Екатерина

Никакой Химии, рассказ

Всем привет!

Сегодня тоже короткий рассказ, но написанный сейчас. 13314 знаков!
Он был написан по фотоистории, которую я публиковала здесь, кстати, по просьбам читателей :) Рассказ получился милый и забавный, коротенький, мне нравится. И там впервые появляется Триш, а то она вроде и есть, но ни в одном рассказе не фигурирует.

***

НИКАКОЙ ХИМИИ

— Никакой химии, всё натуральное! — щебетала Триш МакМилан, ловко маневрируя между ящиками и делая пометки в планшете. Её светлые пушистые волосы были убраны в пучок, но одна прядь выбилась, и девушка лёгким привычным движением руки поправляла её.

Джона усмехнулся.

— Ха! Только не скажите это при моём коллеге Мартилисе.

— А что такое?

— Он сам всё объяснит.

В ангаре царил полумрак, только вдалеке светилась открытые ворота, и лампы на стенах указывали направления и обозначали двери холодильников.

Джона вскрыл одну из коробок, достал банку, чтобы убедиться, что в коробке с кофе именно кофе, а не средство для выведения пятен, как было в прошлый раз. Он взглянул на этикетку, повернув её к свету, и его взгляд задержался на дате.

— У этого кофе срок годности истекает через неделю!

— О! — если Триш и знала об этом, её искреннее восклицание рассеивало все подозрения. — Поставщики сказали, что сроки в порядке.

— Сейчас да, но когда срок выйдет, мы будем в космосе! Если, конечно, не выпьем всю коробку за неделю.

— Но ведь кофе не портится, — с надеждой и оптимизмом, впрочем несколько наигранным, улыбнулась Триш.

В этот момент в ангаре появился Мартилис. На нём была футболка стального цвета с длинным рукавом, и глаза его тоже сияли сталью — тогда как в глазах Джоны играл ореховый оттенок. Глаза Триш были зелёными.

— Ух ты! — протянула Триш, взглянув на Мартилиса с подкупающей непосредственностью. — Мистер Тангумер!

— Можно просто Март, — улыбнулся Мартилис, пожимая протянутую руку Триш.

— Это Триш МакМилан, она новенькая, — представил её Джона.

— Значит вы про нас ещё не слышали, — предположил Мартилис, заметив её заинтересованный взгляд.

— О, конечно слышала! Вы же живые легенды! — при этих словах девушки Джона и Мартилис переглянулись, сдерживая ухмылки. — Но не видела лично, — Триш с любопытством и без стеснения разглядывала обоих исследователей.

— Порядок? — обратился Мартилис к Джоне.

— В холодильнике всё нормально. У кофе скоро закончится срок годности.

— Оставляем!

— Но, — Триш погрустнела и надула пухлые губки, — поставщики…

— Да брось, Март! — вступился Джона. — Придётся переоформлять заказ, ждать чёрт знает сколько. Так мы можем и опоздать с вылетом!

— Если бы всё сразу делалось… — начал наступление Мартилис.

— Мы ведь сейчас летим куда? — перебил его Джона. — На Тулурлапипайю, так? Там прекрасные местные напитки. Если что, продадим там кому-нибудь этот кофе, они не знают земного летоисчисления. В конце концов, не тебе же его пить.

— Да, не мне, но во всём нужен порядок, — Мартилис недовольно покачал головой, — сроки годности должны быть соблюдены, это важно. Джона, ты должен это понимать, всё-таки эти продукты для тебя!

— Ой, мистер… то есть Март, а что это за история произошла с вами? — Триш поняла, что ситуация выруливается в её пользу и решила закрепить результат, включив всё своё обаяние.

— Какая история?

— Триш хочет, чтобы ты рассказал про наш полёт на Октонлину, — пояснил Джона.

— О, нет-нет, та история вовсе не романтическая и не эстетическая. Она не для ушей такой прекрасной девушки!

— Пожалуйста, расскажите! — уговаривала Триш.

— Пусть Джона сам и расскажет.

— У тебя это лучше получается, — парировал Джона.

Кому может польстить такая оценка больше, чем человеку, который плохо рассказывает истории. Мартилис даже внутренне был готов принять почти просроченный кофе.

— Ладно. Но я предупредил! А вообще будем рассказывать вместе.

— Хорошо, — Триш стянула куртку и уселась на ящики с концентрированными томатами.

— Октонлина — прекрасная цветущая живописная планета, — начал Мартилис с излишним пафосом. Он повернулся к Триш и говорил, словно лектор за кафедрой. Джона стоял по левую руку от девушки и тоже внимательно слушал. — Там водятся разнообразные животные и растёт множество фруктов, овощей и других растений, среди которых нет ни одного редкого или занесённого в книгу исчезающих. Воздух благоухает дивными ароматами, а атмосфера столь чистая, что её не видно невооружённым глазом. Тамошняя цивилизация всё необходимое берёт из природы.

— Вот! — обрадовалась Триш. — А вы говорите нет эстетики.

— Погодите, это только начало.

— Приземлились мы там отнюдь не для отдыха и удовлетворения художественного вкуса, — продолжил Джона. Он всё ещё держал в руках банку кофе, при этом приоткрывал и закрывал обратно пластиковую крышку, — у нас закончилось масло.

— Масло — сливочное? — Триш подняла к Джоне прекрасное лицо с широко раскрытыми ясными глазами.

— Нет, машинное, — улыбнулся Джона, — для нашего двигателя. Оно минеральное, имеет сложный химический состав, такого на Октонлине не оказалось.

— Что же вы сделали? — Триш перевела взгляд на Мартилиса.

— Надо упомянуть, — уточнил тот, — что на планете два государства, одно из которых экологическое, а другое — технологическое. Эти страны сохраняют нейтралитет, не воюют между собой, но и не имеют торговых отношений.

— Вот это да! — при этих словах лицо Триш выразило недоумение и удивление, словно ей показали невиданную форму жизни. — Не имеют торговых отношений!

— В технологическом, — продолжал Мартилис, — как раз был шанс найти масло — но туда ещё нужно было попасть! Как только мы приземлились, местные власти тут же отобрали и спрятали наш шаттл, чтобы население не видело такого преступного проявления технологий. Хотя этот акт сам по себе был преступным посягательством на частную собственность.

— Местный транспорт — квартунвалы, такие рептилии, похожие на китайских драконов, огромные, с множеством крылышек, — при мысли о них Джона оживился, и крышка от кофе выпала у него из рук. Триш подняла её и с улыбкой вернула Джоне. Тот закрыл банку и поставил её на край ящика, достал из кармана складной нож и начал по привычке щёлкать лезвием. — Летают они низко, но очень шустро, по скорости не уступают нашему шаттлу!

— Ух ты! Путешествие на драконах, это так здорово! — в глазах девушки сиял детский восторг.

— Одна проблема, — заметил Мартилис, — их надо кормить. А аппетит у них зверский! На что мы могли купить еду в экологической цивилизации? — при этих словах на лице Мартилиса промелькнуло едва уловимое отвращение.

— На что же вы могли купить еду в экологической цивилизации? —повторила Триш, она была заинтригована.

— Слава Галактике, — ответил Джона, — везде есть незаконный оборот запрещённых товаров.

— В том числе и на Октонлине, — добавил Мартилис. — Мы нашли парня, который знал парня, чей второй брат по третьей линии мог бы достать нам корм недорого и принять в качестве платы канистры из нирсканита. Однако оказалось, что их курс не такой и выгодный.

— А что было делать? — сокрушённо развёл руками Джона. — Пришлось экономить, ведь нам самим нужны были эти канистры под масло.

— К счастью, местные — конечно, не без проблем — выделили нам квартунвала, — продолжал Мартилис.

— Исключительно благодаря нашим дипломатическим талантам нам удалось получить транспорт, — без ложной скромности пояснил Джона, поглядывая на Триш, и с радостью заметил в её глазах нескрываемое восхищение.

— Мы погрузили корм и оставшиеся канистры и стартовали, то есть, — поправил себя Мартилис, — отправились в путь. В дороге после нескольких остановок на перекус, которые пришлось делать неожиданно часто, нашему квартунвалу стало плохо. По всей видимости, он чем-то отравился.

— Его тошнило, он весь почернел, — начал описывать Джона, потом осёкся, однако Триш слушала с интересом и сочувствием, — словом, выглядел он ужасно, и что хуже всего — совсем потерял желание работать.

— Оказалось — а мы сразу не обратили на это внимания, — Мартилис грозно взглянул на Джону, и Триш невольно сжалась, будто часть этого взгляда могла достаться и ей, — что корм просрочен. Вот результат злоупотребления экологически чистыми продуктами. Нам нужно было, во-первых, лекарство для квартунвала, а во-вторых, новый корм. Летели мы в тот момент уже в воздушном пространстве технологического государства.

— Ага. Там народ не в курсе, что делать с больными квартунвалами. У них транспорт с двигателями внутреннего сгорания, — усмехнулся Джона.

— Как же вы всё это нашли? — Триш взяла банку кофе и стала вертеть её в руках.

— Мы обсудили ситуацию и пришли к выводу, что лучшее лекарство от отравления — лечебное голодание.

— Да, обсуждали мы с Мартом. Квартунвал в обсуждении не участвовал, так что был не очень доволен решением.

— И он работал? Голодный? — с жалостью в голосе поинтересовалась Триш. Банка в её руках замерла.

— Он немного пришёл в себя, летел, но очень медленно и неохотно. Как уже сказал Март, мы оказались над территорией нужного нам государства, а там в воздухе висит невообразимая смесь — дым, пыль, гарь и смог. А запах — жуть! Всё это отнюдь не способствует выздоровлению при отравлениях и только усугубило его состояние. Его опять начало крутить.

— Просто удивительно, что он там вообще выжил, — Мартилис смотрел на банку кофе, и она чем-то раздражала его, словно этот предмет в руках девушки таил угрозу.

— И мы тоже, — улыбнулся Джона.

— Так вы нашли масло? — Триш не терпелось узнать развязку.

— Масло нашли, — ответил Джона. — Теперь нам предстояло вернуться обратно и ещё привести в надлежащий вид нашего многострадального квартунвала, чтобы сдать его обратно и избежать обвинения в жестоком обращении с транспортом.

— Только мы оказались на территории первого государства, этот экологически чистый дракон упал и отключился, чуть не придавив нас своим весом. Мы были в тупике и устроили с Джоной мозговой штурм на предмет, что же нам делать.

— Мозговой штурм, — ухмыльнулся Джона, — проходил, надо сказать, очень бурно.

— Правда, через некоторое время он очухался — видимо, чистый воздух подействовал благотворно — но лететь отказывался наотрез!

— Какая сложная ситуация, — протянула Триш.

— Да, ситуация была безвыходная, но мы выбирались и не из таких! — гордо заявил Джона. — Рассчитывать, что в этих краях мы найдём контрабандистов не приходилось, да и свободных канистр у нас больше не было. Неподалёку мы заприметили частную ферму с полями, на которых росло нечто вроде капусты, только повыше.

— О, нет! — воскликнула Триш, чуть не выронив банку кофе.

— Да-да, мы сделали именно то, что вы подумали, — подтвердил Мартилис.

— Поев свежей капусты, наш квартунвал приободрился. Нам пришлось в спешном порядке ретироваться, но он летел быстро, и всё удалось. Мы беспрепятственно вернулись в город, — Джона был доволен рассказом и произведённым на девушку эффектом.

— Очень захватывающая история! — Триш действительно была под впечатлением. — Тогда вы и сделали вывод, Март, что нужно всегда проверять срок годности продуктов?

— Ага. И избегать сильно экологичных миров.

Мартилис не решался взять банку из рук Триш, но как только она поставила её на ящик, он, чуть помедлив, наклонился и хотел быстро подхватить её, но движение оказалось неловким, его рука соскользнула, и банка с гулким ударом упала на пол. Её плохо закрытая крышка отскочила, мембрана надорвалась, и на пол, вопреки ожиданиям, высыпался какой-то белый порошок, совсем не похожий на кофе.

Все молча уставились на упавшую банку и её странное содержимое.

— Что за невезение! — воскликнул Джона. — Опять отбеливатель?

— Сейчас узнаем, — Триш подняла банку и осторожно понюхала содержимое. Джона залюбовался на её быстрые движения и изящную фигуру.

— Осторожно, — предостерёг он её, — это может быть опасное вещество.

Девушка лизнула порошок и улыбнулась.

— Ничего опасного, это сухое молоко.

— Это, конечно, немного приятнее, чем отбеливатель, — Джона явно был недоволен, они с Мартилисом переглянулись, — но сухое молоко хорошо лишь тогда, когда в него можно добавить кофе…

***

— Зачем ты это делаешь? — спросил Мартилис, когда друзья, закончив с продовольствием, шагали к выходу, светящемуся на фоне тёмных стен.

— Что делаю?

— Соблазняешь девушку.

— Я соблазняю? — шутливо возмутился Джона. — Нисколько. Да она постоянно смотрела на тебя!

— Только как на образ тебя в молодости, но понравился ей именно ты.

— Думаешь? Она чертовски мила, правда?

— Да, мила, — Мартилис помолчал, словно не собираясь спорить. — Что ты можешь ей дать, если всю жизнь проводишь, мотаясь по чужим мирам?

— Что за пошлые формулировки! — Джона скривил недовольную гримасу. — Что значит «дать»? Любовные отношения, как и дипломатические, — ты должен это понимать — это взаимовыгодное сотрудничество, происходящее к максимальному и полному удовольствию каждой из сторон.

— Ха, — издевательски хмыкнул Мартилис, — если они подобны дипломатическим, то вряд ли приводят к взаимной выгоде, уж ты-то должен это понимать!

— Да, я не сижу дома — но и она не обязана это делать. У неё интересная работа, друзья, вероятно, не менее интересное хобби. Многие так живут. Если мы не можем круглые сутки проводить время вместе, то что же, вообще не заводить отношений?

— Тогда в чём же смысл?

— Приятно, когда на Земле тебя кто-то ждёт. Кто-то очень классный, — добавил Джона. — И приятно ждать из путешествий кого-то нереально классного!

— И скромного, — в вопросе отношений Мартилис всегда проявлял скептицизм.

— Ты знаешь историю про двух алапутских сумчатых геллонов, упавших в молоко? — Джона хотел непременно доказать свою правоту.

— Я знаю эту историю, — ответил Мартилис. — Она замечательная, за исключением того момента, что на Алапуте нет молока.

— Так вот, — Джона тараторил и активно жестикулировал, — один из них утонул, а другой выбрался. А всё почему?

— Почему?

— Потому что у того геллона, что спасся, была жена — то есть самка — которая ждала его.

— Влюблённость, близость, — медленно проговорил Мартилис, — всё это мимолётно и скоро проходит. Не успеешь ты сказать «Тулурлапипайа», как чувства растают, ведь всё это лишь химические процессы в голове. Нельзя, чтобы они влияли на принятие чистых и логичных решений.

— Ты слишком строг. Да ведь ты и сам испытываешь чувства и эмоции, завязанные на химии!

— Нет-нет! — возразил Мартилис, переступая порог ангара. — Никакой химии!

***

Благодарим за внимание! )
  • Make-up от Елены (LeNcha)

    Ямогу: Натуральные мэйки для кукол БЖД размера тини и мельче (пукифи, пукипуки и т.п.)

  • Vassabika

    Ямогу: Всем — доброго времени суток!

Обсуждение (5)

нашла в этом рассказе 2 опечатки (в сборнике) :(
Забавный рассказ. Точно такой кофе вчера купила. А когда вместо кофе что то белое, надо быть крайне осторожным. А вообще почему то ни когда не смотрю на срок годности кофейных напитков.
спасибо :)

хаха, кофе не портится ;))
Фотоисторию вспомнила.
я щас тоже посмотрела ;)
спасибо )