Людмила

Цветы шиповника. Часть 13. Полина

Стояло пасмурное петербургское лето. Столбик термометра редко поднимался выше пятнадцати градусов. На работе все было относительно спокойно. Татьяну Петровну торжественно проводили на пенсию. Вокруг кандидатов на ее должность ходили разные слухи. Лера молчала. Ничего, мол, не знаю, и все. Она действительно ничего не знала. После вручения дипломов ее подруга укатила с Володей на море. Общались они только через соцсети. И то Маша делилась эмоциями от путешествия. Обсуждать работу на отдыхе – это глупо.

В офисе пополнение. Поскольку вопрос с Машей оставался открытым, Кактус взял на испытательный срок новую сотрудницу, голубоглазую хохотушку Полину, совсем молоденькую. Она была старательной и очень хотела понравиться, потому с небывалым рвением хваталась за любое дело.

Отведав Лериных пирожков, Полина тоже решила блеснуть кулинарным талантом, а потом со смехом рассказывала, как у нее все подгорело. Узнав, что девочки ходили в спортзал, записалась тоже, после чего еле-еле бочком спускалась по лестнице и стенала, как у нее все тело болит. Коллеги беззлобно посмеивались и по мере сил помогали новенькой.

– Девочки, мне сегодня Михаил Андреевич велел кипу документов подготовить, вдруг не справлюсь? – испуганно хлопала она глазами.
— Образец заполнения в одноименной папке на рабочем столе. Главное – по сто раз перепроверь, особенно, если у клиента фамилия трудная. Прям каждую буковку, как в школе. Поначалу Кактус станет тебя проверять, потом отстанет.

– Он довольно симпатичный. Может, я ему понравлюсь, – кокетливо улыбнулась Полина, поправляя волосы. Сегодня она была в обтягивающем платье выше колен, на лице – вечерний макияж. Весьма странный выбор для летнего утра. Юля с Наташей обменялись быстрыми взглядами, но не стали обнадеживать девочку.

– Как Маша? – спросила Наташа у Леры.
– Загорелая, довольная. Всем привет передает.
– А правда, что ее вместо Татьяны Петровны берут?
– Не знаю. Она молчит как партизан. Сказала, что примет решение, когда вернется.

– Доброе утро! – в комнату отдыха заглянул Кактус. – Какие умнички, трудятся в поте лица.
По случаю теплой погоды он облачился в светлые брюки и рубашку–поло. А самое необычное – он был в хорошем настроении и даже улыбался.
При виде начальника Полина заулыбалась так, словно только что выиграла ценный приз.

– Полиночка, сделайте кофе. Без сахара и с лимоном.
– С ума сойти! – вздохнула Юля, когда он удалился.

– А может, наша Полина на него благотворно влияет?
– Не обольщайся. На самом деле он вампир и пьет кровь молодых менеджеров, – вставила Наташа.
Под «остроумные» предположения Полина нахимичила чего-то в чашку и походкой от бедра понесла Кактусу.

– Зачем вы ее подкалываете? – спросила Лера, едва за Полиной затворилась дверь.
– Не видишь, как девчонка старается? Ресницы вон до самых бровей нарастила. Хлоп–хлоп как птичка крыльями. Того и гляди, улетит. И все для него, родимого! – засмеялась Юля.

Вслед за тем раздался душераздирающий вопль, и в комнату отдыха влетела наша птичка, а вслед за ней разъяренный начальник.
– У вас что, проблемы с русским языком? Я что попросил сделать? – кипятился он.
– Кофе. Так я и принесла.
– Какой… кофе… я просил?
– С лимоном. – Полина хлопала глазами, отчаянно не понимая, почему Кактуса так разбирает.
– Прекрасно. А дальше?
– Ну… без сахара.
– Так объясните мне, почему в моем кофе сахара минимум четыре ложки, если я просил без оного?
– Я подумала… так вкуснее…
– Подумала она! Пейте такую гадость сами! – он демонстративно вылил кофе, а потом с такой силой швырнул чашку в мойку, что она разлетелась на мелкие части.



– Псих какой-то, – растерянно прошептала Полина, когда он унесся к себе, на прощание от души хлопнув дверью.

– Не переживай. – Лера достала чашку, заварила новую порцию кофе и бесшумно поставила на стол перед Михаилом Андреевичем. Потом взяла тряпку и аккуратно собрала осколки.
– Ты так спокойна. Неужели он тебя не обижает?
– Мой бывший муж орал по поводу и без. У меня сразу стоп–сигнал включается, я просто перестаю реагировать на вопли. А про чашку не беспокойтесь, у меня такая же дома стоит. Завтра принесу, он и не вспомнит.
– Я не могу! Я не выдержу целую неделю с таким ужасным грубым человеком! – заныла Полина. – Хоть увольняйся.
– Давай так, сидишь тихо, в разговоры не вступаешь. Как будет возможность, сразу ко мне. Станет совсем тяжко, я тебя подменю, – предложила Юля.

День тянулся бесконечно долго. Нет ничего хуже, чем изображать бурную деятельность при ее отсутствии. Лера и второй администратор Лена разобрали все полки и навели порядок во всех ящиках, заняться стало нечем. К ним то и дело выбегала Полина, используя любую возможность улизнуть от бдительного ока.


– Полина, зайдите в кабинет. – К ним подошел хмурый Кактус.
Лена тут же прикрыла журнал папкой с принялась изображать бурную деятельность.

– Иду. Я уточняла информацию, – надулась она.
– А теперь вернитесь на свое место и посмотрите, что вы в последней графе написали.
– А что такого?
– Ничего. Я вам словарь на 8 марта подарю.
– А я вам – книжку «Основы этикета», – пробурчала Полина, но Кактус, к сожалению, услышал.

– Что вы сказали?
– Ничего. Достали уже!.. Что вы ко мне цепляетесь? Я на испытательном сроке, ясно? Я стажер. Вы не можете с меня требовать.

– Вы больше не стажер. С завтрашнего дня можете не выходить, – ледяным тоном ответил Кактус.
– Ну и отлично! Найду работу получше, где меня ценить станут.

– Всего хорошего, – бросил Кактус на прощание. – Девчонки, выручайте! Через неделю проверка, а в документации — конь не валялся. Один я точно вперед ногами вас покину.
– Маша в отпуске, я одна! – поспешно сказала Наташа.
– Двойной оклад.
– А за меня кто работать будет?

– Вот так и выясняется, кто самый незаменимый сотрудник… был, – хмыкнула Юля.
– Что ж, значит, Валерия.
– Но я в этом ничего не понимаю – заикнулась было та.
– Печатать умеете?.. По крайней мере, хоть ошибок не наставите. Итак, выходите завтра с десяти до восемнадцати. Думаю, за час я успею ввести вас в курс дела.

– Михаил Андреевич, вы это серьезно?
– Серьезней не бывает.
– Но как же…
– Не обсуждается! Итак, завтра в десять, не опаздывать. – Он лихо развернулся и мгновенно исчез.

– Ну дела! – вздохнула Лера, без сил падая в глубокое кресло.
– Накапать тебе что-нибудь от нервов? – заботливо спросила Юля.
– Яду. Быстродействующего.
– Не могу. Иначе самой за тебя отрабатывать придется.
– У меня есть классная вещь. Настойка трав, мне всегда помогает, если Кактус доведет, – предложила Наташа.
– Давай ты мне свои капли завтра с десяти до восемнадцати наливать будешь, – невесело улыбнулась Лера. Мысль сидеть весь день под неусыпным контролем Михаила Андреевича совсем не радовала.

– Ты же сама говорила, что у тебя какие-то стоп–сигналы включаются, – напомнила Юля.
– А вдруг не включатся?
– Вдруг бывает только сама знаешь что. Не дрейфь, прорвемся.
  • Егор и Ирина

    Ямогу: Здравствуйте дорогие друзья. Спасибо, что посетили мою страничку.

  • Iri-Selena

    Ямогу: Здравствуйте! Меня зовут Ирина. Я делаю мебель на заказ в масштабах 1:144, 1:12, 1:6, 1:4, 1:3 и самые разные аксессуары для кукол.

Обсуждение (13)

Очень понравилось, с нетерпением жду продолжения!
Спасибо большое, для меня очень важно ваше мнение.
Ах ты ж… кактус  Ну за удачу
С таким начальником подсядешь на пустырничек!
Боюсь, понадобится что-то покрепче))))
Что-то изменится…
Надеюсь.
И пусть чашку не забудет — авось и подобреет.
Полина поняла про правильные фамилии в документах, а на кофе логики уже не хватило… Отважная натура, осознанно положила сахар! Правда, не продумала этот момент до конца :) Пришлось сильно напрячь фантазию, чтобы вообразить Водянову хохотушкой
Шеф бушует, зато девушкам нескучно жить.
«Пришлось сильно напрячь фантазию, чтобы вообразить Водянову хохотушкой»

Она сменила амплуа, чтобы понравиться Михаилу)))))))
Возможно, хоть такой-то будет прок от криков Лериного мужа (имею ввиду приобретённый иммунитет).
У меня у самой аж рука за валерьянкой потянулась — на рабочем столе стоит))))))))))))) (причем она у нас общая — для тех, кто с замом пообщался)))
А от нашего методиста валерьянкой не спастись. Пожалуй, только осиновый кол поможет. )))))
А я и не помню, чтобы Лерин бывший муж кричал. Он был вечно недоволен и изливал свое презрение в издевательской манере, без крика. В основном. Так и хотелось ему вмазать лопатой по горбу.
А на Михаила можно только смотреть, открыв рот, и потом как после бури хлопать глазами и радоваться что это прошло и все живы.