Комментарий (6)

Какие игрушки! Каждое животное со своим характером!
Как приятно смотреть на них!!! С удовольствием рассматривала! Больше спасибо за приятный материал!
Спасибо! Очень интересно!
Замечательные игрушки.
Спасибо что показали.
  • avatar
  • weta
  • 0
Фотографии интересные, но истории немного не хватает, добавлю если не против.
С приходом Советской власти празднование нового года упразднили и вновь начали отмечать в 1935 году.
Весь материал можно прочитать здесь:https://bobruisk.ru/news/2016/12/29/novyj-god-pered-voinoi#

В 1935 году кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б) П.П. Постышев неожиданно стал инициатором возрождения в СССР главной новогодней традиции. До этого елка была изгнана из быта, так как считалась символом христианского Рождества. Но на одном из заседаний Политбюро Постышев вдруг вспомнил о новогодних детских торжествах в Сокольниках в 1918 году, в которых участвовали В.И. Ленин и Н.К. Крупская. После этого в декабре 1935 года в «Правде» была опубликована заметка, сообщившая следующее: «В дореволюционное время буржуазия и чиновники всегда устраивали на Новый год своим детям елку… Почему у нас школы, детские дома, ясли, пионерские клубы, дворцы пионеров лишают этого прекрасного удовольствия ребятишек трудящихся Советской страны? Какие-то, не иначе как «левые» загибщики ославили это детское развлечение как буржуазную затею».
Уже на другой день после этой публикации по всем городам Советского Союза начали работать елочные базары, где граждане по низким ценам могли приобрести пушистую красавицу к новогоднему празднику. А художник Борис Ефимов даже изобразил Постышева в облике Деда Мороза, несущего в виде подарков новогодние елочки. Широким потоком со страниц газет, журналов, брошюр хлынули методические рекомендации, сценарии, стихи и песни для лучшего проведения праздника.
К праздничной теме обращались лучшие поэтические силы тех лет.
«Здравствуй, праздник новогодний,
Праздник елки и зимы,
Всех друзей своих сегодня
Позовем на елку мы!»
– писал известный поэт Василий Лебедев-Кумач.
Поэт Сергей Михалков написал новогоднее стихотворение, которое вошло затем во все детские хрестоматии:
Новый год! Над мирным краем
Бьют часы двенадцать раз…
Новый год в Кремле встречая,
Сталин думает о нас.
Он желает нам удачи
и здоровья в Новый год,
Чтоб сильнее и богаче
Становился наш народ.
Чтобы взрослые и дети –
Нашей Родины сыны –
Жили лучше всех на свете
И не ведали войны.
Наш песняр Янка Купала тоже не остался в стороне:
«…Лететь бы над морем к востоку
В большом самолете твоем,
Лететь бы высоко, далеко
И птицей кружить над Кремлем.
И там сквозь небесные дали
Вскричать над землей и людьми:
– День добрый, товарищ наш Сталин,

Поклон с самолета прими!».

А песни какие пели! Конечно, «В лесу родилась елочка…». А еще: «И теперь весь вечер будем петь, играть. Белочку о елочке просим не скучать», «Вперевалочку идет косолапый Мишка, он в подарок мед принес и большую шишку», «Встретим праздник песнями о детстве золотом. Жить нам все чудеснее, все лучше с каждым днем».

Пожелания были злободневные, под стать времени:
– Ты будешь счастлив, будешь горд,
Поставишь мировой рекорд.
Будешь иметь к лету
«Отлично» по всем предметам.
– Ждать лета недолго,
Поедешь по каналу Москва – Волга.
Как дважды два четыре,
Ты самый счастливый в мире.
– И в шутку и всерьез,
Не задирай очень нос.
Помни, что всякий
Может быть Коккинаки.

В 1939 году советская почта выпустила первые новогодние открытки, на которых были изображены Дед Мороз и Снегурочка, конькобежцы и медведи, октябрята и пионеры. На оборотной их стороне, в виде открытого письма, родные, друзья и знакомые стали поздравлять друг друга с Новым годом и новым счастьем.

Можно и сегодня поучиться кое-чему.
Если согласиться с утверждением, что многое новое – это хорошо забытое старое, то есть чему поучиться у довоенных организаторов елок. Например, в Бобруйске она тоже устанавливалась на открытом катке. В снежных валах, окружавших место проведения праздника, устраивались гроты, пещеры, подсвеченные изнутри фонарями и свечами. Вокруг работали буфеты, теплушки для обогрева, пункты проката коньков и лыж. На льду разворачивался настоящий бал-маскарад.
В одной из брошюр 1939 года отмечалось: «Праздник новогодней елки связан с бодрящим сезоном нашей чудесной зимы и ее сказочной красотой». В ней справедливо подчеркивалось, что «нередко у нас перегружают елку большим количеством выступлений, изготовляют много сложных костюмов из желания провести праздник исключительно эффектно, пышно. Такой перегрузки следует всячески избегать как при подготовке, так и во время проведения елки, иначе вместо радости может получиться лишь утомление…».

Вопреки расхожему мнению о бедности ассортимента елочных украшений до войны приведу данные из газетного объявления в канун Нового 1939 года: «Моспосылгосторг высылает почтой колхозам, совхозам, школам и другим организациям. А также отдельным гражданам наборы елочных украшений. Цена набора № 1 – 50 руб.; № 2 – 100 руб.; № 3 – 250 руб…». В комплекты входили как картонажные изделия, так и стеклянные, «изделия из ваты огнеустойчивые, пропитанные химическим составом», а также «золотые» орехи и шишки, «серебряные» звери и рыбки, слюдяной снег, блестки, мишура и другое. В наборах соблюдались пропорции картонных, стеклянных и металлических игрушек. Но отличались они между собой, конечно, количеством хлопушек, бус, шаров, бомбоньерок, корзинок, самолетиков и парашютистов, тракторов и полярников. Отличительным признаком различных наборов был рост Деда Мороза – под № 3, например, шел главный символ Нового года высотой в 45 сантиметров.

Но и поесть за новогодним столом любили
25 сентября 1935 года было опубликовано постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О снижении цен на хлеб и отмене карточной системы на мясо, рыбу, сахар, жиры и картофель», означавшее ликвидацию с 1 октября 1935 года карточек на продовольственные товары.
Однако, поскольку количество товаров не увеличилось, то при фиксированных ценах эта система продолжала существовать в скрытой форме. Прежде всего, это проявлялось в установке норм продажи «в одни руки» (на одного человека). Так, в 1940 году, спустя 5 лет после отмены карточек, всесоюзные нормы в открытой торговле были таковы: по 1 килограмму хлеба, крупы, рыбы, молока, овощей. По 500 граммов продавали колбасы и мяса. По 200 граммов масла. Но не всегда и не везде эти продукты наличествовали в продаже.
Тем не менее, и до войны было что прикупить, особенно в столицах СССР и союзных республик. Все упиралось лишь в денежную наличность. Разнообразие же прейскурантов в конце 1930-х просто поражает воображение. Пройдемся по милому любому мужскому сердцу колбасно-мясному изобилию. Немало предлагалось хорошо известных и сегодня продуктов, среди которых классические вареные колбасы «Любительская», «Отдельная», «Чайная», «Докторская», полукопченые и копченые – «Краковская», «Московская», «Брауншвейгская», различные наименования сервелатов, салями, рулетов, карбоната, буженины, зильцев, которые сегодня стали зельцами. Однако в витринах магазинов были и изделия, о которых сегодня не прочтешь и в самых перспективных бизнес-планах наших мясокомбинатов.
Напрочь отсутствует на прилавках нынче категория фаршированных колбасных изделий. А до войны продавались, например, кроме понятной нам «Языковой» еще «Слоеная», «Глазированная», «Прессовая» и другие. Причем по цене они были сопоставимы с полукопчеными «Охотничьими» сосисками, но стоили дешевле копченых колбас. Беспрецедентна огромная линейка выпускавшихся тогда заливных в бумажных стаканчиках и стеклянных вазочках – из хвостов и голов свиней, из говяжьих рубцов и губ, из свиных ножек и мяса голов крупного рогатого скота.
Даже не верится, что игрушки из ваты!
Особенно коза поразила своим выражением лица — что-то замышляет :)
Спасибо, Алла, за подборку :)!