот и здорово! Читаю, как книгу
Ой какие они все в этой серии уютно одетые, так непривычно видеть их в более реалистичной для нашего климата одежде после проживания в Тауи

Очень красивые все! Телохранительницу жалко капец((
Не переживай за нее, все будет хорошо)
После жары все оденутся потеплее)))
Большое спасибо, Оля) ♥♥♥
🌷
Равию жалко, Нима ее как раздаточный материал использует. Может Бадру ее спасет. На самом деле Рафия могла бы многое рассказать.
Рада за Каролину, хорошо, что встретила своего человека. Вряд ли Ивар будет против расторжения))
Ивар не будет против) а вот мамы…
Спасибо большое, Марина♥♥♥
Испужалась я за Равию аж два раза! Первый в перестрелке, второй когда Нима закрыла ей глаза. Я думала убила
Фотки яркие, очень красивые
Мне тоже показалось, что она еë пристрелила, шоб не мучалась🙊
Лучше бы убила)))
Спасибо большое, Олюш) ♥♥♥
Мне тоже понравилось как они уютно одеты!!!
А может быть им Ниму того? Грохнуть?
Ну чего она, вообще…
Равию жалко!
Потом с ней разберутся)
Большое спасибо, Юля) ♥♥♥
Ивар такой красавчик в свитере

Каролину жалко. Чую, не к добру это всë, и доктору ещё от матери еë нехило так аукнется, когда узнает. И Каролине тоже.
Спасибо большое! Прилетит) мамы в гневе))) 💜💜💜
Очень содержательная серия.
Равия действительно хотела бы спасти Соню, или это было рефлекторное, бессознательное действие?
Не представляю, как Фарид хочет привезти обратно Соню. Пока Нима жива или на свободе, это будет безумием.
С одной стороны Каролину жалко (предполагаю, что её маман не простит разрыва помолвки), но хоть у девушки есть шанс познать личное счастье.
Простит) со временем. К сожалению, от намерения пристроить дитё она не откажется.
Спасибо большое, Света! ♥♥♥
Волнительно очень. Надеюсь, Равии удастся сбежать из больницы.
Помощь ей придёт)
Спасибочки большое! ♥♥♥
Люба, просто шикарная королевская семья! И Томас тоже
  • Astera
Спасибо большое) мой любимчик))))
Очень красивая Летиция! Надеюсь, ещё будут фотки рассмотреть. Общее ощущение — хорошо, что они уехали от Фараона, тут тоже могут быть опасности, но мои надежды на Хакона. Проницательный товарищ и преданный.
  • SeLenGa
Обязательно покажу) где-то у меня были и их фотографии)
Спасибо большое, Лена) ♥
Сколько всего произошло !
  • Aleks2
Плохо, когда много сразу?))
Не обычно !
  • Aleks2
🌹🌹🌹
Чем больше — тем лучше!  Хочется и дальше побыстрее узнать, что будет.
  • Mur0984
Спасибо большое, Мира) это ценно для меня) ♥
Очень захватывающе, Люба 🤗👍👍
Интересно, каким образом Нима собирается использовать Равию
Спасибо большое, Гуля))) ♥
Ну вот, Хану увезли, а Равию бросили… Бадру поможет, ведь он понимает, что с ней сделает Киса. А ыараону вообще кого-то жалко? Он вообще слово имеет? Чот он меня всё больше разочаровывает((

Мамы королевских кровей гневятся) а они имеют право голоса вообще? Кто здесь король)))
  • plAxt
Женщины, если не на троне, не имеют права голоса)
Спасибо, Аня)