Дневники Гермионы. Запись №20


Нормальны люди начинают встречаться после бурного романтического периода, полного цветов и признаний. Я очень боялась, что тоже скачусь во что-то подобное. Но мои опасения не сбылись, ведь я встретила именно своего человека. Того самого, с которым душа в душу. Того, кто готов доверить мне свои не самые приглядные стороны, поделиться своей болью, разделить со мной свое прошлое. И только рядом с таким человеком я сама смогу быть до конца откровенной.
Итак, мы отправляемся в полёт!

Я собиралась к поездке, как на Северный Полюс. Выслушав советы от мамы и всех знакомых, что брать с собой. Дело в том, что мне никогда не доводилось путешествовать на такое большое расстояние.

Из-за того, что нам предстояло везти фестрала, мы не могли ни аппарировать, ни воспользоваться порталом, ни каминной сетью.

Предстоящее путешествие не волновало, только приятно будоражило. Внутри росло ощущение, что все идет правильно, как надо.



Гарри появился в моей комнате совершенно внезапно.

Я услышала тихи хлопок аппарации и успела только оглянуться.



Гарри выглядел возбужденным и радостным – нормальное состояние для Поттера. Конечно, я вчера отослала ему письмо, чтобы рассказать о своем отъезде. Но не ожидала, что друг придет, чтобы меня проводить.

Было ощущение, что мы и не расставались все это время. Будто каждый день общались о чем-то, проводили время вместе.



— Выглядишь счастливой, — констатировал Гарри.

Я смутилась.

— Тебе не кажется это странным, — спросила я, — что у меня все вот так вот? Все мои ровесницы делают карьеру, заводят собак, влюбляются в таких вот уверенных в себе красавчиков, как ты. А я наоборот – уезжаю в глушь, чтобы воспитывать фестрала, животное от которых большинство нормальных волшебников просто шарахается. Да еще и с кем? Со Снейпом? Гарри, вот честно, ты считаешь меня нормальной?

— Я? – Гарри даже рассмеялся от неожиданности. – Половина магического мира считала, что я – новое воплощение Темного Лорда, что я вырасту и завоюю мир, насаждая кровавый террор. Меня чуть не исключили из школы за то, что я сначала потерялся в лесу с оборотнями, потом повесил трусы Драко на самой высокой башне Хогвартса в отместку за какие-то резкие слова. Потом мне прочили карьеру в Министерстве Магии, но я отказался от должности советника, чтобы выбрать самую опасную профессию в мире. И ты считаешь, что у меня есть понятие о нормальности?
Мы оба рассмеялись.
Кажется, былая легкость в отношениях вернулась.

— Ты с ним выглядишь очень счастливой, но совсем неуверенной, — заметил Гарри, отсмеявшись.

— Так оно и есть, — легко согласилась я. – Это тот самый человек, который, наконец, запомнит, что я не люблю цветы.

— Что ж… Если Северус Снейп для тебя так важен, значит, эта поездка – прекрасный повод стать ближе. Ох, Герми, как бы мне хотелось, чтобы он и вправду оказался твоим человеком!

Мы обнялись.



— Гарри, ты мой самый лучший друг, — уверенно заявила я.

— А ты – мой. Пиши. Гермиона, пожалуйста, что бы ни случилось. Нет ничего хуже твоего молчания.

— Я буду писать тебе через день, — пообещала я.

**********************************

Дирижабль был огромным. Может, он с непривычки показался мне таким.



Я уже несколько раз видела дирижабли, когда мы с друзьями гуляли по магическим частям города. Но никогда – так близко. Будто гигантское живое существо, пузо которого заслонило все небо надо мной.

Может, мне только показалось, но Северус тоже был впечатлен. Сложно сказать – он выглядел задумчивым с самого утра.



Поднявшись внутрь, я обнаружила, что дирижабль не сильно отличается от парома, на котором мы с родителями однажды ездили. Те же большие пространства, много света, стекла и дерева.



Мы готовились к взлету.

Где-то в недрах дирижабля оживал огромный мотор, бухая и стуча, как настоящее сердце. Медленно, будто неохотно, все начинало двигаться, разогреваясь и разгоняясь. Никакой суеты или спешки- все рабочие давно заняли свои места, а пассажиры располагались в каютах.



Наш багаж давно занесли. Я зашла проверить, как расположился фестрал, и нашла его довольно урчащим. Он лежал, как кошка, на полу, рядом с какой-то теплой трубой, подставив ей пузо. Наверное, уже пора дать ему имя, раз точно решено, что это мой фестрал. А то глупо как-то называть его по породе.

Я зашла в каюту и обнаружила, что Северуса там нет.

Было очень удачное время, чтобы привести себя в порядок и разобрать вещи, приготовиться к ужину и немного отдохнуть. Но я почему-то медлила.

Неожиданно мне в голову пришла мысль, что обязательно надо найти Северуса. Просто необходимо!

Есть же какая-то причина по которой он сейчас не здесь.

С одной стороны, Северус нелюдим, и мне не хотелось лишать его возможности побыть одному. С другой стороны, сердце подсказывало мне, что ему сейчас совсем не комфортно в этом одиночестве.

Если я хочу стать по-настоящему близким для него человеком, мне надо понять, какие мысли заставляют его печалиться, а какие радоваться. Я не забыла слова Гарри о прошлом Северуса, сказанные с горяча. Но если в них есть хоть капля правды, это значит, что близкого для меня человека терзает и мучает прошлое. И нельзя ни в коем случае отдавать его на растерзание мрачным мыслям.

Поэтому я покинула каюту и пошла искать Северуса.

Я нашла его на одной из маленьких террас.

Северус стоял лицом к стеклу и смотрел куда-то вдаль.



Пейзаж за окном показался мне унылым: осеннее белесое небо, серая трасса, снующие машины и ни оного человека. Только промышленные здания.



— Привет. Я тут подумала… может, ты хочешь о чем-нибудь со мной поговорить? – кажется мой голос звучал немного нервно.



— Наверное, да, — голос Северсуа был таким же унылым, как и пейзаж за окном. – Просто… воспоминания…

Он не решился развить свою мысль, и я решила ему помочь. Иногда даже самым смелым, мужественным, решительным и замечательным мужчинам нужен этот маленький спасательный мостик.

— Ты о…. Лили Эванс? Я так понимаю, что ты был небезразличен к ней, так?

Северус повернулся ко мне и заглянул мне в глаза.

— И давно ты знаешь?

— С самого начала, я пожала плечами.

Северус неожиданно притянул меня к себе и обнял так крепко, как никогда до этого. И в этом объятии было все – и благодарность, и обещание.





— Я… наверное, я любил ее. Она была для меня всем. Первым человеком, кто принял меня таким, какой я есть. Моя мать… она очень любила меня. Любила, как кусочек магического мира, по которому скучала, как продолжение ее мужа, Тобиаса, моего отца, на которого я был похож. Но не как отдельное человеческое существо. Я был для них… бетонным раствором для их стремительно разрушающейся семейной жизни, понимаешь?

— Да, такое бывает, — легко согласилась я.

******************************************

— Лили не была… понимающей, легкой в общении, справедливой – такой, какой ее после смерти стали считать. Она была порывистой, своенравной, страстной девочкой. И у нас было много общего. Она пыталась сделать так, чтобы ее сестра, Петунья Эванс, перестала бояться и ненавидеть магию. Я пытался сделать то же самое по отношению к своему отцу. Мы оба учились жить… между двумя мирами. Но потом, в Хогвартсе, все поменялось. Лили стала душой компании, окруженной подругами, а я – изгоем.

Она тяготилась мной, я точно это знаю. Ей стало в тягость защищать меня. Она не хотела никому объяснять, как важен ей этот маггловский мир за пределами Хогвартса, она начала стесняться своих родителей. А я стал напоминаем о той жизни.

Она стала все меньше времени проводить со мной. И хотя мы все еще делали уроки вместе, проводили вместе каникулы в маггловском мире, Лили больше не открывала мне своего сердца и не доверяла секретов. Она очень симпатизировала Джеймсу Поттеру, моему давнему школьному врагу, и не решалась с ним открыто встречаться, чтобы не провоцировать конфликт между нами.

Понимаешь? Она была для меня всем, и ради нее я готов был спрыгнуть с астрономической башни. А она считала, что я в чем-то могу ее не понять или не поддержать.

Мне не нравился Джеймс – заносчивый выскочка. Он со своими дружками… они всегда нападали на меня всей кучей, из-за угла. И чем, спрашивается, я им не угодил? Поттер мечтал во всем быть лучшим, но я учился лучше него. Конечно, он не мог мне этого спустить. Его бесило во мне все: что я не старался показать себя в лучшем свете, не выпячивал свои таланты, что я носил маггловскую одежду, что я был слизеринцем.

Поначалу мои товарищи по дому защищали меня: Малфой, Нотт, Гойл и остальные. Но потом они увлеклись Темными искусствами и идеями Темного Лорда. Они хотели, чтобы я присоединился к ним. И сказали, что когда это произойдет – они станут меня защищать, потому что будут считать своим. Но я отказался.

Знаешь, лучше всего мне запомнился тот день, за месяц до нашего выпуска. Я назначил Лили встречу в «Кабаньей голове». Хотел попросить прощение за нашу недавнюю ссору и все объяснить, хотел сказать, что знаю про нее с Поттером и желаю ей счастья. Хотел объясниться, потому что другой возможности могло и не представиться.

Не знаю, как Джеймс узнал об этом. Может, сама Лили ему и сказала.

Я пришел на встречу чуть раньше – и там уже были Поттер с дружками. Они спровоцировали меня, начав задирать, и мы выхватили палочки. Клянусь, я только защищался.





Нас выставили из «Кабаньей головы», Джеймс ухватил меня и перенес в лес неподалеку. Там он прочитал мне целую лекцию!



Оказывается, Поттер ревновал меня к Лили, потому что ПРИЗНАВАЛ, что я лучше него. Представляешь, он ЗНАЛ, что я лучше него… в учебе, в серьезности, в своей преданности Лили… И вместо того, чтобы стать тоже… В общем, он выбрал ненависть.

Я понял, что не могу уступить Лили этому ничтожеству.



И я предложил ему дуэль. Кто победит – тому достанется Лили, а второй вынужден будет отступить.



Я уже был неплох в дуэлях, а еще Поттер не знал, что я менталист, что я могу читать его мыли и предугадывать его шаги. И когда он стал проигрывать… друзья пришли ему на выручку…





Ты не представляешь, как мне было тогда страшно… Ты даже не представляешь…. Я боялся, что эти четверо придурков просто убьют меня и прикопают в этом лесочке. Они сражались в полную силу, применяя такие заклинания, которые
применяют к настоящему врагу.



Я не помню, что было дальше. Помню то, что каким-то чудом мне удалось победить. Я тоже… использовал… серьезные заклинания. Те, которые придумал сам, и от которых у них не было защиты.

Я… применил к Джеймсу пыточное заклинание.



Я заставил его умолять меня о прощении. Конечно, это не могло искупить годы унижений, но все же… В тот момент мне стало каплю легче.



А потом там появилась Лили.



Ей удалось отследить нас по магическому следу.

Она увидела все это… Этих четверых, которые напали на меня всем скопом. Униженно умоляющего Поттера. И на какой-то короткий момент мне показалось, что она сейчас бросится ко мне…



Но она побежала к Джеймсу. Вытерла рукавом слезы и грязь с его лица и помогла встать. Потребовала от меня извинений. Набросилась на меня с упреками.



И в тот момент что-то в моей душе сломалось окончательно и безвозвратно. Я не мог поверить, что моя умная, смелая Лили может выбрать это ничтожество. Что она может одобрять его позицию. Что она может, как… курица…. Выбрать напыщенного самовлюбленного идиота!





Больше мы с ней не виделись. А потом мне сообщили, что она погибла.

Погибла потому, что ее муж не догадался увезти ее и ребенка из Британии. Потому, что они были… такими идейными, такими смелыми… И неготовыми к нападению.



*********************



Северус замолчал. Но я слышала все то, что он так и не высказал. Его нежелание снова доверяться кому-то. Его неверие в самого себя. Подумать только, он смог одолеть четверых гриффиндорцев, и даже не гордился этим! А ведь он был менталистом и зельеваром, никак не боевым магом. Это – не его природный талант, а то качество, которое он развил в себе сам.

Как же он жил столько лет в этой боли, с этой несправедливостью и с этим тотальным одиночеством?

Но пожалеть его теперь означало просто унизить.

Мое сердце разрывалось. Но не от жалость – а от восхищения перед этим человеком.

Конечно, он не был героем в привычном понимании этого слова. Но какое мне было дело до привычного понимания?

Когда по моим личным меркам он совершил настоящее чудо.

И, конечно, я не могла не ответить откровенностью на такое признание.

— Я тоже не хотела никаких отношений. Ни с кем. Знаешь, когда еще до Хогвартса… мы с родителями переживали сложные времена. Мой отец попал в аварию, потерял работу, и здоровье его пошатнулось. Моя мать проявила тогда невероятную стойкость, и одна вытащила семью из кризиса. Она никогда и ни в чем отца не винила, но ему было сложно… сложно быть рядом с сильной женой. У него тогда появилась… другая женщина. И моя мать… она простила ему это, она сделала все, чтобы вернуть его в семью. И у нее это вышло, пусть и не сразу. Наверное, я тогда и решила для себя, что лучше всю жизнь буду одна, чем такое… Что я не хочу этих мерзких дрязг в отношениях, не хочу какого-то завоевывать, терпеть обиду или притворяться слабой. Не хочу быть выбранной или не выбранной – как на соревнованиях. И только рядом с тобой я чувствую… чувствую, что не попаду в такую мерзкую ситуацию.

Снова, не сговариваясь, мы повернулись друг к другу. Но еще не решались коснуться губ друг друга.

— Ты до сих пор любишь ее? – преодолев подступающую панику, спросила я.

— Нет, конечно нет. Я перестал испытывать привязанность к ней тогда, после того случая. Как будто отворотное зелье выпил. Она стала для меня чужой. Хотя я долго скучал по ней и испытывал смутное чувство вины.

— Северус, мне жаль, что так вышло. Я знаю, сердцу не прикажешь, кого любить. Я могу только догадываться о том, как было больно тебе. Но, знаешь. Ведь в итоге все вышло правильно, так? Ты не связал с себя с той, кто тебе не подходила. И было бы намного хуже, если бы ты разочаровался в ней позже.



— Гермиона Грейнджер, встречайся со мной! – не предложил – потребовал этот удивительный мужчина.

— Конечно!

Вот тут слова и закончились. Я могла только цепляться за него, в попытке не упасть, потому что голова моя стремительно начала кружиться от его поцелуев.



Конечно, во мне жило еще очень много страхов, я пыталась как-то понять и логически вывести, подходим ли мы друг другу. Но сердце уже точно знало – это МОЙ человек, и я буду биться за него, если потребуется, даже с целым миром.




ПолинаСПб

Ямогу: Предлагаю изделия из пластика на заказ любого цвета. Подвижные, шарнирные БЖД драконы ~ 40*40см. Им можно придать любую позу.

Бабенко Елизавета (kularien)

Ямогу: Создаю уникальных авторских шарнирных кукол в фешн стилистике и кукол-деток :)


Комментарий (16)

Замечательно и очень альтернативно) Очень интимная серия! Жду продолжения)
Спасибо, дорогая Оксана!
Я сама очень довольна тем, что получилось. Наконец, наконец мне удалось выразить свои мысли и ощущения наиболее полно и «раскрыть» эту пару.
Удалось, да, и очень красиво!
Благодарю ))
Хотелось, хотелось мне с ними чего-то действительно особенного.
Вот есть разные кукольные пары. Моих Сандру и Тома, к примеру, снять можно где угодно. Они будут смотреть друг на друга и останутся довольны в любом случае.
А Северус с Гермионой очень закрытый, чувства проявляют нечасто и не любят условностей. С ними я поломала голову, конечно!
Да, персонажи ведь необычные, непростые сами по себе, а уж как пара и подавно. Работка проделана основательная.
Я люблю персонажей разных, очень разных. И чем разнообразнее они — тем мне самой интересней.
Никогда заранее сюжет не придумываю. Просто есть персонажи, досконально продуманные, прочувствованные. А потом уже я изобретаю такие ситуации, в которых их характеры можно интересно показать. Ситуации, в которых можно будет увидеть их сходства и различия. Их взаимодействие.
Спасибо, спасибо за прочтение и комментарии! Комментарии меня сильно поддерживают.
Вах, как красиво и вкусно!
Спасибо )) Да уютная и трогательная пара получилась. Хотя в начале я не была уверена, что смогу написать про них. Оба достаточно сложные, писать про них трудно.
Интересно получилось:)
Благодарю )) Я очень старалась.
Очень расстраиваюсь, когда мало времени, когда главы получаются короткими. А длинные, полные главы меня радуют.
Спасибо за продолжение)
Пара очень непростая, но они так подходят друг другу. Очень уютная и искренняя глава. для них обоих это огромнейший шаг навстречу друг другу. И Гарри отличный друг, очень приятно увидеть его снова и в таком ракурсе.
Отдельное спасибо за иллюстрации!
(Меня всегда поражает объем работы!!!)
Спасибо за прочтение — как и всегда. Мне ужасно приятно осознавать, что мои истории кто-то читает. Хотя и сами по себе их делать приятно. Но читатели — это вдвойне классно.
Мне нравятся пары разные. И, порой, «простые» пары показать тоже оказывается непросто.
Но с этими двумя я, конечно, помучилась. Был неприятный момент, когда боялась, что ничего не выходит. Когда решила, что они — не пара, и историю продолжать не стоит. Хорошо, что такие мысли позади!
Мне важно в моих историях показывать мир полным. И с любовными отношениями, и с дружбой, и с работой, и с врагами… Со всем-всем-всем. Мне самой так интереснее. Увы, это не всегда выходит.
Хоть технически мои работы и не на высоте, времени съедается действительно прилично.
Сначала я долго раскачиваюсь. А вот теперь смотрю — и сама не верю. СТОЛЬКО отписано и отснято! Неужели это все я?
Спасибо, я так ждала продолжения и в итоге чуть не пропустила. Для меня эта пара очень логична. Оба увлеченные наукой. Он — со своей непростой жизненной историей, закрытый человек. Она — в силу возраста и характера способна преодолеть барьер отчуждения. Им должно быть интересно вместе и по работе и в быту. Для обоих быть вместе с кем то не теряя при этом себя, мне кажется, что им это важно.Жду продолжения!
Благодарю, Татьяна! Я очень рада, что вы видите ситуацию точно также, как и я.
Для меня это очень уютная пара. У них много общего, смотреть на них уютно. Мне кажется, это что-то очень важное и недооцениваемое — смотреть в одну сторону, понимать друг друга и уметь поддерживать.
Я чувствую себя всегда очень виноватой, что не успеваю выкладывать историю побыстрее.
Я не впретензии))). Просто когда интересно, то естественно хочется всё и сразу)) Умом-то я понимаю, что идею надо выносить, отредактировать в голове, потом оформить и т.д. Это же целый процесс. В общем терпеливо жду (но не подгоняю)!
Да идея есть. И даже текст есть! Снимать — очень трудоемкий процесс. Я дома поздно вечером, свет никакущий, особенно что я фоткаю на фоне монитора. А выкладывать «герань» совсем страшную мне не хочется. Внутренний перфекционалист будет в ярости ))