Город, которого нет на карте. Что делают артефакторы, когда их нет


Всем ночи — доброй и не очень. В эфире Лысогорск-ТВ с внезапным продолжением прерванного тут сериала, продолжением, которое я планировала поберечь до пятницы, но возникли обстоятельства, которые сильнее магии. Приношу свои искренние извинения всем, кого прямо или косвенно оскорбили предыдущие серии.

— Какие у тебя планы на вечер? — спросил Денис.
Марина настолько не ожидала такого вопроса, что честно ляпнула:
— Никаких! — но сообразив, что прозвучало это как-то чересчур радостно, вроде как она только и мечтала от него такое услышать, она добавила, — Ну, то есть до похода за омелой… а что?

— Хотел тебе кое-что показать, тут недалеко, в усадьбе.
— А что это?

— Одна интересная штуковина. Я туда обычно стажёров вожу, вдруг кого осенит, что это, но пока никого не осенило.
— Ты сам-то знаешь, что это? — с подозрением поинтересовалась Марина.
— Конечно, — улыбнулся Денис, — иначе не стал бы тебе показывать. Думаешь, мне очень хочется ставить под сомнение мою профпригодность?

— А мне решил экзамен устроить, что ли?
— Вовсе нет, просто хочу показать интересный артефакт, редкий. Ну, пойдёшь?

— Так меня уговариваешь, словно я отказываюсь. Пойду, конечно — я за любой кипишь, кроме голодовки! А разрыв-травы там поблизости не растёт?
— Растёт, правда, далековато от того места, но зато по пути к дому.

И они отправились в самую запущенную часть парка, где, как уже знала Марина, был русалочий прудок, и где смутно маячили меж ветвей стены заброшенного усадебного дома. «Интересная штуковина» оказалась скорее местом, нежели предметом.

Это была абсолютно лишённая растительности (в дождливое лето буйно кудрявившейся кругом) круглая площадка, посередине которой торчала стела — как у солнечных часов, вот только разметка круга была не почасовой, а по сторонам света, и на самой стеле были нанесены почти стёршиеся от времени странные барельефы и каббалистические символы.

— Стационарный телепорт? — удивилась Марина, — Здесь?
— Нерабочий, — дополнил Денис, и в его голосе было что-то трудноопределимое, — и ты вторая, кто не спрашивает, что это за хрень.

— А что тут спрашивать? — пожала плечами Марина, — И так ясно, — она провела кончиками пальцев по неровностям на стеле, складывавшимся не то в крылатого волка, не то в четырёхлапую птицу, — Он здесь очень давно… — мрамор под рукой слегка вибрировал, делясь информацией, — … дом построили сто двадцать лет назад, телепорт в то время уже не работал… здесь… — она закрыла глаза, чтобы лучше слышать камень, — … Шаманский обряд, — заключила она, — в результате шаманского обряда телепорт выпустил что-то очень большое и не очень милое, поэтому его и запечатали. Эта стела — как раз печать, замок, если угодно. Её установил Яков Брюс.

— В 1730 году, — кивнул Денис, — всё верно. Могу спросить, как ты узнала? Я год ковырялся в архиве и библиотеке, и Мирона допрашивал чуть ли не с применением пыток.

— Ну, я же стихийный маг, — улыбнулась Марина, — и моя стихия — Земля. Я умею… слышать камни, назовём это так. А кто кроме меня не спрашивал, что это за хрень?
— Да так, — неохотно ответил Денис, — девчонка одна была на стажировке.

Ничего больше пояснять он не стал, и Марина не полезла с расспросами — но ей показалось, что с той девчонкой у Дениса было связано какое-то большое разочарование, и значила она для него куда больше, чем просто практикантка.
— И что с телепортом? Никто не пробовал восстановить? — спросила Марина.

— Пробовал, — Денис посмотрел на неё пристально, но почти сразу смутился и отвёл взгляд, — Пробовал один дурак рыжий — по шее получил.
— От кого?
— От Влада. Он как раз на каникулах был — ещё учился. Он, видишь ли, представитель местной популяции равновесия — маг с геозависимым даром, и эта стела некоторым образом семейная реликвия Влада. Его дальний предок был оставлен здесь Яковом Брюсом для охраны именно этого места. Не один, конечно, было несколько магов, но сейчас ничьих больше потомков в городе не осталось, только Влад.

— То есть Ириска будет здесь жить всегда-всегда, и сторожить эту штуку?
— Полагаю, что да. Ты просто не видела, на что эта козявка способна! Представляешь артефакт-нагреватель, которым плавят кристаллы?
— Конечно, стеклянная капсула со спящей саламандрой.
— Ну вот. А Ириска саламандру эту разбудила в одно касание! А поймал для нас зверушку между прочим Влад, и не без сложностей — во время пожара на газопроводе, сам чуть не сгорел. Илья Борисович на него тогда сильно ругался… и на меня тоже.
— А на тебя за что?

— Да за то, что я сдуру ляпнул, что неплохо бы изловить саламандру — на таких мощных пожарах они всегда бывают, а Влад идею подхватил… ему двадцать два всего было, на последнем курсе учился — я ж не думал, что мальчишка всерьёз полезет за саламандрой!
— А ты давно здесь живёшь?
— Семь лет.

— Ого! Так контракт ведь на пять!
— Я его продлил. Чего дома делать? Хорошо там, конечно, мама, сестра, но… — Денис пожал плечами, — работы по специальности нет, а здесь мне предложили возглавить отдел — глупо отказываться. Сейчас вот даже и жильём обеспечили, чего ещё надо?
— Ну да, — вздохнула Маринка, представив Нургуш, и то, как она после окончания контракта туда вернётся… а её никто не ждёт.
— А ты? Уедешь от нас после отработки?
— Не знаю, — честно ответила Марина, — спроси ты меня вчера, ответила бы не задумываясь, а сейчас не знаю. Вот ты про дом сказал, и я вдруг подумала, что там, куда я так рвусь, я никому не нужна. Я стажировку проходила на Урале, на Зюраткуле, и… ты только не смейся, ладно? Влюбилась в те места. Понимаешь, там всё-всё волшебное, резерв почти не расходуется, я там как будто впитывала энергию от земли, как растение корнями… Хозяйку Медной Горы видела, даже фото сделала — она разрешила! И даже подарок мне сделала… на память. Так и сказала: помни, не забывай нас. Как будто знала, что я не вернусь, хотя мой куратор стажировки при мне запрос на артефактора отправлял, я и специализацию потому сменила… а распределили сюда.

Она отвернулась, но стала такой грустной, что у Дениса сердце сжалось, захотелось обнять её, найти какие-то слова в утешение — но он никогда этого не умел, и потому сказал только:
— Ладно, пять лет — ерунда. Пролетят как один день, не успеешь чихнуть. Идём, разрыв-траву покажу. Только там всяких бесенят толшится немеряно, смотри под ноги — я в том году чуть не наступил.
— А разрыв-траву поймал? — оживилась Марина.

— Поймаешь её! Так во все стороны из-под рук и брызнула! И шныри подлые со своими огоньками тут как тут, так и лезут, так и виснут на рукавах!
— Так ты бы их шуганул хоть Хельсингом!

— Да не умею я! — досадливо махнул рукой Денис, — Стихийных способностей что у меня, что у Ольги, что у Валентина — это твой предшественник — ноль целых хрен десятых!
— Так позвал бы кого-нибудь из Охотников с собой.
— Влад с Ильёй Борисовичем на Долгом озере дежурили — два ведра рыбы привезли, а Олег… Олега я не стал просить.
Марина прикинула, что прошлым летом Яны в Лысогорске ещё не было, и, видимо, чёрная кошка между Денисом и Олегом пробежала гораздо раньше, но расспрашивать было неловко.
— Тогда радуйся, что теперь у тебя есть я! — жизнерадостно объявила Марина, — Сейчас пойдём, и переловим всю разрыв-траву и всю нечисть, которая на глаза попадётся!

Разрыв-трава — растение очень интересное и во многом необычное. Если вы станете искать её фольклорные следы, то вас удивит разнообразие видов, в культурах различных веточек славянского племени подводимое под это название.
От клевера и марсиллии до папоротника-гроздовника и вообще неопределимого на первый взгляд растения. Существует также и версия, что разрыв-трава — это цветок папоротника, притом что папоротник, будучи спороносным организмом (мне нравится старинное название этого отдела: тайнобрачные) не цветёт в принципе. Но к папоротнику разрыв-трава отношение имеет самое прямое: она паразитирует на его корневищах. Похожа она на обычную, и даже довольно чахлую осоку, которую в мощных папоротниковых зарослях не вдруг и заметишь, если не знаешь точно, что и где искать. А вот цветение разрыв-травы в самом деле волшебно — цветёт она раз в году, в Купальскую ночь, и соцветия её светятся, подобно светлячкам.

Но это ещё не все чудеса. Разрыв-трава — растение двудомное, то есть существуют экземпляры с женским, пестичным, и мужским, тычиночным типом соцветия. Пестичные цветки невзрачны, собраны в закрученный колосок, напоминающий отрастающую ваю папоротника, зато тычиночные крупные, яркие, и мало того, что при созревании пыльцы нагреваются и светятся — они ещё и летают!

Да-да, цветок с созревшей пыльцой отделяется от цветоложа, и с помощью специального усика-пружинки выталкивается растением довольно высоко вверх. В воздухе он переворачивается и падает, кружась и рассыпая пыльцу. В это время его и надо ловить: не созревший цветок магически бесполезен, рассыпавший пыльцу — гаснет и почти сразу съёживается в тёмный бесформенный комок.

Применение разрыв-травы достаточно широко, она часто входит в состав многокомпонентных зелий в качестве усилителя свойств основного компонента, в артемодике — изготовлении артефактов и амулетов — она используется для работы с кристаллами, с её помощью можно раскрыть любой кристалл и вставить в него другой, как матрёшку, а потом закрыть как было, и получится кристалл, как бы растущий внутри другого кристалла — не всегда такого же по составу. Никаким другим способом такого эффекта не получается достичь. В общем, весьма ценимое магами растение. Магические существа тоже отдают должное разрыв-траве: они ждут её плодов, накапливающих в себе чистую земную магию, и в течение всей долгой зимы эти плоды служат мелкой (и не очень) нечисти источником энергии, что особенно актуально для впадающих в сезонную спячку.

Шныри и травянчики вообще пасутся вблизи зарослей разрыв-травы, наблюдая за процессом опыления и иногда даже позволяя себе вмешаться в природу, подогнав по воздуху какой-нибудь слишком далеко в сторону отлетевший тычиночный цветок, а не то и собрав высыпавшуюся пыльцу и растрясая её со своих крыльев-шкурок-одёжек над зарослями пестичных соцветий. Понятно, что конкуренцию магов шныри и травянчики воспринимают как личную угрозу!

— Их там много, — предупредил Денис, — кидаются со всех сторон сразу, пока от пятерых отмахиваешься, десяток на голову нагадит!
— Стараются как могут, — усмехнулась Маринка, — их тоже можно понять, раз, как ты говоришь, от количества завязавшихся плодов зависит их выживание. А вообще я бы шныря с удовольствием приручила, видела их в мае на Зюраткуле — забавные существа, и светятся так неплохо, вполне себе ночник.

Шныри в самом деле светятся, подобно светлячкам, только цвет свечения меняется с возрастом: юные шныри мерцают розовым, взрослые — зелёным, пожилые (насколько это понятие применимо к магическим существам) — голубым. Вы может быть даже видели их, иногда в жаркий полдень на лугу можно заметить в траве яркую цветную искру — это как раз шнырь, который прошмыгнул по своим шныриным делам.

Травянчики незаметны, больше всего они напоминают ёжиков, только размером, как и шныри, всего лишь в полторы пяди. С дрозда примерно. Будучи такими крохами, нелегко охранять полянки разрыв-травы от магов, тем более, что ни шныри, ни травянчики не кусаются, а магия у них слабенькая, артефактору или, скажем, Видящему могут мелко напакостить, срастив шнурки ботинок или заставив рассыпаться трухой все деревянные и железные пуговицы на одежде — но пластмасса им не по зубам, а маг со стихийным даром целую колонию шнырей одним взглядом истребит. Вот и остаётся мелочи только партизанская война, а в такой войне все запрещённые приёмы в ходу, в том числе обстрел помётом… А куда смотрят Охотники, спросите вы? Туда и смотрят: шнырей и травянчиков истребить легко, очень даже, но по закону магического равновесия свято место пусто не бывает, и возмущение геомагического фона, вызванное гибелью одномоментно большого количества пусть и мелких магических существ, но тем не менее привлечёт нечисть покрупнее. И в разы опаснее. Да и разрыв-трава без волшебных опылителей скорее всего пропадёт — и кому будет хорошо?
Марина остановилась на краю поляны.

Пока они шли через парк, стемнело, и зрелище было незабываемое: по густой поросли папоротника словно пробегали волны огня, как будто по земле кто-то шутки ради протянул электрическую новогоднюю гирлянду. Золотисто-розовые светящиеся цветы взлетали то тут, то там, и к каждому цветку с писком устремлялась разноцветная стайка шнырей. По земле деловито шуршали травянчики, отыскивая нераскрывшиеся цветки и помогая им высвободить «пружинку».

И тут Маринке пришла в голову удивительно простая мысль, странно, как это до неё никто не додумался так сделать — она не стала кидаться боевыми заклинаниями, она шагнула к краю поляны и объявила:
— Кто хочет большой урожай? Становись к материнским кустикам! Показывайте, куда пыльцу сыпать! — с этими словами она изловила ближайший тычиночный цветок и от души его встряхнула, так что облако светящейся пыльцы окутало всю поляну и кто-то из травянчиков расчихался.

Цветок у Маринки в руке тут же погас, но её было не так легко смутить: следующий она вытрясла уже потише, примерно наполовину, но зато прицельно на два пестичных, указанный взволнованно мельтешащими шнырятами — как всегда, первой идею подхватывала молодёжь.

Половинного запаса пыльцы цветку было достаточно для того, чтобы остаться завидной магической добычей, и довольная Маринка упрятала его в ботанизирку.
— Чего стоишь? — обернулась она к Денису, — Помогай давай!
В четыре руки дело пошло быстрее, но обильные дожди сделали своё дело: цветов было так много, что сначала у магов заныли руки и спины, потом закончилось место в ботанизирке, а потом они уже просто наблюдали за летающими огоньками, не в силах уйти от волшебного зрелища.

— Как новогодняя ёлка, — зачарованно созерцая поляну, сказал Денис.
— Ага, — отозвалась Марина, — я в том году купила себе маленькую светодиодную — даже не наряжала её, просто включила и сижу пялюсь на огонёчки, как дура… куратор мой уезжал на Новый год к родственникам, я одна на заимке сидела… самый клёвый Новый год в моей жизни… — она мечтательно вздохнула.

— Надо будет на крышу дома гирлянду повесить, и на дерево какое-нибудь, — решил Денис, — мне на прошлый Новый год понравилось, как у Киры кафе было украшено, и вообще в парке деревья в лампочках… снег… я почему-то люблю зиму, хотя мне все говорят, что я дурак, и летом лучше.
— Я тоже зиму люблю, — призналась Марина, — правда, мне никто ничего не говорит — боятся. Ой, а сколько времени? Телефон сел…

— Не знаю, я свой на работе оставил, — захлопал себя по карманам Денис, — а часы, конечно, остановились — не любят они соседства шнырей, те их с толку сбивают. Но, думаю, около полуночи!
Они обеспокоенно переглянулись, вспомнив данное Яне обещание непременно поучаствовать в добыче омелы, и поспешили к оврагу. И только успели пройти несколько шагов, как Денис обо что-то споткнулся, а вслед за тем упал на колени с возгласом:
— Держи, уйдёт!

Марина кинулась помогать, и обнаружила, что Денис вцепился в извивающееся шершавое корневище, от испуга отчаянно воняющее помидорной ботвой. Мандрагора! Редкое для наших широт растение, чей корень оживает в Купальскую ночь и тоже весьма ценится магами.
— Держи, я попробую подкопать! — пропыхтел Денис.
Если пугануть корень мандрагоры снизу, из земли, он выскочит прямо в руки сборщику. Но если начать тупо тянуть за макушку, то отбросит надземную часть и зароется до центра Земли, и потом фиг поймаешь не только его, а вообще мандрагору в радиусе ста километров от этого места в течение десяти лет.

Видно, есть у волшебных растений какой-то свой канал связи, потому добыть мандрагору было большой удачей.

Через полчаса — не меньше — довольные и перемазанные в земле артефакторы упихали извивающееся корневище в сумку и с торжеством потащили домой — весил корень килограммов пять навскидку, ботва горделиво топорщилась из-под клапана сумки. По пути услышали, как в будке КПП водокачки у глуховатого сторожа пропищало полночь бессонное радио.

— Можно не торопиться, — мрачно сказал Денис, — опоздали. Блин, воображаю, какая рожа будет у Олега!
— Тебе есть дело до его рожи? — вскинула бровь Марина.
— Нет, но бесит, что я всё время на его фоне выгляжу… хрен пойми кем.
— А чего ты вообще с ним соревнуешься? Он сам по себе, ты сам по себе, вы в разных отделах, причём ты в своём начальник — не всё ли равно, как на это смотрит Олег?

— Тоже верно, — неуверенно улыбнулся Денис, — о, смотри! Вон и наши соседи возвращаются! Похоже, тоже с добычей! Леший, как неудобно получилось, обещали ведь…

— Забей, — посоветовала Марина, — сделай морду кирпичом и думай умную мысль, что мы тоже не в кино ходили! Вон полная сумка разрыв-травы, отборной! Мандрагору поймали! Да кто кроме нас так может? Мы круче всех! Привет! — замахала она подходившим к крылечку Яне и Олегу, державшему в руке растрёпанный пук зелёных прутьев омелы, — а мы за разрыв-травой охотились, и ещё мандрагору поймали! Ну, и решили вам не мешать с омелой, не создавать толпу. Смотрю, вам повезло?

… А потом были посиделки до рассвета, чай с пряниками, и гитара, примирившая Марину и Дениса с существованием на свете Олега Иванова.

А потом они разошлись по домам, потому что до начала рабочего дня оставалось ещё часа четыре, и их неплохо было бы посвятить сну. Уже засыпая, Марина подумала, что это была самая замечательная Купальская ночь, какую только можно вообразить, а ещё — что Яна всё-таки не ошиблась, когда предположила, что она, Маринка, влюбилась.

Мысль была дикая, но вызвала почему-то не возмущение, а улыбку…
_________________________________________________________________________

И это зря, потому что никакого будущего у этой пары нет. Лысогорск-ТВ прекращает вещание навсегда по причине нежелания оскорбить кого-либо чем попало, на моих топиках нет пометок 18+, но не потому, что нет никаких таких сцен, а потому что сцены, оскорбляющие общественную мораль и нравственность, не предполагались центральными — это проходные эпизоды без которых невозможна (как врач могу вас заверить) реальная жизнь… да, у кукол её нет — ну так и топики о ней не нужны. К тому же ещё никто не проезжался по религии, эзотерике и прочему подобному, что у меня может быть косвенно задето (о ужас, двое моих героев откровенная нечисть, а прочие колдуны, а ещё присутствуют голые русалки и прочие
тошнотворные сопли
!). Я не буду приводить скриншотов и прочих пояснений, потому что мало кто на сайте не в курсе дела. Кому не очень понятно, всё отлично сказано здесь, и мне нечего добавить к словам Люды ScherbinaL. С сайта не ухожу, всех вас люблю по-прежнему, но моим героям здесь не место — не хочу, чтобы им это заявили в глаза, а дело до этого дойдёт рано или поздно. Пока меня лично никаким образом не задели — вроде бы, но…
Считайте это графоманской солидарностью. Уж в чём-в чём, а в графомании меня можно обвинять смело — как и Люду, Аэлиту и много кого ещё.
Право же, троллинг и всеобщие разборки куда интереснее наших историй, с цензурой или без неё!
Комментарии закрываю, ибо мне-то уж точно пофигу на рейтинг — он и так неоправданно высок, и я так и не поняла, зачем он нужен.
Диагноз окончательный, заключение у патологоанатома.
Всех благодарю за внимание.


Купить шарнирную куклу, не BJD можно в нашем Шопике


Tiniva

Ямогу: Здравствуйте! Меня зовут Кристина и я готова постараться воплотить образы Ваших кукол в жизнь. Я делаю мейкапы, модификации, блашинг, сендинг, сравниваю скинотоны и буду рада сотрудничеству!

Цурцилина Юлия (Julia Onedom)

Ямогу: Делаю ООАК, парики, татуировки для кукол, так же с удовольствием займусь созданием образа целиком, изготовлю парики из любых материалов


Комментарии (0)

Автор топика запретил добавлять комментарии