author-avatar
Ольга

Испанская роза, глава 4, ч.2. Захват

/по роману Ширли Басби/
Глава 4, ч.1: babiki.ru/blog/foto-istorii/243714.html

“Ворон” был взят на абордаж, звон скрещивающихся клинков раздавался со всех сторон. Над кораблем висела сизая пелена дыма, сквозь стоны и крики раненых то тут, то там были слышны свист пуль и треск мушкетных выстрелов. Картина была страшная. Испанцы, которые, казалось, теперь находились повсюду, как голодные хищники, набрасывались на англичан.

Габриэль дрался яростно и бесстрашно, отвечая ударом на удар. Ему казалось, что это длилось бесконечно: только он успевал разделаться с одним врагом, его место занимал другой. Ланкастер чувствовал, что рука его немеет от усталости, но упорно продолжал драться, смутно сознавая происходящее вокруг: он не слышал звуков затихающего боя, не замечал перепуганной насмерть Каролины, с ужасом наблюдавшей за его схватками.
Движения Габриэля становились все медленнее, реакция все хуже, рабочая рука как-будто налилась свинцом, и постепенно их с Каролиной начали теснить. Он знал, что ранен, чувствовал, как по другой руке течет кровь. Ему казалось, что он и сестра единственные, кто еще сопротивляется этой испанской орде. Прошло еще немного времени, и их спины уперлись в поручни кормы, последнюю преграду, отделявшую их от океана. Дальше пути не было, да и сил почти не осталось.

Габриэль понимал, что долго он не продержится. К тому же этот последний испанец слишком хорошо дрался, ему сейчас не одолеть его. Но он упрямо продолжал сражаться, решив скорее умереть, чем сдаться в плен.
— Сдавайся, англичанин. Я не могу убить тебя, ты слишком храбро дерешься, — прозвучал Рамон Чавес, делая несколько шагов назад.

— Никогда! — прохрипел Габриэль и встал в оборонительную стойку. Как вдруг слева кто-то с силой ударил его рукояткой кинжала в висок. Последнее, что он с ужасом увидел, было лицо Диего Дельгадо. Потом наступила темнота.
С самодовольной улыбкой Диего рассматривал поверженного врага.
— Это Габриэль Ланкастер! Святые угодники ко мне необычайно благосклонны!

Взгляд его скользнул туда, где, прижавшись к стене и окаменев от страха, стояла Каролина.
— А вот и его сестра… О, эти ланкастерские глаза, я бы везде узнал их! С какой радостью я потешусь над тобой на виду твоего братца. Как он будет корчиться, слушая твои вопли и крики о помощи. И поверь мне, детка, я заставлю тебя кричать, чтобы ты раз и навсегда поняла, кто теперь твой хозяин.


— Нет! — уверенно отрезал Рамон. — Она МОЯ пленница. Если бы ты не вмешался, и англичанин был бы моим.
Диего пристально посмотрел на Рамона, но тот спокойно встретил его взгляд.
— По правилам я могу претендовать и на мужчину. Так что выбирай — женщина или мужчина. Обоих я тебе не отдам.

На лице Диего явно читалось замешательство. Он смотрел на Каролину: солнечные лучи золотили ее светлые волосы, и она была так хороша, что он почувствовал, как внутри него разгорается желание. Но тут его взгляд упал на поверженного злейшего врага, лежащего перед ним на палубе человека, на всю жизнь изуродовавшего его лицо.
— Мужчину! Я выбираю мужчину.

Повернувшись на каблуках, Диего отдал распоряжение, и потерявшего сознание Габриэля поволокли прочь.
Каролина онемела от ужаса. Не осознавая, что делает, она шагнула вперед и остановилась — кончик шпаги Рамона уперся ей в грудь.

В ее янтарно-карих глазах читался вызов, а пальцы побелели от напряжения, сжимая небольшой кинжал брата.
— Бросьте его, сеньорита. Или мне придется сделать вам больно.
— Никогда! — подражая брату, выкрикнула Каролина.

Она бросилась вперед, но Рамон опередил ее, и через секунду она стояла перед ненавистным испанцем безоружная. Видя этот непокорный взгляд, Рамон криво усмехнулся, затем грубо скрутил ей руки, приставив шпагу ребром к ее хорошенькому личику.
— Англичане отняли у меня невесту… Я думаю, будет справедливо, если моим вознаграждением станешь ТЫ.

Голос его звучал твердо и глухо, а большой палец случайно коснулся оголенного плеча. Она вздрогнула как от раскаленного железа.
— И… может быть… из меня даже выйдет не такой жестокий хозяин, каким бы стал мой кузен.
Каролина сглотнула в отчаянии, но противнику продолжала смотреть прямо в глаза.

Развернув девушку и слегка подталкивая в спину, Чавес двинулся в ту сторону, где на полубаке “Ворона” стоял Диего, наблюдая, как его солдаты добивают тяжелораненых англичан и заковывают в кандалы тех, кто мог выжить и стать рабами. У ног смуглого испанца лежал Габриэль в цепях. Неожиданно пленник начал медленно приходить в себя, и Диего больно ткнул его сапогом в бок.
— Очнись, Ланкастер! Очнись, и ты узнаешь много нового. Ведь ты теперь мой раб! Я с удовольствием научу тебя покорности, какой требую и ожидаю от своих рабов.

Превозмогая боль, Габриэль поднялся. С трудом выговаривая слова, он произнес:
— Не будет ли это напоминать собаку, которая пытается учить своего господина?
С перекошенным от злости ртом, Диего наотмашь ударил его по лицу. Удар оказался так силен, что рассек кожу, и на щеке Габриэля показалась тонкая струйка крови.
— Грязная английская свинья! — пронзительно закричал Диего. — Мы еще увидим, кто здесь хозяин. — И он было уже занес для удара свой длинный кинжал, как раздался спокойный голос Рамона:
— Ты просто потеряешь еще одного сильного здорового раба. Думаю, что возможность помыкать им ежедневно доставит тебе гораздо больше удовольствия, не так ли?

— Пожалуй, ты прав, — угрюмо ответил Диего и, подозвав своих людей, приказал отвести пленника на борт “Санто Кристо”.
— Проводите и женщину, — приказал Рамон, сурово посмотрев на двух матросов. — Отведите ее в мою каюту и, если отнесетесь к ней непочтительно или, не дай Бог, обидите, я выпущу вам кишки и скормлю их акулам. Понятно?

Кивнув в знак того, что поняли приказание, матросы повели Габриэля и Каролину на “Санто Кристо”.
— Что ты собираешься делать с этим кораблем? Потопить? — спросил Рамон. Не сводя глаз с удаляющихся фигур, Диего нервно теребил нижнюю губу.
— Возьмем с собой. Его трюмы заполнены хорошим товаром, который мы сможем выгодно продать на Эспаньоле. Потребуется время, чтобы починить и заново оснастить его, но, по-моему, стоит рискнуть.

— Хорошо, — согласился Рамон. — Я прикажу подобрать команду из тех, кто сегодня отличился в бою, и они сразу же приступят к ремонту.
***

Все время, пока шел бой, Марина оставалась в своей каюте, но как только перестали стрелять пушки и шум боя начал стихать, она с нетерпением стала ждать, что кто-нибудь спустится к ней и расскажет об исходе сражения. Никто к ней не пришел, и, хотя она была уверена, что победителем в этой схватке вышел “Санто Кристо”, все же решила подняться на палубу и лично убедиться в этом.

Зрелище, которое представлял собой “Ворон”, не доставило ей удовольствия и сердце ее наполнилось жалостью при одной только мысли о бедных англичанах, попавших в плен.
Она перешла и встала на полуюте, где было удобнее наблюдать за происходящим вокруг. И отсюда Марина в первый раз увидела их злейшего врага.

Она не знала тогда, кто он такой. Она видела только высокого, красивого мужчину, который, несмотря на сковывавшие его цепи, шел по палубе с независимым видом. Он ступил на галеон с гордо поднятой головой, как завоеватель, во взгляде его не было ни страха, ни сомнения — он смотрел на окружающих с вызывающим высокомерием. Свежий ветер шевелил его русые до плеч волосы, белая рубашка была разорвана почти до пояса, обнажая крепкую, мускулистую грудь, на рукавах темнели пятна крови.

Вид этого человека, который даже скованный цепями величественно возвышался среди суетящихся испанцев, настолько поразил Марину, что она не сразу заметила идущую следом за ним высокую, стройную девушку. И только когда солнце коснулось снежных волос Каролины, Марина обратила на нее внимание и почувствовала острое чувство сострадания к этой несчастной, которую вели двое крепких матросов. Она вдруг поняла, что девушка боится, но изо всех сил старается скрыть свой страх.


Но взгляд Марины то и дело возвращался к стоящему на палубе мужчине. Почувствовав, что за ним наблюдают, он обернулся и поднял голову. Испанка поразилась чувствами во взгляде его необыкновенно синих глаз: страдание и мука, ярость и ненависть читались в них. Она почувствовала себя неуютно, сильнее кутавшись в шаль, по спине побежал неприятный холодок.

«Боже, как же он ненавидит нас! Конечно, у него для этого есть все основания. Мои соотечественники захватили его корабль, убили людей. И кто знает, какая судьба ожидает эту молодую девушку, что стоит рядом с ним… Кто она? Жена? Родственница? Пассажирка?»

Проследив за взглядом Габриэля, Каролина подняла голову, и Марина отметила сходство между пленниками. Оба рослые, у обоих тонкие черты лица, светлые волосы, брови вразлет… Вдруг от волнения Марине стало тяжело дышать, когда она услышала обрывки фраз из разговора матросов о том, что хозяину наконец-то повезло взять в плен самого… Габриэля Ланкастера!
Тупая боль сдавила ей сердце — эта девушка внизу тоже из рода Ланкастеров. Боже! Какую же кару придумает ей Диего?

Тогда Марина вновь всмотрелась в лицо англичанина и тут взгляды их встретились.
С интересом стал разглядывать Габриэль женскую фигуру наверху. «Наверное, это женщина Диего...», — промелькнуло у него. Он успел обратить внимание на прекрасные черты ее лица, на чудесные волосы темного цвета, которые длинными тяжелыми локонами спадали ей ниже плеч, подчеркивая свежесть кожи и делая игристые светлые глаза на солнце еще более выразительным.

В другое время, в другом месте Габриэль, вероятно, отдал бы должное ее красоте, но только не сегодня, когда там, на “Вороне” под балкой лежит его Элизабет, а сестре угрожают позор и унижение.
Ланкастер чуть не задохнулся от нахлынувшей на него ненависти, когда на полуюте появился сам подонок Диего. С необычной для него нежностью, он обнял брюнетку и буквально заставил ее тесно прижаться к себе. Лицо его сияло в предвкушении удовольствия, и самодовольная улыбка заиграла на губах, когда он пристально посмотрел на закованного в цепи Ланкастера.


У Габриэля не хватило сил вынести подобное унижение и он бросился на своего врага, совершенно забыв об оковах и охранявших его солдатах. Но не успел он сделать и двух шагов, как был сбит с ног сильным ударом.
— Габриэль, не надо! — послышался крик Каролины. — Прошу тебя, не дай им убить тебя!

Дерзкого англичанина окружили солдаты и, подталкивая в спину, повели к люку на верхней палубе. Задержавшись на лестнице, ведущей вниз, Габриэль еще раз бросил взгляд на пару и яростно поклялся себе:
“Придет день и я убью тебя, Диего Дельгадо! И твоя женщина будет МОЕЙ невольницей. И я буду так же добр к ней, как твои люди к нам, и так же милостив, как ты будешь к Каролине. Клянусь, ты ответишь за то горе, что принес мне. И стоящая рядом с тобой заплатит за всё, что я сегодня потерял!”


Глава 5, ч.1 babiki.ru/blog/foto-istorii/248576.html

*** *** ***
Текст Ш.Басби, molina033.

Обсуждение (38)

Теперь я каждый комментарий буду начинать фразой: как же красива Марина! И, судя по всему, помимо красоты она наделена добротой и способна сопереживать ближнему, даже если он англичанин.
Мммм, а как же Каролина? Я думала, что здесь все влюбятся в нее ))))
А я про Каролину в прошлой серии писала! Буду чередовать:))
Поддерживаю! Марина прекрасное и чистое создание!)
Ланкастер не про кровную месть без предела, он про зуб за зуб) А Диего конечно свиреп, но расчетлив) И в этом мире соревнующегося тестостерна достается больше всего, как всегда, девчонкам(
  • SeLenGa
А через девчонок проще мстить ). И приятнее!
Ух, вот так встреча!!! Жалко бедных пленников( Погибшей беременной жене действительно повезло больше…
О, да. Неизвестно как бы себя повел с ней Диего
Каролина пережила этот эпизод, и пока относительно цела и невредима — уже неплохо!
Очень нравится шаль Марины, и как она в неё зябко кутается.
Матросы впечатлили — крепкие такие ребята!
  • iskrona
Каролина пережила этот эпизод, и пока относительно цела и невредима — уже неплохо!
Надеюсь, на потеху матросам потом не отдадут
Спасибо
Я очень надеюсь на Рамона в этом смысле. Он тут, похоже, единственный, кто думает еще о чем-то, кроме мести :)
А мне тоже понравилась Марина! Я совсем не поклонник Интегрити Тойс, но эта кукла очень нежная!
  • Nata125
Наталья, спасибо от души! Нам с Маришей очень приятно )
Прелесть девушка
А чего это братец после боя такой нежностью к Марине проникся. До этого «дура» и «под ногами не мешайся». А тут с обнимашками полез. Эйфория?
Мужики все такие мужики. В чем для них главная месть? Конечно, бабу врага поиметь. Фу такими быть, мальчики.
Да, он на зло Габриэлю обниматься полез. Мол, вот моя стоит в полной безопасности, хозяйка, госпожа! А твоя сеструха — рабыня, позорно полы будет мыть
Видимо как-то так )))
Все страдания ещё впереди
Оля, обалденные сцены! Очень живо и эмоционально!!!
Олечка, спасибо! Будем и дальше стараться держать марку
Как быстро все менялось тогда, миг и ты — раб. В этой серии много чего узнали о характерах героев. Глупых, кстати, нет)
А что, обычно глупые в книжках? ))))
Честно, я бы там вообще переписала все. И характеры тоже. В любом случае, текст подвергается жёсткой доработки от меня.
Ну бывает, что дев глупыми представляют в книжках о таких приключениях, а здесь мне все понравились) А если ты еще от себя доработаешь, это вдвойне интересно!
бывает, что дев глупыми представляют в книжках о таких приключениях
Ну кстати, да. Будут там бесячие моменты с Маринкой. Как дойду до того места, подумаю как переиграть
Аха-ха! Нравится мне, как ты выражаешься! В любом случае, я жду продолжение!
Все же актеры должны быть красивыми)
Тогда история становится вдвойне интересной)
Очень красивые кадры. И трагичные.
Но, уверена, за ними последует сплошная любовь))
Любовь ещё не скоро, Марина ).
Я оттяну приятные моменты. Перчика добавлю
Очень динамично и характеры героев раскрываются всё больше.
Девчонки- красавицы может сблизятся ещё на фоне противостояния мужикам
В точку, Гуля. Подружатся )).
Спасибо!
Марина, Каролина, за вас
Габриэль молодец — твоя женщина заплатит за то, что я потерял. Конечно, на ком еще отыграться…
В принципе, при другом исходе битвы, вряд ли он был бы более милостив к врагам. Каролину только жаль, надеюсь, Рамон не будет ее обижать.
Рамон может и не будет… А я подумаю ещё
Ясно  Буду ждать!
Каролине повезло, что её Рамон забрал, а не Диего. Тот бы точно не пощадил девушку, чтобы насолить врагу и унизить его посильнее. А на Рамона хоть надежда есть, что бить красавицу не станет и в чёрном теле держать не будет — просто характер не тот.
  • crista
Диего бы точно сразу изнасявкал. А с Рамоном да, на борту цела останется девка
Следующая серия будет про неё. Но там и отсебятинки добавлю
Отсебятинка это хорошо, люблю сюрпризы
Какие страсти, какие взгляды! Оль, как они у тебя отлично играют… или это мое воображение разошлось! Эмоционально тяжёлая серия. Надеюсь, англичане не сильно пострадают. Каролина, хоть и досталась Рамону, но все в качестве пленницы…
Пострадают, Мариночка.
Завтра про Каро покажем. Позже серия про Габриэля тяжёлая будет  Готовьте платочки )).
Вот любишь ты Оля страсти страшные! Пошла платочек искать… и коробку с конфетами… заедать буду)