author-avatar
Марина

Тайна «Утеса» / 42 серия

Герои романа ирландской писательницы и литературного критика Дороти Мэкардл «Тайна «Утеса» журналист Родерик Фицджералд и его сестра Памела, купив прекрасный дом на живописном берегу залива, становятся невольными участниками таинственных и драматических событий.

* * *

— Думаю, что во всех своих выводах вы допускаете принципиальную ошибку. Вы считаете, что ощущение холода и панического страха вызвано злонамеренностью призрака, а источник злонамеренности связываете с тем, как Мери Мередит умирала. Так ведь?


— Да, именно так, — подтвердил я.

— Но ведь это совсем необязательно! — Минуту он помолчал, желая убедиться, что мы его слушаем Разумеется, мы были — само внимание. — Вы не учитываете свойства эктоплазмы — наружного слоя протоплазмы клетки, — сказал он — А ведь вы, наверно, знаете, что для того, чтобы призрак мог материализоваться, он должен извлечь определенное количество энергии из плоти присутствующих. Именно это и произошло прошлой ночью.


— У меня действительно было такое ощущение, будто из меня высасывают все жизненные соки, — сказал Макс.


— А это ощущение, — продолжал Ингрем, — вызывает физический страх, который передается мозгу, и человека охватывает паника. Думаю, вы согласитесь со мной? Так что не следует считать это проявлением злобных устремлений призрака.


— Да, что касается панического ужаса, его я испытал сполна, — подтвердил я.

Памела закивала головой:

— И я тоже, но, как хотите, мистер Ингрем, мне этот холод все равно кажется зловещим.


Я удивился ее упорству. Ингрем блестяще изложил свою точку зрения, разъяснил аномалию, о которую разбивались все наши представления.

— Смотрите! — воскликнул Ингрем — Таким чувствам поддаваться опасно!

Памела молчала. Я видел, что идти на попятный она не собирается.

— А по-моему, вы великолепно во всем этом разобрались, — сказал я.


Макс продолжал упорно размышлять:

— Но скажите, пожалуйста, — обратился он к Ингрему, — почему же при других видениях чувство холода не возникает? Например, когда Мери была со Стеллой в детской?

— Боюсь, что свидетельства Стеллы лучше исключить, на ее подсознание слишком сильно воздействовала атмосфера комнаты.


— Лихо вы все исключаете! — пошутил я.

— Да пусть себе, — усмехнулся Макс. — Лишь бы ему удалось исключить и самих призраков!

Ингрем молчал. Уж не обиделся ли он? Но нет. Он вдруг озабоченно взглянул на Памелу и мягко проговорил:

— Надеюсь, вы понимаете, что этого я обещать не могу?


— Ну конечно! — горячо отозвалась сестра. — Но вы помогаете нам понять, что происходит, на это мы и рассчитывали. Остальное уж наше дело.

— Вернемся, однако, к моему вопросу: почему не ощущалось никакого холода, когда Мери вывела их на коробку Кармел?

— Подумайте сами! — вскинулся Ингрем. — Ведь в тот раз она не принимала видимых очертаний. Ее же не было видно! Это как раз подтверждает мою теорию! Пока Мери остается невидимой, ощущений холода и страха не возникает, но при попытке материализоваться она начинает внушать страх и кажется зловещей.


— Здорово! — Я был восхищен. Ингрем нашел замечательное объяснение, все сходилось, все становилось на свое место.


Мы заговорили в один голос.

— Вот вам и ученый-скептик, — восторгался довольный Макс. — До чего же хитроумно нашел на все ответ!

— Не слишком ли хитроумно? — тихо усомнилась Памела.


— Выходит, призраков не два, а один, — размышлял я. — Во всех случаях мы имеем дело с Мери. Значит, Кармел тоже исключаем? Да? Что-то у меня ум за разум заходит!


Ингрем расхохотался:

— «Ведь даже дух возвышенный порой снедаем недовольством и хандрой». Послушайте, я и сам для себя только сейчас сумел объяснить происхождение вашего неестественного холода. И пока как следует это не переварил. Если вы не возражаете, я хотел бы еще поломать голову.

Меня это обрадовало. Нам не мешало передохнуть.

— Давайте сейчас закончим, а вечером соберемся снова. Пойдемте пройдемся, солнце еще продержится часок-другой.


— Простите меня, — довольно робко проговорил Ингрем, когда мы поднялись. — Боюсь, я вас сильно разочаровал — и с сеансом, и с вашими дневниками. Вы проделали такую скрупулезную работу и пришли к таким интересным выводам! Просто неловко их опровергать.


— Да мы вовсе не держимся за ваши выводы, — уверяла его Памела, выходя в сад.

Мы с Ингремом и Максом около часа бродили по нашему лесочку, собирая сучья для костра, пока не захотели есть. За ленчем мы по молчаливому соглашению говорили не о призраках, а о войне в Испании, об Ирландии, причем Ингрем высказал непоколебимую уверенность, что ирландцев ожидает славное будущее. После ленча я предложил прогуляться или прокатиться на машине, но Памела сказала, что предпочитает побыть в саду, а Ингрем хотел кое-что записать.


— Пока не изложу свои мысли на бумаге, — объяснил он, — не могу в них толком разобраться.

Мы с Максом отправились взглянуть на «Вурдалаков». Солнце на наших глазах вело неравный бой с тремя батальонами туч, и порывистый ветер подгонял нас, дуя в спину. Нам предстояло пройти добрых три мили по вересковым полям и спуститься по узкой крутой тропке на покрытый галькой берег. Макс крепко держал слетающую с головы широкополую шляпу.


— Господи, как мне этого не хватает в городе! — воскликнул он. — Жизнь в Лондоне так несуразна! До чего обидно, что многими вещами можно заниматься только там! — И он рассказал, как пытается наладить устройство выставок для художников-экспериментаторов. И мешает ему отнюдь не «темная тупая обывательская масса», подозрительно смотрящая на все новое, объяснил Макс, а мерзкие, но весьма велеречивые невежды-снобы, готовые славословить любую посредственность, лишь бы картины были непонятны зрителю. Макс негодовал от души, но внезапно с легкостью свернул на другую тему.


— Между прочим, что слышно о вашем молодом друге Кэри? — с живым интересом спросил он.

Я ответил, что последнее время ничего о нем не слышал, но через пару дней они с Уэнди непременно должны позвонить, так как я замолвил словечко за их «Саломею» в своем театральном обзоре.


— Интересно, написал ли ему Пеннант? — сказал Макс. — Я говорил ему про Кэри.

— Самому Пеннанту? Господи помилуй!

— Дело в том, что Пеннант задумал показать целую серию пьес и рыщет в поисках декоратора, бахвалясь, какие он задумал чудеса с освещением, и суля художнику золотые горы. Звучит, конечно, заманчиво. Вот я и решил, что стиль Кэри может ему подойти — этакая смесь поэтичности с гротеском. Я рассказал Пеннанту о Кэри, Пеннант загорелся и собирался сам нагрянуть в Бристоль.


— Ну Макс! Кэри будет счастлив!

— Надеюсь, что дело выгорит.

Тогда я рассказал Максу о моей пьесе. Он искренно обрадовался и одобрил мой сюжет.

— Хотя сделать вашу Барбару достоверной будет трудно, — сказал он, — ведь мотивы ее поведения неясны?


— Мне как раз нравится копаться в неясных мотивах, — ответил я. — И я убежден, что странности Многих женщин порождены властолюбием, которое им приходится подавлять. Современный индивидуум едва ли сам отдает себе отчет в причинах своего поведения: слишком сложный механизм. А сквозь какие мрачные джунгли приходится сейчас продираться психологам!


— Значит, ваша пьеса тоже мрачная, в духе Стриндберга? — полюбопытствовал Макс, но я объяснил, что труды мои столь тяжки именно потому, что пьеса должна быть легкой.

— Да, обстоятельства против вас, — посочувствовал он.

Некоторое время мы шли молча. Я ломал себе голову, как лучше изобразить падение Барбары, а Макс — я был в этом уверен — размышлял над загадками нашего «Утеса».


Немного погодя он спросил, как чувствует себя Стелла после ее роковой попытки переночевать у нас, не слишком ли подействовало на нее случившееся?

— Надо же было этому ребенку вбить себе в голову столь несусветную чушь! Как надо было взвинтить себя, чтобы решиться одной явиться в пустой дом! Но до чего отважна! Лучше ей?


— Трудно сказать, — ответил я.


— Джудит просила меня узнать, не начала ли пробуждаться «Спящая красавица»? Она очень запомнилась нам обоим: этакий родник, искрящийся желанием жить и любить, но загнанный глубоко внутрь!


Я рассказал Максу кое-что о Стелле и не сомневался, что об остальном он догадался сам. Я не стал упоминать о худших опасениях доктора Скотта — язык не повернулся. Но и того, что я сообщил, оказалось достаточно. Макс разволновался.


— Чертовски затруднительное положение! — воскликнул он. — Но вы понимаете, конечно, что с этим надо кончать, как можно скорее? Неужели нельзя убедить Стеллу, что без экзорсизма не обойтись? Пусть отец Энсон попробует.

— Это слишком рискованно, — возразил я.

— Но почему, Родерик?

— Потому что Стелла может поддаться на уговоры, а потом до конца дней своих не найдет себе покоя. Будет считать, что я обрек душу ее матери на вечные скитания во мраке.


— Да, вы попали в западню.

— Хуже некуда.


Когда мы дошли до «Вурдалаков», тучи уже закрыли солнце и эти угрюмые скалы, возвышающиеся у самой воды, а кое-где и выступающие из моря, выглядели не самым выигрышным образом. Но Макс лазал среди причудливых каменных громад и был очень доволен.


— Воображаю, — выкрикивал он, — как выглядит это чудище, когда на востоке еще только брезжит свет! А этот уродец наверху! Как здорово здесь, наверно, на восходе, да еще в шторм! Хотелось бы мне взглянуть!

— Надеюсь, удастся, мы еще не уезжаем.


На обратном пути нам посчастливилось увидеть, как верхушка холма вдруг озарилась ярким светом, — это солнце, потерпевшее поражение в битве с тучами, отдавало земле прощальный салют, золотя вереск и дрок. Мы взобрались повыше и посмотрели оттуда вниз, на дом.


Он тоже купался в последних лучах, но через минуту тень поглотила его, и дом как бы съежился и потускнел.


— Предположим, — опять обратился ко мне Макс, — предположим, случится худшее: вы ничего не добьетесь и вам останется только выбирать — прибегнуть к экзорсизму или отказаться от дома. Что вы сделаете?

— Откажусь от дома.

— Ясно, — протянул Макс. — Ну что ж, если бы речь шла о Джудит, и я бы решил так же.


Сверху нам было видно, как внизу, перед домом, от скалы к скале перебегает Ингрем, что-то говоря и оживленно жестикулируя. За ним по пятам следует явно заинтересованная Памела. Когда мы спустились, Памела отвела меня в сторону.


— Знаешь, мистер Ингрем считает, что мы могли бы развести здесь горечавки. И вообще он говорит, Можно все кругом засадить альпийскими растениями и устроить сад над морем. Пусть горечавки спускаются вниз по утесу. Одна приятельница его матери устроила у себя такое.


— Да, здесь можно создать нечто совершенно оригинальное, — вмешался Ингрем, — но работы потребуется уйма.

«Нашел же он время для подобных советов, — чертыхнулся я про себя, — ведь Памела еще больше привяжется к «Утесу».


Памела объяснила, что сейчас мы устроим чай и основательно подкрепимся, а ужин будет поздний и убирать придется нам самим. Между этими двумя трапезами нам следует поспать, а после ужина устроить отложенное совещание. Никто не стал возражать, только Лиззи, услышав, что она может уйти раньше, посмотрела на нас с подозрением: «Интересно, чем это вы тут займетесь, когда избавитесь от меня?» — говорил ее взгляд.


Ингрем уже забыл об утренних покаянных речах. Он сетовал, что ему никак не удается разубедить Памелу в том, что у себя в спальне она видела Кармел. Памела приняла вызов, но не стала вдаваться в объяснения, почему она так упорствует.

— Боюсь, я просто вспомнила, что я — женщина, и посему опираюсь только на интуицию, — призналась она.


Ингрем заулыбался и процитировал:

— «У сердца свои резоны, которых не знает разум».

Он был в великолепном настроении. За чаем царило веселье.

Макс поддразнивал меня и Ингрема:

— Вас с Родериком нельзя допускать к нашим исследованиям, — говорил он. — Вы же мелодрамы пописываете. Вот мы с Памелой — честные, простые души без склонности к драматизированию.


— Спасибо, Макс! — воскликнула Памела.

Ингрем живо обернулся ко мне:

— А я и не знал, что вы пишете пьесы! Вероятно, непростительное невежество с моей стороны?

И мы пустились в обсуждение трудностей, подстерегающих представителей нашего ремесла.


О своих пьесах Ингрем заявил совершенно откровенно:

— Из того, что я задумываю, никогда ничего не получается! С диалогом все в порядке, ведь мы — ирландцы — всеми признанные мастера на этот счет, от рождения наделены талантом вести беседу, но какие бы серьезные темы я ни поднимал, под моим пером все превращается в фарс. А уж если роли достаются известным комикам… — Он рассмеялся.


— Один режиссер как-то сказал мне, когда репетиции еще шли полным ходом: «Мы предпочитаем покойных авторов», на что я ему ответил: «К несчастью для вас, должен заметить, что от разочарования не умирают даже драматурги». Но играли они превосходно. Смотреть было одно удовольствие.


Мы посмеялись, позевали. У Памелы на лице проступила усталость, и она встала из-за стола, намереваясь подняться к себе.

— Если к семи я не появлюсь, барабаньте мне в дверь погромче, — попросила она. — Я буду немного одуревшей, решила напиться люминала. Кто-нибудь еще хочет? У меня небольшой тайный склад.


Мы все отказались, а Ингрем встревожился. Выходя из комнаты, я слышал, как он серьезно убеждал сестру:

— Пожалуйста, мисс Фицджералд, будьте крайне осторожны. Я очень не люблю, когда в ситуациях, где имеют место непонятные психические воздействия, прибегают к наркотическим средствам!


Наркотики! Я медленно поднимался по лестнице, захваченный этой новой многообещающей идеей. Наркоманка! Вот подходящий удел для моей Барбары! Итак, решено! А ее жертва — Дженифер — слепое орудие в ее руках… Да, да, Барбара — безнадежная наркоманка, лишенная наркотиков, она мечется, как в аду, — в аду, сотворенном ее собственными руками. Превосходная расплата за грехи! И Уэнди это здорово сыграет, я уже представлял ее себе: слабые, бессмысленные жесты, пустой взгляд, неясная речь, потом полный упадок сил и адские муки.


Я повернулся поделиться своей находкой с Памелой — она легко взбегала за мной по лестнице, на губах ее играла улыбка.

— Послушай! Меня сейчас осенило насчет отмщения для Барбары. Вместо того конца, который тебе не нравился.

— В самом деле? — рассеянно сказала Памела.


— Да. Наркотики. Как тебе кажется?

— И ты о наркотиках! Меня только что долго по-отечески журили за них. Да, наверно, мысль неплохая.


Она прошла в свою комнату, а я к себе в кабинет. Моя пьеса ее нисколько не интересовала. «Оно и понятно, — утешал я себя, — ей предстоит этот сеанс и решиться на него нелегко». Но все же тут что-то не то. С чего это она так радостно и лукаво улыбается?

Продолжение следует
  • Творческая мастерская Chardon

    Ямогу: В мастерской можно приобрести кукольные украшения и аксессуары, заказать БЖД, выполнить мейкап (опыт работы более 7 лет), сделать ремонт или перетяжку БЖД. С удовольствием принимаем заказы!

  • Vesnushka Handmade - Одежда для БЖД, реборн

    Ямогу: Я с удовольствием вяжу и шью одежду для БЖД, реборн и мини-реборн! Все из высококачественных, натуральных материалов. Ваши куколки будут неотразимы!

Обсуждение (60)

Как мне нравятся сценки с посиделками за столом. Очень естественный антураж и столько вкусненького
С волнением жду следующий сеанс
  • missgyla
Гуль, отвела я душу в этом сериале на застольях))
Теперь мои парни и девчата на диете сидят)
И ждут когда я им новую кухню сделаю. Вот тогда снова пир закатим))
А второй сеанс окажется гораздо результативней первого
Слушай, как Ингрем всех разделывает за то, что они подгоняют свои выводы под желаемое. Тогда как сам именно этим блестяще и занимается)))

Мне нравится Макс. Он действительно простой и чуткий, но в то же время решительный, со своим мнением. Хорошо, что у Памелы есть поддержка в его лице))

А вот Ингрем, появившийся с треском и блеском, уже сделал своё дело: всё, что он ни предложит, уже становится априори хорошо)))
Ингрем дилетант. Но уверен в себе. И уже успел сколотить себе репутацию всезнайки))
Кое-какие знания у него имеются. Но их не хватает для распутывания этой загадки.
Он, действительно, подвергает сомнению все, что они ему говорят. И все отрицает. Самодовольно дает свою версию. А толку ноль)))

И мне Макс тоже исключительно симпатичен. Не лезет, не умничает, когда сказать нечего. Не предлагает пустых версий. Но он чуткий и хороший друг. В дальнейшем он окажет добрую услугу Стелее. Сумеет вырвать ее из лап Холлоуэй. И при этом будет с этой дамой сражаться))
  • ko-ma-ar
Ингрем дилетант. Но уверен в себе. И уже успел сколотить себе репутацию всезнайки))
Я так и подумала. Ляпай, но ляпай уверенно)))
Самодовольно дает свою версию.
Вот! Вот это самодовольство в нём и напрягает… Кажется, он не столько реально хочет разобраться в деле, сколько блеснуть собственной важностью и авторитетом.
И мне Макс тоже исключительно симпатичен. Не лезет, не умничает, когда сказать нечего.
Вот, тоже хотела это отметить. У него всё по делу)
В дальнейшем он окажет добрую услугу Стелее. Сумеет вырвать ее из лап Холлоуэй. И при этом будет с этой дамой сражаться))
Ооо, вот это я очень хочу увидеть! Пожалуй, даже больше, чем прорыв Кармел))
Не могу сказать, что Макс совершил какой-то сверх поступок. Просто оказался в нужное время в нужном месте и сообразил, что делать)
А Ингрем все же не такой никчемный))
Просто для него это игрушки. Уезжая, и он проникнется серьезностью дела. И извинится за свою бесполезность.
  • ko-ma-ar
Не могу сказать, что Макс совершил какой-то сверх поступок. Просто оказался в нужное время в нужном месте и сообразил, что делать)
Это тоже важно, потому что не каждый может быстро сориентироваться и действовать именно так, как того требует конкретная ситуация)
А Ингрем все же не такой никчемный))
Просто для него это игрушки. Уезжая, и он проникнется серьезностью дела. И извинится за свою бесполезность.
Ну так, у меня ключевым словом было «кажется») Это же просто мнение зрителя со стороны в моменте, причём в этом конкретном, промежуточном. Что там дальше, знаешь только ты как режиссёр, а зрители могут и ошибаться) До окончательного вывода надо как минимум досмотреть до конца)
А я и сама над Ингремом иронизирую)
Но у меня есть подозрение, что на его месте мало кто бы им реально помог.
Нельзя вот так с наскока разгадать многолетнюю загадку.
Главное, что он их взбодрил. Поддержал своим присутствием и попытками деятельности. Это тоже что то стоит.
  • ko-ma-ar
Согласна, это тоже важно)
И тем более есть подозрение, что он теперь надолго станет другом семейства
«Мы предпочитаем покойных авторов», на что я ему ответил: «К несчастью для вас, должен заметить, что от разочарования не умирают даже драматурги»

труды мои столь тяжки именно потому, что пьеса должна быть легкой.

Ой, сегодня серия просто гимн всем авторам))

Памела что то задумала! Это точно! Обожаю её характер!

Марин, каждый раз когда в серии терраса, я 5 минут сижу над фоткой и такая, ну где, где здесь перевернутая табуретка, этого не может быть?!))
Мне тоже такие интеллигентские разговоры очень симпатичны))
Коротко, емко и по сути.
Я тоже всегда замечаю, что ради легкости надо сдвинуть неподьемные горы и употеть)))

Пам уже на верном пути. Она наслушалась умных версий и поняла, что надо начинать мыслить от обратного.

А табуретка стала полноправным членом нашей сьемочной команды))
Выручила!
  • ko-ma-ar
Английский юмор и искусство small talk это то, за что я люблю английских пенсионеров на отдыхе. Ну разве сравнится такое времяпрепровождение с залипанием в телефон?))
Раньше и у нас так же было.
Помню из детства, как было весело когда у нас дома собирались родственники. У меня же все кругом ученые. И два моих дяди так круто юморили. Просто двое Жванецких. Юмор был в каждой фразе. Тонкий и по делу. А со временем не стало таких семейных посиделок. Многие уже умерли. А мы сейчас утратили эту легкость. Раньше они размышляли о жизни и современности. Как здесь Макс и Род. Тогда тоже подмечали несовершенства. Но эти несовершенства не были такими гнетущими, как сейчас. Тогда можно было хохотать. А сейчас все разговоры сводятся к тому, что все летит в тар-тарары. Мне эти разговоры не нравятся. У меня есть кукольный мир, в котором все хорошо))))
  • ko-ma-ar
И два моих дяди так круто юморили.
Здорово, что ты помнишь, и, получается, мелкая была, а понимала! Это очень развивающе!

все летит в тар-тарары
Невозможно, согласна. Полтора года назад я решила перестать читать новости и сидеть на банки.ру в пользу бейбиков и так «исцеляюще» было, а сейчас и тут нет-нет, а натыкаешься и сидишь моргаешь((
Не совсем мелкая. Мне уже было за 20ть когда эти наши посиделки начали становиться все реже.
А от политики, которая стала самым главным шоу развлечением широкой общественности все равно никуда не денешься(((
У меня муж эти окаянные ток шоу каждый день смотрит. Мазохизм полнейший. Я краем уха улавливаю, что везде и всюду постоянная жопа. А для многих это поглощение бесконечного минора стало отдельным удовольствием.
  • ko-ma-ar
окаянные ток шоу каждый день смотрит
А у меня прикол, я же телек не смотрю больше 10 лет принципиально, зато моя глухая соседка смотрит именно политическое, именно по утрам и на полную громкость! А я ж досыпаю после ночных творческих игрищ, и вот так спишь и, уже слыша сквозь сон голос диктора новостей или президента, начинаешь понимать, что опять что-то случилось
А случается каждый день. И по нескольку событий.
Я тоже телек не смотрю. Даже не знаю сколько уже лет. В 2018 году еще пыталась смотреть ЧМ по футболу. И это был последний раз.
А соседка твоя не даст тебе снять руку с пульса мировых событий)))
  • ko-ma-ar
Ну я сразу прыг на бейбики и забываю))
Мне тоже этот метод поддержания бодрости духа нравится)
  • ko-ma-ar
Как в песне про Барби: imagination-life is your creation))
Точно!
УрРра! Очень нравятся чудесные посиделки за столом !
  • Aleks2
Саш, нам так приятно, что людям нравится смотреть, как мы жуем)))
Кукелы получают удовольствие, а им за это еще и комплименты раздают)))
Спасибо!
  • ko-ma-ar
Пока не продвинулись ни на йоту. Ждём ).
Они напряженно работают мозгом))))
  • ko-ma-ar
Вот вот. На завод пахать отправить, и никакие привидения мёртвым снам не помешают.
И обогреватель конвекторного типа в каждую комнату
И по партнёру каждому рядом. А то страдают в одиночку )))))
А жили более размеренно, приглядел себе Стеллу, но, мол, чего спешить, напишем пока пьесу, погоняемся за привидениями, дождемся когда дедуля того
Тот же доктор, ну понравилась ему Пам, ну включился бы как то поактивнее!
Секс и завод! И привидения сбегут сами!
… Прямо Дрейковский рабочий лозунг
Секс с привидениями
И плач прекратится
Ну, Родерик считает, что написание пьесы труд не менее тяжкий, чем физический)
Уж, не знаю, как они там работают. А я точно частенько с работы замертво спать падаю.
Новая серия!
Спасибо!
Сегодня более теоретическая и в разных сферах: призраках и пьесах.
В призраках я уже теряюсь и очень понимаю Пам, которая явно что-то задумала!
Надо что-то делать, иначе тут разговоры ради разговоров...

Опять очень нравятся фото на природе! За столом!
Хочется прям стульчик и рядом присесть)

Про веранду — согласна с Олей — каждый раз вспоминаю про табуретку! Это ж надо так! ))))
Не мудрено потеряться в призраках — столько версий эти шерлокхолмсы наворотили.
А Пам меня в этом отрезке повествования удивляет. Лично у меня разгадки возникают озарениями. Мгновенно. Или никак. Не предсталяю, как можно две недели ходить и постепенно догадываться)))
А фото на природе в этой серии мне самой нравятся)
Макс с Родом органично так беседуют. И крупные цветы с листьями восприятия не портят.
Надо мне эту табуретку как-нибудь отблагодарить)))
  • ko-ma-ar
Пам, наверное, переваривает нестыковки…
А что она задумала — поможет?
Версию свою какую-то проверять будет…
Бывает, иногда цепляет мелочь и не дает покоя… Зудит. Приходится с ней что-то делать)

Мне валуны- скалы понравились!
Красиво!

Табуретка — прям звезда!)))
Памелу перестала устраивать версия святости Мери. Слишком много они от Мери натерпелись. Она, видимо, обдумывает личность Кармел. И не находит в ней ничего плохого. В сравнении этих двух женщин симпатии Памелы склоняются на сторону Кармел. И она, наверное, пытается оправдать Кармел. Ведь, инфа о ней только негативная.

Валуны мои))) Жаль, что в наших краях камней практически нет. Это небольшая кучка, что мы в свое время сумели раздобыть.
А табуретка стоит и розовеет от удовольствия, что оценили ее нелегкий труд))
  • ko-ma-ar
ждем не дождёмся продолжения-что там Пам натворит)))

Валуны не зря «раздобыли» — вот и вошли в историю!

Табуретке- новую роль как минимум!)
Пам переодевается)))
А валуны и табуретки совершенно не предполагали, что в своей жизни попадут на большой экран и будут замечены широкой общественностью)
Им теперь понравилось и они уже требуют активнее использовать их таланты)))
  • ko-ma-ar
Просто переодевается??
Так заинтриговала всех))

Ну мы тоже требуем просим продолжение банкета съëмок!))
Мы стараемся)
Марина, ты нереально масштабную работу проделала — очень подробная инсценировка! И да, тоже млею от твоих чаепитий, и очень понравились кадры с накрывающей на стол Лиззи, очень мило!
  • Le-le
Лен, спасибо)
Про Лиззи обязательно надо было вспомнить. А то редко она у меня появляется.
С ней и застолье вкусней)
О, прошу сильно не затягивать со следующими сериями, а то я уже из последних сил держусь, чтобы не залезть в книжку
  • maska10
Завтра попробую выложить серию.
Мне сейчас вечерами толком некогда. Вот я и комплексую, что на комменты отвечаю с длинной задержкой. Но концовку уже точно надо выкладывать поскорей)
Мариночка, спасибо за порцию удовольствия! В этот раз больше всего почему-то зацепила «проходная» фотография, где Лиззи спиной в кадр убирает посуду. Лиззи на ней такая живая, трудолюбивая и уставшая (и так хлопоты целый день, теперь и гостей накорми, прибери за ними. А тут еще и призраки эти… Никакого покоя нет! Уж съехали бы господа отсюда поскорей да жили себе спокойно как раньше.)
Очень порадовала прогулка Макса с Роди — в наш нынешний ледяной дождь любоваться на летнюю сочную зелень просто бесценно! Все же есть своя прелесть в том, чтобы отснять все разом в красивый сезон, а потом постепенно выкладывать, чтобы радовать глаз. )
А еще вам так замечательно удается передать атмосферу, что я, глядя на ваши фото, верю, что это снималось где-то на клифах. Несколько раз я даже подспудно удивлялась, ну почему вы в некоторых сценах не повернете камеру, чтобы между делом снять вид с утеса, это ведь так красиво! ))))
  • cattu
Спасибо, Алина большущее)
Снимать природу у меня в саду дело непростое. Слишком все заросло. Особенно к концу лета это становится заметно. Чуть повернула камеру и уткнулась либо в непроходимые заросли, либо в забор и вид на соседский участок))) а никак не на океан)))
А летние фото и на меня производят тот же эффект. На них жизнь! Сейчас зимой даже не верится что так бывает.
У нас тоже катастрофические последствия от ледяного дождя. Дико скользко. И так зимние пейзажи не радуют, а сейчас и подавно(((
А Лиззи себя в этом сериале нашла. Только мы с ней знаем, насколько незаметной куклой она была. Без малейших перспектив.
А тут, в роли заботливой и хозяйственной тетушки, она обрела лицо и достойное место в кукло-коллективе. Просто расцвела)))
Специалист по цветами продолжает давать советы))
Меня просто выбесило, сестра собирается обкуриться или как там эту дрянь употребляют, а брат такой, опа! А это идея для пьесы!
Все мы эгоисты. Никакие, даже сверх серьезные проблемы самых близких людей, не отвлекут писателя от полета фантазии)
Он смотрит на беду, а у самого воображение разыгрывается. Надо срочно бежать и записывать, а то мысль уйдет.
  • ko-ma-ar
Вот-вот, у меня тоже был такой персонаж, на грани Достоевского, музыкант. Он никак не мог закончить свой концерт, и тут приходит в гостиницу, видит труп своей возлюбленной, и его клинит, он бежит дописывать концерт
Творческие люди особенные.
Они не для себя стараются)))
А я, кстати, ничего плохого в специалисте по цветам не вижу. Он искренне старается помочь. И вообще — красавчик:)))
А что дилетант — так они же сами такого захотели, надо быть осторожнее со своими желаниями!)))
Привязались мы к этим георгинам))) Конечно в этом ничего плохого нет! Дурак разведением георгинов заниматься не сможет)
И при том подходе, что у них, им никакой спец бы не помог. Только проницательный Пуаро или мисс Марпл)
А этот кукел у меня непростительно мало задействован. Сама его обожаю. И даже уже характер и биографию ему придумала. Если решусь на написание своих дурацких виршей (а при первой пробе пера это иначе и не назовешь))), то он всем еще себя покажет!
  • ko-ma-ar
Решайся!))
Я пошла на компромисс с собой.
Задумка слишком сложная. Буду потихоньку готовить реквизит. Шить и строить. И это долго. А в процессе может быть и напишу чего вразумительное.
Я сейчас наслаждаюсь таким временем, когда перестала гоняться за куклами. Удовлетворена тем, что есть. И уже неохота спешить, как раньше, во всех направлениях)
  • ko-ma-ar
Наступило состояние насыщения! Теперь можно играть не вширь, а вглубь! Буду ждать, я хочу это увидеть!
Я тоже))))
Знать бы, как играть.
Приходит время, когда кукол больше покупать неохота, а они не отпускают. И надо думать, как пользоваться своими сокровищами. И тут, вдруг, оказывается, что надо приложить дикое количество усилий.
Но это радует. Люблю когда на горизонте маячат сложные идеи)
  • ko-ma-ar
Марина, так у тебя все прекрасно получается, судя по «Тайне «Утеса»!
Ань, спасибо)
Настрой всегда важнее всего.
И я учусь здесь у бывалых сериальщиков)
Раньше я не находила времени на прочтение этих вещей. А в последний год увлекло конкретно)